obrzek domeku-home logo-FB


Obsah

СТАЛИНСКИЙ ГЕНОЦИД И ЭТНОЦИД КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА

Дагджи Т.Ш.

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Есть преступления, которые навеки вписываются в мировую историю. Это холокост, это голодомор в Украине и, конечно же, сталинская депортация сотен тысяч людей по этническим мотивам. Существует немало версий о причинах выселения крымских татар со своей исконной территории — крымского полуострова в степи Средней Азии, в Сибирь и на Урал. По всей вероятности для коммунистического режима это была многоплановая намеренная акция: тут и негативное отношение к инородцам, и исторические обиды за унижения, которое Россия переносила в период Крымского ханства, и тайные военные планы, связанные с геополитическим положением Крыма. Как бы то ни было, крымские татары были не просто выселены. Они подверглись предумышленному созданию для них таких жизненных условий, которые были рассчитаны на полное или частичное физическое и моральное уничтожение народа с тем, чтобы о них забыл мир, а сами они забыли, к какому роду-племени принадлежат и ни в коем случае не помышляли о возвращении в родные края. Это и есть геноцид.

По моей инициативе в 2005 году на IV сессии IV Курултая крымскотатарского народа был поставлен вопрос о геноциде. Курултай признал сталинскую депортацию геноцидом и создал комиссию, в задачу которой входит подготовка соответствующих материалов. Пакет готовых документов будет передан Верховной Раде Украины, а также парламентам других стран и международным организациям с просьбой признать сталинскую депортацию крымских татар геноцидом. Известно, что Совет Европы признал сталинскую депортацию чеченцев геноцидом. Между тем, крымские татары находились в бесправном положении, в местах депортации почти на 35 лет дольше, чем чеченцы, что негативно сказалось на сохранении их языка, национальной культуры и прочее. В этом немалая вина и коммунистического руководства Украины.

Идея создания сборника документов, доступного для любого читателя, родилась после того как я понял, что не только мировая общественность, но и новое поколение нашего народа очень смутно представляет, какую трагедию пережили крымские татары, каким чудом выжил этот народ, обреченный властями на полное исчезновение. Рассекреченные документы, а в этом сборнике только малая толика из них, показывают, как готовилось, как реализовывалось это преступление. Я не ставил перед собой задачу показать, как народ боролся за свои права, с каким трудом удалось ему вернуться на Родину. Об этом написано уже немало.

К сожалению, международные организации не разработали рекомендации по составлению пакета документов для признания геноцида, тех или иных противоправных действий совершаемых с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую. Одним покажется, что приведенные в данном сборнике документы и факты вполне достаточны для признания геноцида, другие потребуют дополнительных доказательств. А их предостаточно. Надеюсь, что этот сборник документов заставит обратить внимание украинских политиков, международную общественность на эту проблему. Если кому-то покажется, что доказательств геноцида крымскотатарского народа в этом сборнике недостаточно, можно предоставить дополнительные материалы. Они есть в Меджлисе, у общественных организаций, да и в каждой крымскотатарской семье.

Здравомыслящая часть крымскотатарского народа должна понимать, что скорейшее признание сталинской депортации геноцидом и целенаправленным этноцидом даст гарантии для нашего самосохранения. Из тех немногих рассекреченных документов, (а их в открытой печати уже немало), которые приведены в этом сборнике, вырисовывается ясная картина соучастия в этом преступлении коммунистической партии Украины. В ходе перестройки, в результате борьбы народа за свои права и по инициативе Горбачева, Советская власть признала свои ошибки и реабилитировала всех депортированных. Ельцин в одном из своих указов назвал депортацию народов, со свойственной ему прямотой, геноцидом. Украина же, став свободной и независимой, особенно не изменила своего отношения^ крымским татарам. Причина - с первых дней во власти были те же люди, которые работали раньше в ЦК КП Украины. Отдельные молодые политики с сочувствием относятся к проблемам крымских татар. Однако, рецидивы старой болезни, которая называется татарофобией, еще повторяются и сегодня. Яркое тому подтверждение — разработка депутатом Украинской Рады Р. Бессмертным концепции об ассимиляции крымских татар, а также поручение Президента Украины В.Ющенко председателю Совета Министров Крыма Бурдюгову «аккуратно ассимилировать крымских татар». Настораживает и его высказывание перед выборами в 2007 году о том, что его целью является создание государства, в котором была бы одна нация, с одним государственным языком и одной верой.

Признание сталинской депортации геноцидом должно, по идее, кардинально изменить сознание украинских политиков, сделать их толерантнее и заставить с большим внимание и сочувствием относится к проблемам коренного народа Крыма, начавшему свое возрождение. Это коснется не только крымских татар. Власти должны будут понять, что ни один народ, живущий в этой стране, не хочет потерять своей идентичности, своего языка и культуры. Игнорирование этих фундаментальных истин может привести Украину к печальным последствиям.

Вот почему борьба народа за свои права, пусть пока слабая, не такая всенародная, какой была раньше, продолжается. А слабая он потому, что мы не определили четкие цели, понятные массам народа. Теперь они у нас есть. Ее основой является недавно принятая «Декларация о правах коренных народов», согласно которой крымские татары имеют право на свою автономию и могут распоряжаться всеми богатыми ресурсами этого края. Такая автономия, пусть даже в будущем, умерит аппетиты заезжих олигархов, который уже прихватили в Крыму все, что возможно. «Декларация о правах коренных народов» открывает огромные перспективы для самостоятельного развития Крыма в рамках украинского государства. От этого выиграют все народы, живущие в Крыму.

На наше счастье Украина, выбрала демократический путь развития. Это открывает перед всеми нами огромные возможности для защиты своих прав и свобод. И если сегодняшняя власть очень смутно представляет, что такое настоящая демократия, то по дороге в Европу вынуждена будет учиться принимать цивилизованные решения, не противоречащие международным стандартам.

Публикуя рассекреченные документы, подтверждающие геноцид крымскотатарского народа я хочу, чтобы, нынешнее и будущие поколения, не забывали того ужаса, той трагедии, через которые прошел наш народ. Эти документы ясно показывают, что в трагедии народов, в том числе и крымскотатарского, подвергшихся геноциду, виноваты власть имущие. Нельзя в этом обвинять русский, украинский, узбекский и другие народы. Они сами пострадали от сталинских репрессий. Можно привести тысячу фактов, когда простые люди разных национальностей, в самые трудные минуты, протягивали крымским татарам руку помощи. И если кто-то хочет поссорить нас, то это тоже кому-то нужно.

В заключении хочу выразить глубокую признательность всем, кто помог мне в составлении и издании этого сборника. Прежде всего, доктору наук, историку Валерию Возгрину, ветерану национального движения Руслану Эминову, члену «Милли Фирка» Решату Камилову и, конечно же, спонсорам, которые помогли издать этот сборник.

Тимур ДАГДЖИ,

ветеран национального движения крымскотатарского народа


Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея А/RЕS/260 А (III)

Третья сессия

Резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей

260 А (III). Утверждение Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него, и текст этой конвенции

Генеральная Ассамблея

утверждает прилагаемую Конвенцию по предупреждению и наказанию преступления геноцида и предлагает ее для подписания и ратификации или присоединения в соответствии со статьей XI.

179-е пленарное заседание,

9 декабря 1948 года


ПРИЛОЖЕНИЕ

ТЕКСТ КОНВЕНЦИИ

Договаривающиеся стороны, принимая во внимание, что Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций в своей резолюции 96 (I) от 11 декабря 1946 года объявила, что геноцид является преступлением, нарушающим нормы международного права и противоречащим духу и целям Организации Объединенных Наций, и что цивилизованный мир осуждает его,

признавая, что на протяжении всей истории геноцид приносил большие потери человечеству, и

будучи убежденными, что для избавления человечества от этого отвратительного бедствия необходимо международное сотрудничество,

соглашаются, как это предусмотрено ниже:

Статья I

Договаривающиеся стороны подтверждают, что геноцид независимо от того, совершается ли он в мирное или военное время, является преступлением, которое нарушает нормы международного права и против которого они обязуются принимать меры предупреждения и карать за его совершение.

Статья II

В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью, или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

a) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

c) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

с1) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

е) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Статья III

Наказуемы следующие деяния:

a) геноцид;

b) заговор с целью совершения геноцида;

c) прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида;

d) покушение на совершение геноцида;

е) соучастие в геноциде.

Статья IV

Лица, совершающие геноцид или какие-либо другие из перечисленных в статье III деяний, подлежат наказанию, независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами.

Статья V

Для введения в силу положений настоящей Конвенции договаривающиеся стороны обязуются провести необходимое законодательство, каждая в соответствии со своей конституционной процедурой, и, в частности, предусмотреть эффективные меры наказания лиц, виновных в совершении геноцида или других упомянутых в статье III преступлений.

Статья VI

Лица, обвиняемые в совершении геноцида или других перечисленных в статье III деянии, должны быть судимы компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или таким международным уголовным судом, который может иметь юрисдикцию в отношении сторон настоящей Конвенции, признавших юрисдикцию такого суда.

Статья VII

В отношении выдачи виновных, геноцид и другие, перечисленные в статье III деяния не рассматриваются как политические преступления.

В таких случаях договаривающиеся стороны обязуются осуществлять выдачу в соответствии со своим законодательством и действующими договорами.

Статья VIII

Каждый участник настоящей Конвенции может обратиться к соответствующему органу Объединенных Наций, с требованием принять, в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций, все необходимые, по его мнению, меры в целях предупреждения и пресечения актов геноцида или одного из других перечисленных в статье III деяний.

Статья IX

Споры между договаривающимися сторонами по вопросам толкования, применения или выполнения настоящей Конвенции, включая споры относительно ответственности того или другого государства за совершение геноцида или одного из других перечисленных в статье III деяний, передаются на рассмотрение Международного Суда по требованию любой из сторон в споре.

Статья X

Настоящая Конвенция, английский, китайский, испанский, французский и русский тексты которой являются равно аутентичными, датируется 9 декабря 1948 года.

Статья XI

Настоящая Конвенция будет открыта для подписания ее до 31 декабря 1949 года от имени любого члена Организации Объединению Наций и любого не состоящего членом Организации государства, получившего приглашение Генеральной Ассамблеи подписать Конвенцию.

Настоящая Конвенция подлежит ратификации, и акты о ратификации депонируются у Генерального Секретаря Организации Объединенных Наций.

Начиная с 1 января 1950 года, к настоящей Конвенции могут присоединиться любой член Организации Объединенных Наций и любое не состоящее членом этой Организации государство, получившее вышеозначенное приглашение.

Акты о присоединении депонируются у Генерального Секретаря Организации Объединенных Наций.

Статья XII

Любая из договаривающихся сторон может в любое время путем извещения на имя Генерального Секретаря Организации Объединенных Наций распространить применение настоящей Конвенции на все или некоторые территории, за ведение внешних отношений которых она ответственна.

Статья XIII

В день, когда у Генерального Секретаря будут депонированы первые двадцать актов о ратификации или присоединении, Генеральный Секретарь заготовляет Протокол, который в копиях препровождается всем государствам — членам Организации Объединенных Наций и всем не состоящим членами Организации государствам, предусмотренным в статье XI.

Настоящая Конвенция вступает в силу на девяностый день, считая со дня депонирования двадцатого акта о ратификации или присоединении.

Акты о ратификации и присоединении, полученные после вступления в силу настоящей Конвенции, вступают в действие на девяностый день, считая со дня их депонирования у Генерального Секретаря Организации Объединенных Наций.

Статья XIV

Настоящая Конвенция действительна в течение десяти лет, начиная со дня вступления ее в силу.

Она остается в силе на последующие пятилетия в отношении тех договаривающихся сторон, которые не денонсируют ее по меньшей мере за шесть месяцев до истечения соответствующего срока ее действия.

Денонсация производится путем письменного уведомления на имя Генерального Секретаря Организации Объединенных Наций.

Статья XV

Если в результате денонсации число участников настоящей Конвенции станет менее шестнадцати, Конвенция прекращает свое действие в день вступления в силу последней денонсации.

Статья XVI

Требование о пересмотре настоящей Конвенции может быть представлено в любое время любой из договаривающихся сторон путем письменного сообщения на имя Генерального Секретаря. Генеральная Ассамблея решает о том, какие меры необходимо принять в отношении такого требования, если она признает необходимым принятие каких-либо мер.

Статья XVII

Генеральный Секретарь Организации Объединенных Наций извещает всех членов Организации Объединенных Наций и не состоящие членами Организации государства, предусмотренные в статье XI:

a) о всех актах о подписании, ратификации и присоединении, полученных в соответствии со статьей XI;

b) о всех заявлениях, полученных в соответствии со статьей XII;

c) о дне вступления в силу настоящей Конвенции в соответствии со статьей XIII;

d) о денонсациях, полученных в соответствии со статьей XIV;

е) об отмене Конвенции в соответствии со статьей XV; о заявлениях, полученных в соответствии со статьей XVI.

Статья XVIII

Подлинник настоящей Конвенции депонируется в архив Организации Объединенных Наций.

Заверенные копии Конвенции рассылаются всем членам Организации Объединенных Наций и не состоящим членами Организации государствам, предусмотренным в статье XI.

Статья XIX

Настоящая Конвенция регистрируется Генеральным Секретарем Организации Объединенных Наций в день вступления ее в силу.


1. Депортация

ПРИКАЗ

Народного комиссара внутренних дел Союза ССР и народного комиссара государственной безопасности

13 апреля 1944 г. г. Москва №00419/00137

«О мерах по очистке территории Крымской АССР от антисоветских элементов»

В связи с предстоящим освобождением Крымской АССР от немецко-фашистских захватчиков приказываем:

1. Наркому внутренних дел Крымской АССР тов. Сергиенко и Наркому Государственной безопасности Крымской АССР тов. Фокину по мере продвижения частей Красной Армии в Крыму немедленно организовать на освободившейся территории органы НКВД и НКГБ для проведения оперативно-чекистской работы. …<…>

4. Для обеспечения секторов оперативным составом тт. Обручникову, Свинелупову командировать в НКВД и НКГБ Крымской АССР 5000 человек, из них 3000 сотрудников НКВД и 2000 сотрудников НКГБ. Сроки пребывания в место определить дополнительно. Тт. Обручникову и Свинелупову в течение 10 дней доукомплектовать штаты НКВД и НКГБ Крымской АССР, доведя численность НКВД до 2000 чел и НКГБ до 1000 чел.

5. Для обеспечения операции войскам выделить 20.000 человек внутренних войск НКВД. В этих целях тов. Аиполонову, кроме имеющихся в настоящее время в распоряжении НКВД Крымской АССР 40, 137, 290 и 298 стрелковых полков 4-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД, 423 и 95 пограничных полков пограничных войск НКВД общей численностью 7000 чел. — направить в распоряжение НКВД КрАССР следующие воинские части: 25 стрелковый полк из Кутаиси, 170-й стрелковый полк из Нальчика, 144-й отдельный стрелковый батальон с отдельной снайперской ротой из Еревана, 2 батальона 211 стрелкового полка из Ростова, 36-й мотострелковый полк с отдельным стрелковым батальоном из Баку, 221 и 224 стрелковые батальоны из состава Украинского округа, 1.2. и 10 мотострелковые полки 1-й мотострелковой дивизии из Москвы.

Сосредоточение войск на месте произвести по дополнительному распоряжению.

6. Выполнение настоящего приказа возложить на зам-наркома Госбезопасности СССР тов. Кобулова, зам. Наркома Внутренних дел Крымской АССР — тов. Сергиенко и наркома Госбезопасности Крымской АССР - тов. Фокина.

Тт. Кобулову, Серову выехать на место и о проводимой в соответствии с настоящим приказом работе докладывать НКВД СССР.

Нарком Внутренних дел СССР. Генеральный комиссар Госбезопасности Л. Берия Народный комиссар Госбезопасности 1 ранга В.Меркулов.

Опубликовано: Брошеван В.М., Тыглянц П.К. Изгнание и возвращение. Симферополь. Таврида. 1994. С.121-122. + «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.

НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР

Товарищу Берии Л. П. 7 мая 1944 г.

Подготовительную работу по операции считали возможным закончить к 18-20 мая, а всю операцию к 25 мая.

Для обеспечения настоящей операции считаем необходимым:

1) выделить в наше распоряжение 2000 грузовиков, 1500 т автобензина, приблизительно к 15 мая;

2) для обеспечения приема имущества спецконтингента командировать представителей хозяйственных органов Наркомзема, Наркомзага, Наркоммясомолпрома, Наркомпищепрома <…>

3) разрешить выселить 330 человек немцев, австрийцев, венгров, румын, итальянцев, проживающих в Крыму, а также до 1000 проституток, проживающих на курортах и городах Черноморского побережья.

Б. Кобулов, И. Серов* г. Симферополь

Источник: ГАРФ. Ф. Р.-9401.0П. 1.Д. 2191. Л. 36-37

Опубликовано: Бугай Н. Ф. «Депортация народов Крыма», Москва, «Инсан». 2002. Стр. 84. + «Депортоваш кримсш татари, болгари, в1рмени, греки, шмщ» Издательство «Музична Украша» 01004. Киев.

* Комиссары Богдан Кобулов и Иван Серов руководили по указанию наркома внутренних дел Союза ССРЛ. Берии переселением народов с территории Крымской АССР.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ

Товарищу Сталину 10 мая 1944 года

Органами НКВД и НКГБ проводится в Крыму работа по выявлению и изъятию агентуры противника, изменников Родины, пособников немецко-фашистских оккупантов и другого антисоветского элемента.

По состоянию на 7 мая с. Г. Арестовано таких лиц 5381 чел.

Изъято незаконно хранящегося населением оружия: 5995 винтовок, 337 пулеметов, 250 автоматов, 31 1 миномет и большое количество гранат и винтовочных патронов…

Из частей Красной Армии в 1944 г. дезертировали свыше 20 тыс. татар, которые изменили Родине, перешли на службу к немцам и с оружием в руках боролись против Красной Армии…

Учитывая предательские действия крымских татар против советского народа, и исходя из нежелательности дальнейшего проживания Крымских татар на пограничной окраине Советского Союза, НКВД СССР вносит на Ваше рассмотрение проект решения Государственного Комитета Обороны о выселении всех татар с территории Крыма.

Считаем целесообразным, расселить крымских татар в качестве спецпоселенцев в районах Узбекской ССР для использования на работах как в сельском хозяйстве — колхозах, совхозах, так и в промышленности и на строительстве.

Вопрос о расселении татар в Узбекской ССР согласован с секретарем ЦК КП (б) Узбекистана т. Юсуповым.

По предварительным данным, в настоящее время в Крыму насчитывается 140-160 тыс. татарского населения. Операция по выселению будет начата 20—21 мая и закончена 1-го июня. Представляю при этом проект постановления Государственного Комитета Обороны, прошу Вашего разрешения.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

10 мая 1944 г.

Источник: Журнал «История СССР» - 1991. - № 1.

Опубликовано: Зінченко Ю. І. Кримські татари. Історичний нарис. Головна спеціалізованна редакція літератури мовами національних меншин України. Київ, 1998. Арк. 134-135 + «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Україна» 01004. Київ.

КОММЕНТАРИЙ:

В данном письме на имя Сталина приводится цифра 5381. Это так называемые шпионы, изменники родины и пособники фашистским оккупантам. Людей арестовывали по подозрению и особых доказательств не требовалось. Сколько из этих людей было русских, украинцев, крымских татар и представителей других национальностей не указывается. Что касается отнятого оружия, то по свидетельству бывшего секретаря Ялтинского райкома партии, комиссара Северного соединения партизан Крыма Мустафы Селимова, это было оружие, сданное партизанами.

Чтобы оправдать свою преступную деятельность в отношении целого народа, одним из пунктов в серии вымышленных фактов приводится цифра 20 тысяч. Столько якобы было дезертиров среди крымских татар. Ниже приведенная официальная таблица убедительно опровергает эти измышления. Из числа мобилизованных из Крыма было задержано за первые три года войны всего 479 человек. Среди них были не только крымские татары. А вот призванных в армию из органов НКВД насчитывалось 484 478 человек.


Справка о численности дезертиров из Красной Армии за три года Великой Отечественной войны

Наименование района Задержаны дезертиры за 2 пол. 1941 г Явились с повинной Задержаны дезертиры
За 1942 г. За 1943 г За 1944г Всего за 3 года
Северный Кавказ 12365 3703 9007 20249 7741 49362
Краснодарский край 6892 654 4939 7541 4399 23771
Кабардинская АССР 336 296 354 1199 32 1927
Грозненская обл. 550 970 1796 1527 496 4491
Ставропольский край 1047 880 996 7185 40 10546
Северо-Осетинская АССР 2585 292 346 1204 231 4366
Закавказье 2936 1141 8257 14401 4100 29940
Азербайджанская ССР 1804 472 5641 5923 1696 15084
Армянская ССР - - 866 1354 300 2520
Грузинская ССР 1132 669 1750 7124 2350 12356
Средняя Азия 1572 663 9460 24186 6762 41980
Центральные области в том числе: 186837 873 61609 74182 68434 391062
Белорусская СХГР - - - 775 2396 3171
Карело-Финская ССР - - 92 40 4 136
Молдавская ССР - - - - 4398 4398
Украинская ССР 8160 218 - 6339 28201 42700
Башкирская ССР 188 - 940 1247 490 2865
Коми АССР 12 - 30 61 17 120
Крымская АССР - - - - 479 479
Главное управление по охране тыла - - - - 16561 16561
Сибирь и Дальний Восток 4632 96 8622 10030 5558 29042
Бурят-монгольская АССР 40 - 147 281 98 566
Алтайский край 298 10 289 1634 270 2491
Красноярский край 697 4 724 656 503 2580
Особые органы НКВД 469887 - 12574 2017 - 484478
Райисполкомы, органы милиции 32526 - 31183 52847 51243 167799
Итого по СССР 710755 6476 140912 197912 160645 1210224

Сентябрь 1944 г.

Заместитель начальника отделения Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом. Капитан Л.Забоев

Источник: ГАРФ. Ф.Р. - 9478. Оп.І.Д. 137. л 1-2, 15-16. Опубликовано Бугай Н. Ф. «Депортация народов Крыма», Москва, Инсен, 2002, С. 86. + «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Україна» 01004. Київ.


Сов. Секретно

Государственный комитет обороны Постановление ГОКО № 5859 сс

Москва, Кремль 11 мая 1944 года

О КРЫМСКИХ ТАТАРАХ

В период отечественной войны многие крымские татары изменили Родине, дезертировали из частей Красной Армии, обороняющих Крым, и переходили на сторону противника, вступали в сформированные немцами добровольческие татарские воинские части, боровшиеся против Красной Армии; в период оккупации Крыма немецко-фашистскими войсками, участвуя в немецких карательных отрядах, крымские татары особенно отличались своими зверскими расправами по отношению советских партизан, а также помогали немецким оккупантам в деле организации насильственного угона советских граждан в германское рабство и массового истребления советских людей.

Крымские татары активно сотрудничали с немецкими оккупационными властями, участвуя в организованных немецкой разведкой, так называемых, «татарских национальных комитетах» и широко использовались немцами для целей заброски в тыл Красной Армии шпионов и диверсантов. «Татарские национальные комитеты», в которых главную роль играли белогвардейско-татарские эмигранты, при поддержке крымских татар направляли свою деятельность на преследование и притеснение нетатарского населения Крыма и вели работу по подготовке насильственного отторжения Крыма от Советского Союза при помощи германских вооруженных сил.

Учитывая вышеизложенное, Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Всех татар выселить с территории Крыма и поселить их на постоянное жительство в качестве спецпоселенцев в районах Узбекской ССР. Выселение возложить на НКВД СССР (т. Берия) Выселение крымских татар закончить к 1 июня 1944 г.

2. Установить следующий порядок и условия выселения:

а) разрешить спецпереселенцам взять с собой личные вещи, одежду, бытовой инвентарь, посуду и продовольствие в количество до 500 килограммов на семью.

Остающиеся на месте имущество, здания, надворные постройки, мебель и приусадебные земли принимаются местными органами власти; весь продуктивный и молочный скот, а также домашняя птица принимаются Наркоммясомолпромом, вся сельхозпродукция — Наркомзагом СССР, лошади и другой рабочий скот — Наркомземом СССР, племенной скот — Наркомсовхозов СССР.

Приемку скота, зерна, овощей и других видов сельхозпродукции производить с выпиской обменных квитанций на каждый населенный пункт и каждое хозяйство.

Поручить НКВД СССР, Наркомзему, Наркоммясомолпрому, Наркомсовхозу и Наркомзагу СССР к 1 июля с.г. представить в СНК СССР предложения о порядке возврата по обменным квитанциям спецпереселенцам принятого от них скота, домашней птицы и сельскохозяйственной продукции;

б) для организации приема от спецпереселенцев оставленного ими в местах выселения имущества, скота, зерна и сельхозпродукции командировать на место комиссию СНК СССР в составе: председателя комиссии т. Гриценко (заместитель председателя СНК РСФСР) и членов комиссии — т. Крестьянинова (члена коллегии Наркомзема СССР), т. Надьярных (члена коллегии НКМ и МП), т. Пустовалова (члена коллегии Наркомзага СССР), т. Кабанова (заместителя Народного комиссара совхозов СССР), т. Гусева (члена коллегии НК Фина СССР).

Обязать Наркомзем СССР (т. Бенедиктова), Наркомзаг СССР (т. Субботина), НКМ и МП СССР (т. Смирнова), Наркомсовхозов СССР (т. Лобанова) для обеспечения приема от спецпереселенцев скота, зерна и сельхозпродуктов командировать, по согласованию с т. Гриценко, в Крым необходимое количество работников;

в) обязать НКПС (т. Кагановича) организовать перевозку спецпереселенцев из Крыма в Узбекскую ССР, специально сформированными эшелонами по графику, составленному совместно с НКВД СССР. Количество эшелонов, станции погрузки и станции назначения по заявке НКВД СССР.

Расчеты за перевозки произвести по тарифу перевозок заключенных;

г) Наркомздраву СССР (т. Митереву) выделить на каждый эшелон со спецпереселенцами, в сроки по согласованию с НКВД СССР, одного врача и две медсестры с соответствующим запасом медикаментов и обеспечить медицинское и санитарное обслуживание спецпереселенцев в пути;

д) Наркомторгу СССР (т. Любимову) обеспечить все эшелоны со спецпереселенцами ежедневно горячим питанием и кипятком.

Для организации питания спецпереселенцев в пути выделить Наркомторгу продукты в количестве, согласно приложению №1.

3. Обязать секретаря ЦК КП (б) Узбекистана т. Юсупова, председателя СНК УзССР т. Абдурахманова и Народного Комиссара внутренних дел Узбекской ССР т. Кобулова до 1 июня с. г. провести следующие мероприятия по приему и расселению спецпереселенцев:

а) принять и расселить в пределах Узбекской ССР 140-160 тысяч человек спецпереселенцев — татар, направляемых НКВД СССР из Крымской АССР.

Расселение спецпереселенцев произвести в колхозных поселках, существующих колхозах, подсобных сельских хозяйствах предприятий и в заводских поселках для использования в сельском хозяйстве и промышленности;

б) в областях для расселения спецпереселенцев создать комиссии в составе председателя облисполкома, секретаря обкома и начальника УНКВД, возложив на эти комиссии проведение всех мероприятий, связанных с приемом и размещением прибывших спецпереселенцев;

в) в каждом районе вселения спецпереселенцев организовать районные тройки в составе председателя райисполкома, секретаря райкома и начальника РО НКВД, возложив на них подготовку к размещению и организацию приема прибывающих спецпереселенцев;

г) подготовить гуж-автотранспорт для перевозки спецпереселенцев, мобилизовав для этого транспорт любых предприятий и учреждений;

д) обеспечить наделение прибывающих приусадебными участками и оказать помощь в строительстве домов местными стройматериалами;

е) организовать в районах расселения спецпереселенцев спецкомендатуры НКВД, отнеся содержание их за счет сметы НКВД СССР;

ж) ЦК и СНК УзССР к 20 мая с. г. представить в НКВД СССР т. Берия Проект расселения спецпереселенцев по областям и районам с указанием станции разгрузки эшелонов.

4. Обязать Сельхозбанк (т. Кравцова) выдавать спецпереселенцам, направляемым в Узбекскую СССР, в местах их расселения, ссуду на строительство домов и на хозяйственное обзаведение до 5000 рублей на семью с рассрочкой до семи лет.

5. Обязать Наркомзаг СССР (т. Субботина) выделить в распоряжение СНК Узбекской ССР муки, крупы и овощей для выдачи спецпереселенцам, в течение июня-августа с.г. ежемесячно равными количествами, согласно приложения № 2.

Выдачу спецпереселенцам муки, крупы и овощей в течение июня-августа с.г. производить бесплатно в расчет за принятую у них в местах выселения сельхозпродукцию и скот.

6. Обязать НКО (т. Хрулева) передать в течение мая-июня с.г. для усиления автотранспорта войск НКВД, размещенных гарнизонами в районах расселения спецпереселенцев в Узбекской ССР, Казахской ССР и Киргизской ССР, автомашин ♦ Виллис» 100 штук и грузовых 250 штук, вышедших из ремонта.

7. Обязать Главнефтеснаб (т.Широкова) выделить и отгрузить до 20 мая 1944 года. В пункты по указанию НКВД СССР автобензина 400 тонн и в распоряжения СНК Узбекской ССР - 200 тонн.

Поставку автобензина произвести за счет равномерного сокращения поставок всем остальным потребителям.

8. Обязать Главснаблес при СНК СССР (т. Лопухова) за счет любых ресурсов поставить НКПТу 75000 вагонных досок по 2,75 метра каждая с поставкой их до 15 мая с.г.; перевозку досок НКПТу произвести своими средствами.

9. Наркомфину СССР (т. Звереву) отпустить НКВД СССР в мае сего года из резервного фонда СНК СССР на проведение специальных мероприятий 30 млн. рублей.

Председатель Государственного Комитета обороны

И. Сталин

Послано:

т.т. Молотову, Берия, Маленкову, Микояну, Вознесенскому, Андрееву, Косыгину, Гриценко, Юсупову, Абдурахманову, Кобулову (НКВД УзСССР), Адаеву — все; Шаталину, Горкину, Жданову, Смирнову, Субботину, Бенедиктову, Лобанову, Кравцову, Хрулеву, Жукову, Широкову, Лопухову — соответственно.

Источник: Опубликовано «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.


Телеграмма

Москва, Народный комиссариат

Внутренних дел СССР, тов. Берии Л. П. 18 мая 1944 г.

Во исполнения Вашего указания сегодня, 18 мая с.г., с рассветом была начата операция по выселению крымских татар.

По состоянию на 20 часов подвезено к станциям погрузки 900000 человек, из них погружено 17 эшелонов и отправлено в места назначения 48П400 человек. Находятся под погрузкой 25 эшелонов.

Во время операции никаких эксцессов не имело места. Операция продолжается.

Кобулов, Серов

г. Симферополь

Источник: ГАРФ. Ф. Р. -9401. Оп. 1. Д. 2191. Л. 65. Опубликовано: Бугай Н. Ф. «Депортация народов Крыма», Москва, Инсен, 2002, С. 86


ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ

товарищу Сталину И. В. 18 мая 1944 г.

СНК СССР

Товарищу Молотову В. М.

НКВД СССР докладывает, что сегодня, 18 мая начата операция по выселению крымских татар.

Уже подвезено к железнодорожным станциям погрузки и отправлено к местам нового расселения 48 400 чел. И находятся под погрузкой 25 эшелонов. Во время отправки никаких эксцессов не было. Операция продолжается.

Нарком внутренних дел Союза ССР

Л. Берия

Источники: ГАРФ. Ф. Р. -9401. Он. 1. Д. 2191. Л. 66. Опубликовано: газета «Авдет». 1991 г. 16 мая.


Телеграмма

Москва, Народный комиссариат внутренних дел СССР, тов. Берии Л. П.

По состоянию на 12 час. 19-го мая с.г. подвезено на пункты погрузки спецконтингента 140 000 человек. Из них погружены и отправлены 44 эшелона общим количеством 119 424 человек. Находятся под погрузкой 13 эшелонов. Операция продолжается.

Источник: ГАРФ. Ф. Р. -9401. Оп. 1. Д. 2191. Л. 66. Опубликовано «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Україна» 01004. Київ.


Телеграмма

Москва. Народный комиссариат Внутренних дел СССР, тов. Берии Л. П.

По состоянию на 18 часов 19-го мая с. г. подвезено спецконтингента к станциям назначения 165 515 человек. Отправлено к местам назначения 50 эшелонов численностью 136 412 человек. Операция продолжается.

Кобулов, Серов

г. Симферополь, 19 мая 1944 г.

Источник: ГАРФ. ». Ф. Р. - 9401. Оп. 2. Д. 2191. Л. 67. Опубликовано: Бугай Н. Ф. «Депортация народов Крыма», Москва, Инсан».2002. С. 86-87.


Телеграмма

Народный комиссариат внутренних дел Союза ССР

Наркому БЕРИИ Л. П.

Настоящим докладываем, что начатая в соответствии с Вашими указаниями 18 мая т.г. операция по выселению крымских татар закончена сегодня, 20 мая, в 16 часов. Выселено всего 180 014 чел, погружено в 67 эшелонах, из которых 63 эшелона численностью 173 287 чел. отправлены к местам назначения, остальные 4 эшелона будут также отправлены сегодня.

Кроме того, райвоенкомы Крыма мобилизовали 6 тыс. татар призывного возраста, которые по нарядам Главупраформа Красной Армии направлены в гг. Гурьев, Рыбинск и Куйбышев.

Из числа направляемых по Вашему указанию в распоряжение треста «Московуголь» 8000 человек спецконтингента 5000 чел. также составляют татары.

Таким образом, из Крымской АССР вывезено 191 044 лица татарской национальности.

В ходе выселения татар арестовано антисоветских элементов 1137 чел, а всего за время операции 5989 чел.

Изъято оружия в ходе выселения: минометов - 10, пулеметов — 173, автоматов — 192, винтовок — 2650, боеприпасов — 46 603.

Всего за время операции изъято: минометов — 49, пулеметов — 622, автоматов — 724, винтовок — 9888 и боепатронов — 326 887 шт. При проведении операции никаких эксцессов не имело места.

Кобулов. Серов

20.05.1944 г.

г. Симферополь Источник: журнал «Коммунист». — 1991. - №3 + «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.

КОММЕНТАРИЙ:

По плану предложенному Сталину, Берия предлагал начать выселение 20 мая и закончить к 1 июня. Но Сталин был нетерпелив. Выселение крымских татар началось 18 мая и завершили 20-го. То есть не за десять дней, а всего за три. Людей будили под утро ударами прикладов автоматов в дверь и предлагали за 15 минут собрать вещи. В панике люди не успели даже сообразить что к чему, как их уже выводили для погрузки на машины. Подобной оперативности переброски такого количества войск не наблюдалось даже на фронте. Такие действия властей привели к предумышленным результатам. Большинство людей не успели взять ни одежду, ни ценности, ни документы, ни запаса еды на дорогу, что впоследствии привело к массовой их гибели.

СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ДОКТОР НАУК, ПРОФЕССОР В.Е. ВОЗГРИН

Доктор исторических наук Валерий Возгрин в 1992 году издал книгу «Исторические судьбы крымских татар». Рукопись книги долго лежала в ящике его письменного стола. Надо отдать должное мужеству ученого, который еще в советское время, когда о крымских татарах можно было писать только в негативном плане, взялся за эту тему, не будучи уверенным, что когда-нибудь его работа будет опубликована.

Трагическая судьба народа, буквально затоптанного и обреченного на гибель, но выстоявшего, благодаря неистовой любви к своей родине, откуда веками его гнали, была понятна и близка Валерию Возгрину. Ведь он сам родом из Крыма.

И хотя издание исторических судеб крымских татар принесло ему немало неприятностей, он продолжал работать и собирать материал для нового, более полного труда на эту тему. Он объездил десятки городов и деревень Крыма и записал рассказы людей о постигшей каждую семью, каждого человека трагедии, которая началась в ночь на 18 мая 1944 года. Уже подготовлена к печати его новая работа «Крымские татары. (Очерки этнической истории коренного народа Крыма)

Это пятитомное издание скоро увидит свет. Более точного и правдивого описания этого преступления против целого народа вы не встретите нигде. Пятый том его книги полностью состоит из показания свидетелей. В его повествовании вы увидите ссылки на них.

Понимая насколько важны собранные им факты для крымских татар, которые добиваются признания сталинской депортации народа геноцидом, Валерий Возгрин любезно согласился помочь нам и использовать собранный им исторический материал. Из огромной массы фактов мы привели в этом сборнике лишь малую толику. Объем нашей книжки не позволяет использовать все полностью. Мы публикуем отрывки с большими сокращениями.

1. Первые акции освободителей

Очередная смена власти, названная советскими историками «Освобождением Крыма», завершилась 13 апреля 1944 года (2). Крымскотатарское население, бесспорно, испытывало в огромном своём большинстве чувство радости и облегчения — крымчане были уверены в близких счастливых переменах.

Ещё не вернулись на старые адреса парткомовцы, гебисты и НКВДэшники, а репрессивное колесо уже возобновило своё прерванное войной неумолимое движение. На следующий день после ухода немцев вышедшие из леса коммунисты стали, не дожидаясь возрождения судебной системы, подвергать экзекуции целые крымскотатарские сёла, расстреливать и вешать людей, лишь заподозренных в содействии оккупантам. Казни эти совершались публично, в том числе и на глазах у детей. В Симферополе вешали на фонарях возле базара (рассказ отца — ВВ), в Бахчисарае — на акациях вдоль ул. Ленина (АМ ФВ, д. 206, л. 1; АзсНегзоп, 1996, 32)

Первыми жертвами этого террора стали члены бывшей низовой администрации оккупационного периода (старосты, бургомистры, члены магистратов, полицейские) и их семьи. Эта волна арестов практически не задела крымских татар — известно, что в Крыму на такие должности немцами назначались почти исключительно русские, отчасти — украинцы. Но вскоре начались аресты

тех, кто при немцах работал в государственных учреждениях и на предприятиях любого профиля. И тут коренное население хлебнуло лиха наравне с остальными. Арестовывались труженики даже самых мирных профессий, таких как пекари, школьные учителя* или медицинский персонал — например, некоторые крымские татары работали — естественно, не врачами, а в качестве обслуживающего персонала, — в бывшем санатории им. Ленина, в Алупке, где немцы устроили госпиталь (АМ ФВ, д. 211, л. 1). Расстреливали даже тех татар, что работали в немецких трудлагерях (АМ ФВ, д. 194, л. 2).

2.Советская трудовая армия

Возобновившиеся судебные и бессудные (так называемые «административные») репрессии при всей их тяжести коснулись всё же сравнительно небольшой части крымских татар. Внешне не столь остро трагичной, но более тяжёлой в виду грядущих событий, стала кампания по формированию трудовой армии.

Этот новый (вернее, хорошо забытый с 1920-х годов) вид тоталитарной эксплуатации распространялся на мужчин и подростков от 16 до 60 лет. Вначале этих кандидатов на рабский труд пытались выманить из разрушенного и голодавшего Крыма пропагандой интересной и хорошо оплачиваемой работы в России, на восстановлении крупнейших индустриальных предприятий. Но параллельно, с первых дней «освобождения», подозревая, что на умудрённых опытом различных вербовок крымчан эта агитация не подействует, власти стали отправлять будущих трудармейцев на Север насильно, не спрашивая их согласия. Высылка шла, в основном, в Гурьевскую, Рыбинскую и Куйбышевскую области. <…>

Нормальная» же вербовка шла таким образом, как её вспоминает один из прошедших все испытания трудлагерем, Османов Асан из деревни Ак-Кая, Карасубазарского района. В середине апреля 1944 года вся молодёжь деревни получила повестки в райвоенкомат на 22 апреля. «Нас там построили, крымских татар отделили от других наций, затем 3-го мая 1944 года нас, крымских татар, первым эшелоном отправили в путь. И 14 мая мы прибыли в Рыбинск, где находились лагеря заключённых, которые позже были взяты на фронт. Нам предстоял труд заключённого без срока […]

Там находилось нас, татар, около 1500—2000 человек» (АМ ФВ, д. 108, л. 2). Очень похожую картину рисует Абдувелиев Сеттар: «Меня в 17 лет забрали 24 апреля 1944 года в трудармию, через военкомат Карасубазарский, там было просто: татары направо, еврей — туда, русские — туда, потом в эшелон и — в Куйбышев, там в лагерь зэков [то есть стационарный, очевидно гулаговский — ВВ], строили крекерный завод (АМ ФВ, д. 210, л. 1). <…>

Ещё один такой же эшелон, целиком загруженный крымскими татарами, был отправлен в Казахстан в лагеря близ г. Гурьева. Там, как и в Рыбинске, существовала зона, из которой запрещался выход, то есть условия были аналогичные исправительно-трудовым лагерям (АМ ФВ, д. 7, л. 6).

Условия труда и быта в трудовых лагерях были также аналогичны ГУЛАГовским: каторжная работа «оплачивалась» 500 граммами хлеба и чашкой баланды в день. В условиях совершенно иного, чем в Крыму, климата, антисанитарии, барачных сквозняков, рванья вместо одежды, смертность среди трудармейцев стала угрожающе высокой уже в первые месяцы на новом месте (АМ ФВ, д. 108, л. 3. В Куйбышевских лагерях погибло до 1/3 крымчан (Къырым, 17. 05. 1995, 1).<…>

Поэтому не будет преувеличенным и общий вывод о задачах целой цепи мероприятий советской власти в первые недели её возвращения в Крым, начиная от первых арестов по доносам и кончая массовой высылкой мужской части народа. Это была логичная система мер, последовательно направленных на ослабление силы сопротивления коренного народа Крыма грядущему геноциду, на обескровление этноса с тем, чтобы он понёс в ходе уже решённой депортации максимально крупные потери.<…>

Организаторы этой кампании преследовали ещё одну, возможно, самую важную для них цель. В умах кремлёвских лидеров зрела идея депортации крымского коренного народа. Этой акции могли и должны были противостоять татары—мужчины. Причём некоторые (бывшие партизаны) — были в состоянии защищать свои семьи вполне профессионально. Именно поэтому за считанные дни до начала депортации практически вся мужская часть народа была насильственно вывезена далеко за пределы полуострова. Проанализировав события 1944 г., именно к такому выводу пришёл в 2005 г. и Курултай крымскотатарского народа, подготовивший и принявший документ, опубликованный под названием Проект решения Курултая крымскотатарского народа «О признании геноцида крымскотатарского народа» (см. Проект, 2005).

3. Накануне

Пока не будут полностью раскрыты заботливо оберегаемые «демократической» властью архивы НКВД—МГБ—КГБ и некоторые правительственные, до тех пор историки могут только догадываться, кому именно из кремлёвских людоедов принадлежала сама идея депортации коренных крымцев на другой континент. Мы даже не знаем в точности, когда было принято соответствующее роковое решение. Ставшее не столь давно известным письмо Берии к Сталину, датированное 10. 05. 1944 г.* — явно вторичный документ,* очевидно, затребованный вождём для нормально-бюрократического прохождения такого рода решений в структуре кремлёвского аппарата. Пока можно сделать лишь предварительные выводы. Первый из них, самого общего характера — о политической цели депортации. Судя по некоторым данным, имеющим отношение не столько конкретно к крымским татарам, сколько к советской национальной политике, на разработку этой цели оказали влияние стратегические, идеологические и даже чисто расистские факторы. Не столь давно был опубликован документ, где представлен весь набор этих факторов, очевидно, типичные для патриотического мышления в межвоенный период своего развития. Речь идёт о докладе известного писателя и этнографа В.Арсеньева, сделанном в 1930-х по поводу дальневосточных корейцев. В докладе говорится, что эти советские корейцы «антропологически, этнографически, психически и по своему миросозерцанию стоят ближе к японцам, чем к нам… Нам некогда ждать, когда они изменят свои убеждения, характер и миросозерцание… [поэтому они] должны быть отодвинуты вглубь страны» (Цит. по: Вишневский, 1998, 267). Через какое-то время корейцев и в самом деле депортировали в Среднюю Азию.

Пока соответствующего документа по черноморскому региону не опубликовано. Но его предполагаемое содержание нетрудно выстроить, хоть и в приблизительной форме: для этого в предыдущем тексте нужно заменить этноним «корейцы» на «крымские татары», а «японцы» — на «турки». А насчёт того, что аналогичные разработки действительно велись и по крымскотатарской проблеме, сомнений гораздо меньше — об этом говорит вся практика подготовки подобных решений, да и дальнейшие события определённо подталкивают к такому выводу или, по крайней мере, предположению.

Второй вывод о невозможность принятия такого решения всего за неделю (имеется в виду дата бериевского письма) до начала крупномасштабной акции. Ведь она потребовала, помимо всего прочего, концентрации огромного числа технических средств и всестороннего обеспечения их бесперебойной работы, чего впопыхах не сделать. Нет, конечно, это преступление было задумано и созрело задолго до весны 1944 года.

Информация о подготовке такого крупного, хоть и державшегося пока в режиме секретности преступления, просто не могла не просочиться наружу. Одним из тревожных сигналов такого рода можно считать депортацию крымских татар в 1942 г. Пока она касалась только причерноморских районов, не занятых немцами, то есть, находившихся в пределах досягаемости советских карательных органов (Краснодар, Туапсе, Новороссийск, Анапа, весь Таманский полуостров). Эта акция была осуществлена согласно Постановлению Государственного Комитета обороны № ГОКО-1828 от 29. 05. 1942, подписанного Сталиным (КТНД, Т.Н, 41). Эта операция, коснувшаяся и служивших в Северном Причерноморье крымских татар-солдат и офицеров, была завершена 14. 07. 1942 г. (Афузов, 1995, 323).

Но есть некоторые данные о том, что депортация была намечена ещё раньше, до окончательного оставления красной армией Крыма. Во-первых, в мае 1941 г. большевики стали высылать в Казахстан крымских татар, проживавших в Белоруссии и Литве (Эдиге Кырымаль; цит. по: Бугай, 1992, 132-133). Во-вторых, поздней осенью-зимой 1941 г. из частей 51-й армии, тогда дислоцированной на Керченском полуострове, было отправлено в тыл, а затем переброшено в Грузию около 2 ООО военнослужащих крымских татар. В течение нескольких дней в Тбилиси прибывали дополнительные, не столь крупные, но исключительно крымскотатарские контингенты, пока всех их, солдат и офицеров не набралось около 2 500 человек. Затем их эшелонами перебросили далеко на северо-запад, на самые гибельные участки фронта, где они были почти полностью истреблены <..>.

Уже тогда поползли слухи о том, что после войны крымских татар вышлют с полуострова; они достигли и фронта. Шёл третий год войны, а политруки действующей армии вели вполне чётко направленную работу с личным составом, готовя мнение о закономерности намеченной депортации коренного народа Крыма (Алядин, 1993, 3). Да и в самом Крыму, ещё до снятия немецкой оккупации (шли бои за Севастополь) о готовящейся высылке народа знали не только НКВД-шники, но и общевойсковое офицерство (АМ ФВ, д. 114, л. 2). Несколько позже жители с. Унгут (Кировский район) услышали то же от рядовых солдат, хотя по неимоверности такой акции решили, что это ложный слух (АМ ФВ, д. 109, л. 1).

Тогда же, в апреле, в Массандру прибыла некая высокая комиссия, среди членов которой местные татары узнали известного по газетным снимкам Булганина. После возлияний на террасе конторы комбината, когда языки за столом развязались, высокий гость спросил: «А татары тут есть в Массандре?» Кто-то из свиты ответил: «Есть, мы у них в гостях». Другой «шутливо» добавил: «Скоро они сами здесь станут гостями», на что Булганин отреагировал жёстким замечанием (АМ ФВ, д. 3, лл. 332-34).

И, наконец, самое тревожное — началась поголовная перепись/ <..> Эти люди «в вольных одеждах ходили по домам и переписывали семьи: сколько человек, какая скотина, кто на войне? Приходили 2-3 раза, проверяли, все ли дома. Мы ничего не подозревали» — рассказывают очевидцы из ялтинских пригородных сёл (АМ ФВ, д. б, л. 9. Также АМ ФВ, д. 217, л. 1; АМ ФВ, д. 216, л. 2 и мн. др.). В Кизилташе и Гурзуфе велась перепись всего подворного хозяйства, очевидно в целях лучшей сохранности, и эта непростая работа была завершена уже к началу мая (АМ ФВ, д. 20, л. 4).

Готовились и солдаты, назначенные в помощь НКВД. Они были разбиты на небольшие группы из 5-6 человек; к каждой такой группе было «прикреплено» по несколько конкретных крымскотатарских семей. «Они [заранее] изучали нас, составляли планы, изучали улицы, чтобы ночью не заблудиться» (АМ ФВ, д. 9, л. 14).<..>

4. Утро восемнадцатого

Согласно графику депортации, она должна была начаться ранним утром 18 мая. Но в России никогда не ощущалось нехватки в особо ретивых холуях, готовых на любую мерзость, если она может заслужить одобрение хозяев. В этом смысле люди в погонах — не исключение. Поэтому нас не должен удивлять тот факт, что кое-где акция началась уже семнадцатого мая.

В этот день, ближе к заходу солнца, нетерпеливые каратели ворвались в некоторые деревни, начали прочёсывать улицы городов, очевидно, чтобы управиться к утру. В Симферополе, например, такого внимания удостоились Гражданская и близлежащие улицы Красной горки (АМ ФВ, д. 88, л. 2). Поздно вечером 17-го, ближе к полуночи, стали выгонять из домов и симеизцев (АМ ФВ, д. 208, л. 1). В степной части Крыма типичной в этом смысле была операция по выселению из деревни Ак-Баш (Акмечетский район).

Сюда 17 мая после обеда прибыли солдаты на пяти грузовиках. Татары, по обычаю вскоре собрались вскладчину, чтобы накормить солдатиков, пожертвовав для этого последней уцелевшей скотиной: «кто мясо жарит, кто картошку, кто чебуреки[…] А солдаты такие довольные, за три года войны каждый из них соскучился по домашней еде» — вспоминает Сабе Усеинова (АМ ФВ, д. 122, л. 17). Но в 7 часов вечера сытые чекисты и красноармейцы уже рассыпались по деревне, прикладами выгоняя людей на улицу, а муж Сабе стоял с поднятыми руками (так захотелось лейтенантику, проводившему тем временем в доме настоящий обыск, якобы в поисках оружия). Потом всех согнали на сельскую площадь, погрузили в машины и до рассвета 18 мая не разрешали их покинуть. Ну, а дальше всё пошло как везде.

Как же было «везде»? Попытаемся из массы свидетельств выделить наиболее часто повторявшиеся явления, типичные факты, не пренебрегая, впрочем, отдельными необычными, но яркими событиями, если они помогут осветить общую картину народного бедствия.

Итак, прежде всего, обратим внимание на то, как объявлялось крымцам, что они с данного момента — люди вне закона, То есть о том, что с ними теперь можно делать всё, что угодно без суда и следствия, что они утрачивают право жить в своём доме, на своей земле?

Суть такого приговора, при всей его чудовищности, ещё можно было бы осмыслить, если бы жертвам разъяснили нормальными человеческими словами смысл происходящего. Но в том-то и дело, что приговор произносился злобным, угрожающим тоном, в 1-2 отрывистых фразах, после чего на вопросы уже не отвечали, торопясь перейти к делу. Иногда старший группы подражал торжественной дикции Левитана, что не мешало ему целиться из пистолета в головы безоружных селян (АМ ФВ, д. 122, л. 17). Но такие воспоминания редки, чаще всего люди даже не удержали в памяти, кто и что им говорил: солдаты врывались в дома к спящим людям, размахивая оружием как бандиты (1), расталкивали их, угрожая стрелять, и, главное -орали, вопили как сумасшедшие, пересыпая и без того малопонятные слова грязной руганью.

Кое-где их так и воспринимали: одна женщина из села Ун-гут, выскочив на улицу в одном белье, стала сзывать односельчан криками: «Спасите!» (АМ ФВ, д. 109, л. 2).

Вы, читающие эти строки, представьте себе на секунду всё это безумие: если бы даже сегодня (т.е. в нормальной жизни, а не после многомесячной пытки-оккупации, натянувшей нервы, как струна) вас подняли с постели вооружённые до зубов, неизвестно откуда и почему оказавшиеся в квартире чужие люди. И эти люди, пробормотав несколько непонятных (как это было для большинства татар) слов, начинали орать: «Давай, давай!», направляя автоматы то на вас, то на ваших детей, пиная их сапогами — что бы вы почувствовали?

Вряд ли вам в голову пришло бы единственно правильное: нужно отвлечься от этих воплей, полностью отключиться от них, и по возможности спокойней и сосредоточенней сообразить, какие вещи и продукты укладывать в узлы в первую очередь, что пригодится в дороге старикам, а что — грудным младенцам и т.д. И не на день, не на два, а на неопределённый срок. Продумать, что более всего необходимо для быта в пути, то есть практически в полном отрыве от земли. Для быта в условиях голода и страшной жажды, среди грязи, вшей, всяческой заразы. Кто мог это предвидеть, кто мог угадать ближайшее будущее, кто мог сохранить в эти роковые минуты присутствие духа?(2)

В дальнейшем были моменты и пострашней, но вот это ошеломление ночного вторжения, беспамятство ничего не соображающих, полусонных женщин и стариков стоило многим из них жизни, а уцелевшим — горьких мук совести и самобичевания: как же мы могли так растеряться, как позволили себе забыть взять самое нужное, как не вырвали зубами у солдат то, и то, и то…

В Биюк-Ламбате, красноармейцы ворвались в семью фронтовика (его мать, жена, семеро дочерей: от дошкольниц до 19-летней девушки) и криками стали выгонять всех на улицу. Ничего не понимали взрослые, а малышки никак не могли проснуться; тогда солдаты стали будить их пинками, бить каблуками сапо1— что можно было сообразить в этом кошмаре? (АМ ФВ, д. 9, л. 18).

В другой семье, где после гибели отца на фронте осталось б детей, все оцепенели от ужаса, «когда два солдата с автоматами и так грубо[…] выталкивали нас из дома. Мама растерялась, на руках больной 4-летний сын (мне б лет, сестре 8, брату 11 лет, сестре 13 и старшей 16 лет), не знает, за что браться, хочет на дорогу продуктов взять, а солдаты не разрешают, и только: «Давай, давай!» — я это запомнила на всю жизнь» (АМ ФВ, Д. 25, л. 1).

Были случаи, когда в этой суматохе люди отправлялись в неизвестность, «не взяв с собой книжек, свидетельств о рождении детей» (АМ ФВ, д. 143, л. 8). Уже в эшелонах люди спохватывались, что «ничего не взяли — ни расчёску, ни иголку, ни документы» (АМ ФВ, д. 9, л. 17).

Хуже всего было детям, даже довольно большим, родители которых были в эту ночь в отлучке, или сиротам. Что мог подсказать им детский опыт в обстановке, когда и взрослые терялись до беспамятства? Им пришлось совсем худо: «У кого мать, отец — у них в узлы завязаны кое-какие вещи, а я голая, одно пальто на мне и в трусах» (АМ ФВ, д. 9, л. 18).

Как упоминалось выше, иногда красноармейцы не ограничивались криками, угрозами и площадным матом. В ход шли кулаки, сапоги и приклады. Об избиениях с нешуточными травмами рассказывают жители Эльбузена (Судакский район), Стили (Бахчисарайский район) и других сёл (АМ ФВ, д. 121, л. 2об.; АМ ФВ, д. 109, л. 1).

Время, отпущенное на сборы, каждый старший группы отмеривал по собственному разумению. О нормальной человеческой совести и речи не может быть, поскольку предписанные два часа на сборы не были отпущены никому и нигде. Кроме одного-единственного известного нам исключения. В дер. Токлук (Судакский район) матери Рефата Чайлака было позволено перед отправкой напечь полный чемодан лепёшек — как раз за 2 часа она и управилась, а солдаты тем временем ждали (АМ ФВ, д. 115, лл. 1-2).

Этот случай интересен не только своей уникальностью, он говорит о том, что так могло быть, что так должно было быть везде — и большая часть жертв «ада на колёсах» была бы спасена. Но во всех остальных случаях — а их десятки и десятки тысяч — дело обстояло совсем по-иному. Обычно отпускалось 15 минут, чуть больше получили жители Татарского Сарабуза (н. Укромное), но благодаря не красноармейцам, а каким-то американцам-союзникам, ночевавшем в деревне. Их постеснялись, что ли (АМ ФВ, д. 8, л. 1). А вот короче 15 минут на сборы давалось сплошь и рядом. Так, в Стиле посадка началась уже через 10 минут (АМ ФВ, д. 121, л. 2 об.); в Ак-Баше - через 7 минут (АМ ФВ, д. 122, л. 17), всего 5-6 минут давали жителям Бахчисарая (АМ ФВ, д. 110, л. 1), в Биюк-Мускомье (АМ ФВ, д. 90, л. 2), во многих иных местах (АМ ФВ, д. 56, л. 1 ).<..>

Сделаем небольшое отступление. Любое явление или факт плохо постижимы, если они рассматриваются изолированно, в одиночку. Поэтому для сравнения приведём данные о совсем иной депортации — а именно населения районов Польши, «присоединённых» к СССР в 1939 г. Их ведь также высылали в Азию. Что роднит эту депортацию с крымской - так это действующие лица, те же НКВД-шники, возможно, что некоторые из них и в Крым впоследствии успели. Разница обращения с поляками была огромной. Во-первых, жертвы были оповещены о высылке за несколько дней до её начала. Во-вторых, она проводилась совсем по-иному. Вот пример: «Вошли два солдата, молодые, с приветливыми лицами, увидев, что нас только две женщины, улыбаясь, спросили документы. Проверив по списку фамилии, отобрали наши паспорта и заявили: — Ну, тётеньки, собирайтесь, поедете с нами. На сборы нам дали полчаса. Каждая имеет право взять с собой 100 кг. багажа. — Берите побольше, — подбадривали нас добродушно солдаты, — там всё пригодится. Они, видимо, были довольны, что с нашей стороны ни слёз, ни протестов нет, им тоже невесело силой вывозить женщин и детей. Они охотно помогали нам связывать вещи, подушки, чемоданы» (Хрептович-Бутенева, 1984, 52).

Я не берусь комментировать эту разницу в обращении — вряд ли она была вызвана нежной любовью к польским «панам», как их тогда в нашей прессе называли. Скорее дело в противоположном чувстве — в совершенно оглушающей ненависти людей в погонах (и без) к крымским татарам.

Основной проблемой при депортации было материальное обеспечение всей этой массы народа во время их перевоза, а также в начальный период жизни на новом месте. <..>

Постановление ГКО СССР «О крымских татарах» от 11. 05.

1944 г. № 5859 разрешало «спецпереселенцам взять с собой личные вещи, одежду, бытовой инвентарь, посуду и продовольствие в количестве до 500 кг на семью» (Авдет, 16. 05. 1991). Это не слишком много, тем не менее строгое выполнение Постановления решило бы самые острые проблемы, в том числе проблему простого выживания для десятков тысяч людей. Несколько забегая вперёд, скажем, что этот пункт не был выполнен нигде и ни разу. Но здесь возникает уже вопрос о изначальной пустоте этого пункта, о запланированном его невыполнении.

Существует логичное мнение насчёт того, что такого рода решения принимались в расчёте на пропагандистское воздействие, на оправдание акции геноцида «заботой» о всё же советских гражданах. <..>

Особо следует сказать о сознательных издевательствах, то есть вызванных не каким-либо «интересом дела», а то ли садистскими наклонностями, то ли, скорее всего, враждебным до ненависти отношением к нерусским, к инородцам.

Начнём с самого страшного, с бессудных или санкционированных казнях мирных жителей-татар. Многие современники депортации свидетельствуют о том, что к эшелонам не были доставлены тяжелобольные (нетранспортабельные) крымские татары; их ликвидировали (АМ ФВ, д. 206, л. 2). Пока не удалось уточнить объём и подробности проведения этой акции, но о том, что она могла охватывать все крымские лечебницы говорит и полное отсутствие санитарных вагонов в составе спецпереселенческих эшелонов. Судя по всему, ликвидировали и душевнобольных, поскольку не щадили даже людей с импульсивной психикой (1). Имеются данные (тоже, к сожалению, без уточнённых сведений об именах или количестве жертв) о том, что всех, кто нашёл в себе мужество сопротивляться депортации (а такие были!), также расстреляли (АМ ФВ, д. 56, л. 1). Впрочем, казнь грозила и тем, кто безропотно подчинялся.

Ожидание казни стало кое-где жестокой и массовой моральной пыткой. То, что её объявляли, а потом отменяли, не делало предсмертные муки меньшими. Каратели официально заявляли, что жители данного села будут поголовно расстреляны, если не все успеют собраться на место погрузки в указанное время. Так было в Эльбузене и Ак-Баше (АМ ФВ-94, 2; АМ ФВ-122, 17), в иных местах, где солдаты говорили: «ничего с собой не берите, всё равно оно вам больше не понадобится» (АМ ФВ, д. 90, л. 2).

Назывался и повод к ожидавшемуся расстрелу: «Евреев немцы расстреливали, а вас наши расстреляют» (АМ ФВ, д. 91, л. 1).<..> Воспоминания Н.Баталовой из Узунлара лучше иных документов передают реальность близкой смерти: её отец вышел из дому с ведром в руке; «потом узнала, отец хотел накрыть им голову, чтобы не слышать и не видеть смерть детей» (Къырым, 17. 05. 1995).

Возможно, кое-кто склонен считать этот ужас естественным в данной обстановке.

Это варварское, совершенно необъяснимое логикой нормальных людей издевательство над беспомощными крымскими татарами, не было чем-то исключительным. В другом месте «людей согнали на кладбище, которое со всех сторон было окружено пулемётами. Стали детей отделять от родителей, и говорили, что старших расстреляем, а дети пойдут по детдомам. Так их держали [разделёнными] 3 — 3,5 часа. За это время отдельные матери помешались. Одна женщина, у которой было 3 детей (старшей — 11 лет), взяла верёвку и детей связала по рукам, чтобы попали в один детский дом, чтобы не разбрелись» после её казни (АМ ФВ, д. 90, л. 12).

В Севастопольском, Судакском, Балаклавском и Симферопольском районах были аналогичные случаи, когда людей привозили на кладбища, и здесь также предварительно объявлялось, что предстоящий расстрел будет лишь повторением немецких акций над евреями (АМ ФВ, д. 91, л. 1; АМ ФВ, д. 197, л. 4). В Молбате людей держали на сельском кладбище трое суток, под открытым небом, не разрешая расходиться (Абибулаева, 1998, 3).*

Но не везде приготовления к групповой казни заканчивались таким образом — людей в самом деле стреляли. В Капсихоре местных татар «согнали в табак-сарай, и кто-то из солдат просто так, издеваясь, решил посмотреть, как люди будут падать от автоматной очереди. Таким образом, убили четверых людей»! (Къырым, 17. 05. 1995). В Ускуте «один из стариков, Куртсеит Ибраим, которому шёл седьмой десяток лет, спросил: «Что вы хотите с нами сделать? Я отец четырёх сыновей, которые защищают Родину в рядах Красной Армии. Я жду своих сыновей, а вы сгоняете нас, как фашисты, и хотите уничтожить. Я никуда не пойду!» В это время раздался выстрел, и старик рухнул на землю. Труп старика закопали в навоз» (АМ ФВ, д. 229, лл. 7-8).<..>

Национальную мораль крымских татар оскорбляли и иными способами. Нередко женщины во время сборов к отправке теряли сознание от одного вида издевательств над детьми и стариками. Тогда их, молодых и старых, волочили за ноги в бесстыдном азарте вдоль улиц молодые парни-солдаты, затем раскачивали, ухватив за руки и за ноги, забрасывали, гогоча, в кузова — так было не только в Узунджи Балаклавского района (АМ ФВ, д. 4, л. 2). В Гурзуфе девушку-татарку солдаты избили до беспамятства только за то, что она умоляла отдать её швейную машинку (Къырым, 17. 05. 1995);

Над верой тоже издевались. «Христианские воины» отбирали Кораны (излишне повторять, что по собственной инициативе, в Положении об этом — ни слова), исключительно для того, чтобы на глазах стариков бросать священные книги в уборные и хохотать над слезами верующих (Къасевет, № 22, 16). Вы замечаете, что смеху в то утро было много? Каратели в самом деле веселились от души.

5. «А над гробом встали мародёры...» (А.Галич)

Возникает закономерный вопрос: а куда же делось всё это богатство, которое по совокупности вполне можно определить как национальное достояние? Ведь фактически его не только не оприходовали, как было указано, но и нарушили это указание повсеместно и нагло, в открытую. Ответ лежит на поверхности -это народное имущество было сознательно передано в грязные лапы мародёров военного времени. Цель этого феномена не вполне ясна, это могло быть сделано и для дополнительного развращения совковой массы, и для облегчения неизбежного переселения с севера, и в дальнейших видах национального отчуждения между жертвами депортации и их незваными «наследниками», а возможно, работали все перечисленные факторы в совокупности. Важно другое — сам факт этого преступления, которое эхом откликается и в наши дни, и которое никто не собирается исправлять уже более полувека.

Это было мародёрство государственное. Но нога в ногу с ним шло бытовое, так сказать, всенародное и всеохватное мародёрство; это был вид массового энтузиазма, не нуждавшегося в искусственном взвинчивании. Хотя справедливости ради отметим, что окунулись в эту мерзость первыми не российские жители Крыма. Почин положили красноармейцы, выгонявшие хозяев к кузовам зелёных «Студебеккеров» и лишь после этого принимавшиеся грабить татарские дома и целые кварталы. Впрочем, иногда не выдерживали (или опасались конкуренции со стороны невысланных, русских соседей) и начинали настоящий налёт до отправления машин, не стесняясь хозяев. Ферат Усеинов (Ай-Серез) рассказывает, что солдаты похитили у его отца Усеина Гаги ценные вещи ещё до того, как хозяева покинули дом (ГК, 30.09.2005. С.7). Кое-где у хозяев требовали выдачи немецких марок и какого-то золота (Алядинова, 2000, 2).<..>

Они отбирали всё, вплоть до детских скрипок (Дерекой), Итак, после карателей за дело взялись десятки тысяч русских соседей. В Стиле и Кореизе коров и иной скот выводили из крымскотатарских дворов не дожидаясь отъезда хозяев, прямо на их глазах (АМ ФВ, д. 121, л. 2; Къырым, 17. 05. 1995). То же наблюдалось в Унгуте, причём одновременно со скотом вывозили мебель и другие вещи — всё это видели сидящие на площади коренные унгутцы (АМ ФВ, д. 109, л. 2).<..>

Впрочем, не везде — были же среди соседей татар и крепкие, бережливые хозяева: Айше Пинка, вернувшаяся в родной Корбек в 1970-х, рассказывает, что «в нашем доме всё сохранилось, вплоть до зеркала и той же [самой] посуды в буфете» (АМ ФВ, д. 208, л. 2).

Всё это — и захват жилищ, и особенно откровенное мародёрство проще всего объяснить заразой стяжательства и жадности, извечно дремлющей в грешном человеке. Однако, сама манера наглого грабежа прямо на глазах и без того придавленных страшной бедой коренных жителей сёл и городов (то есть демонстративного и вызывающего насилия), очевидно, было проявлением и другого, также пробудившегося в эти дни вируса, а именно вражды к «чужим», к «нерусским», что бывало и в более спокойное довоенное время.<..> Сталин не заставлял и не мог заставить ненавидеть татар столь лютой ненавистью. Не было после немцев и какой-то антитатарской пропаганды, способной «воспитать» такое чувство. Оно вышло из глубины собственного подсознания этих людей, где очевидно долго находилось в состоянии какого-то анабиоза. И наоборот, никто не заставлял и не мог заставить русских проявлять к жертвам геноцида простое человеческое сочувствие, когда оно было, — то шло от сердца, и проявить его было так легко и просто. Лейтенант красной армии Ирина Пискарёва, квартировавшая у Джеппарова Абдурешита «забросила (лично сама) два мешка пшеницы [в машину], что и спасло от голодной смерти» всю его семью (АМ ФВ, д. 8, л. 2) — запомним её светлое имя!

И ещё одно не вполне обычное явление, отмеченное в селениях, где русские, украинцы или греки жили среди крымскотатарского большинства. Эти люди (в отличие от своих городских соотечественников, живших более обособленно) давно сроднились с основной массой сельчан. Они свободно говорили по-татарски, тесно общались семьями, короче, это была малая модель того, старого Крыма, чудом уцелевшая с ещё до-екатерининских времён вместе с другими местными традициями. В этих сёлах (возьмём в качестве примера тот же степной Ак-Баш) оставшиеся после депортации русскоязычные жители часто не выдерживали наступившей внезапно страшной пустоты. Они бросали малые эти деревни и уезжали в города или другие, крупные сёла. Рассказывают, что перед этим «старики ходили по деревне, обнимая заборы татар, и плакали» (АМ ФВ, д. 122, л. 17).

6. Посадка в эшелоны

Посадка в спецпереселенческие эшелоны не всегда происходила четко в сжатый срок. Из-за нехватки подвижного состава на отдалённых станциях люди должны были проводить под открытым небом, на площадях своих сёл, под неусыпным надзором конвоев сутки, а то и двое (АМ ФВ, д. 3, л. 39; АМ ФВ, д. 112, л. 3).

Что же касается того отрезка пути, что лежал между порогом родного дома и дверью вагона, то все свидетели согласно называют самым трагичным насильственный разрыв семей. И это было далеко неслучайно, что подтверждается не только частотой таких случаев. Было совершенно явным стремление карателей искусственно перемешать и перепутать «людской материал» таким образом, чтобы он оказывал своим палачам как можно меньше сопротивления - известно, что ненарушенные, спаянные семейные ячейки гораздо устойчивей в любых испытаниях. Напротив, их осколки неспособны не только на сопротивление мучителям, но и на взаимопомощь для самосохранения, выживания, которые могли существенно снизить результаты геноцида. Иных, объективных причин такой «перетасовки» не было, напротив, задача этой тактики была всем очевидна даже тогда.

«Наше выселение было заранее тщательно подготовлено таким образом, чтобы даже соседи и родственники не попали в одно место назначения. Так, уже при посадке на грузовики и на железнодорожной станции в вагоны всех тщательно перемешивали с разными деревнями. Даже нашу родную бабушку разместили в другой вагон, сказав, что на месте встретитесь. Это уже было начало геноцида, чтобы близкие не могли оказывать друг другу помощи» (АМ ФВ, д. 112, л. 3). Между тем, размещение в ином, даже соседнем вагоне, могло практически означать разлуку с близкими навсегда: эшелоны в пути переформировывались, а по прибытию в Среднюю Азию вагоны отцепляли от них по одному на разных станциях вдоль маршрута следования, по какому-то, для простых смертных недоступному плану.

Итак, размалывание семей начиналось ещё в родных деревнях. Дерекойцев «погрузили в грузовики почему-то с дальними соседями [то есть, из других деревень - ВВ.], а наших близких, родных и соседей также раскидали по другим машинам» (АМ ФВ, д. 112, л. 2). В Стиле подавали по три машины за раз. «Родители попадают на одну машину с вещами, дети на другую или наоборот. Эти три машины трогаются вместе, но когда заезжают в Бахчисарай, то там стоят регулировщики с флажками и направляют две машины в город, одну - на станцию в Сюйрень. Когда машины друг от друга отходят, начинаются крики, дети зовут своих матерей, но бесполезно, потому что эшелоны в разных местах… Когда подъезжают к станции, одну машину — на один эшелон, другую — на другой, снова крики: дети попали на эшелон, родители — на ту сторону. Родители хотят присоединиться к детям, тут уже наши освободители-солдаты этих прикладом в спину возвращают в свой вагон — обратно крик и плач. Поэтому из одной деревни попали в разные края: Урал, Сибирь, Узбекистан, Казахстан… <..>

7. Ад на колёсах

Согласно п. 2 «г» Постановления от 11. 05. 1944 г. эшелоны со спецпереселенцами должны были снабжаться в пути «ежедневно горячим питанием и кипятком». Кроме того, каждый состав должны были сопровождать врач и две медсестры.

Конечно, на практике ничего подобного не было. Вагоны набили сверх всяких санитарных норм, «так, что многим приходилось стоять, а потом, в пути, сидели по очереди… .Наступило утро, и мы увидели, что сидим в грязи, на смешанной с конским помётом соломе» (Къасевет, N 22, 17). «Видимо, вагоны были после военнопленных, вши сразу как напали на нас, мы не знали, что делать, они съедали, спасу нет…»! (АМ ФВ, д. 9, л. 21). О «гирляндах вшей», покрывших людей уже в первую ночь, рассказывает и Ферат Усеинов (ГК. 30.09.2005. С.7). С самого начала двери были закрыты наглухо, и люди оказались отсечёнными от окружающего мира.

В 1944 г. май был жарким, а что такое жара в обычном даже, плацкартном вагоне с открытыми форточками и недостаточным количеством питьевой воды, знает каждый, побывавший летом в Крыму. Оттого и трудно сейчас представить себе, что же должно было твориться в битком набитых товарных вагонах с двумя только узкими окошками под самой раскалённой крышей, да ещё и без воды… Вагон, где были заперты уркустинские жители, не открывали восемнадцать дней, соответствующее время люди не получали воды. Как они не погибли? «Слава Богу, — вспоминает Гафаров Нариман, — в крыше были дыры от пуль и осколков, через них в дождь проникала вода, и мы её собирали» (АМ ФВ, д. 197, л. 1).

Пытка жаждой, это дополнительное, но такое жестокое мученье не было, судя по всему, кем-то предписано сверху, а являлось, скорее всего «творческой находкой» комендантов эшелонов, опять-таки «личной инициативой на местах», от которой крымские татары натерпелись и в предвоенные годы… Этот вывод закономерен оттого, что есть сведения о нескольких эшелонах, где с первого дня двери держали открытыми, соответственно не было проблемы с водой. И никаких наказаний для таких поездных комендантов не последовало до самого конца длинного пути (АМ ФВ, д. 89«а», л. 3).

Точное количество смертей крымских спецпереселенцев в дороге пока не установлено, так что придётся ограничиться данными о средней повагонной смертности, хотя и они могут быть весьма приблизительными, усреднёнными. Есть несколько участников этого пути, вспоминающие, что в их вагоне не было ни одной смерти вообще, тогда как из соседних теплушек выносили по 10-15 умерших (АМ ФВ, д. 84, л. 7).

Итак, основная причина смертей в пути — духота, голод и жажда. Вторая причина — самые разные болезни, которые среди ослабленных в период оккупации людей распространялись особенно быстро. Конечно, этому способствовали и жестокий голод в вагонах, и нехватка воды, как для питья, так и для

поддержания какого-то подобия обычной чистоты. Последняя проблема также причиняла немало мук крымским татарам, известным своим уникальным пристрастием к чистоте жилища и тела. Чистоту удавалось по мере возможностей поддерживать и в тех нечеловеческих условиях. Для отправления естественных нужд подростки с великим трудом прорезали карманными ножиками толстые доски пола; а с неимоверными ухищрениями добытая драгоценная вода нередко использовалась, прежде всего, для умывания, лишь после этого люди скупо орошали оставшимися каплями пересохшие рты (АМ ФВ, д. 89, л. 1).

Пищи, взятой из дому, не хватало, многие её вообще не имели по уже указанным причинам. Предписанного «горячего питания» вообще никто не видел, в большинстве составов какой-то странный суп дали только через две недели пути, это было первое и последнее казённое обеспечение питанием. Да и оно состояло из «двух половников супа на 5 человек» (АМ ФВ, д. 87, л. 4; АМ ФВ, д. 94, л. 3), ещё хорошо, что не в ведре из-под солярки, которое было поставлено в вагон к корбеклинским (АМ ФВ, д. 208, л. 2). Был случай, что этого горячего обеда пришлось ждать до Кзыл-Орды, на подъездах к Узбекистану: на весь вагон выдали одно ведро баланды с разваренной рыбой (АМ ФВ, д. 6, л. 13). О том, куда делись деньги на питание, отпущенные Наркомторгу СССР, нужно спросить у ловких снабженцев; наверняка не остался внакладе и нарком, тов. Любимов… Впрочем, были и «счастливые составы», где людей покормили 3-4 раза, то есть почти раз в неделю! (АМ ФВ, д. 121, л. 3). Наконец, есть единственное свидетельство, что уже после пятого дня пути «на станциях стали выдавать горячую пищу для едущих, доставляли воду» (АМ ФВ, д. 143, л. 4).

Наконец, третья причина смертей в пути трудно поддается точному определению через столь долгий срок. Наверное, самый общий диагноз звучал бы как «предельное стрессовое напряжение», вполне закономерно сковавшее людей, переживших оккупацию, невообразимый ужас отрыва от родных мест, насильственный разрыв семей, тотальное ограбление, инсценировки расстрелов, вероятность скорой и неизбежной смерти от голода самых близких на свете и дорогих - невинных детишек.

После смерти очередного отмучившегося страдальца возникала проблема его последнего пути. Труп в лучшем случае удавалось оставить на каком-либо полустанке, положив горсть земли на закрывшиеся глаза (АМ ФВ, д. 122, лл. 20-21). Но известны и худшие исходы, это когда двери вагона не открывали неделю за неделей. Приходилось тогда выталкивать трупы сквозь упомянутые окошки под крышей - можно себе представить, что ощущали при этом близкие покойного (АМ ФВ, д. 56, л. 1). Тело Хамахара Куртвели из Корбека лежало в жарком вагоне 4 дня; когда его оставляли на каком-то полустанке, страшно кричала старуха-мать. Под эти крики, тут же рожала Куртсеитова Хатидже (АМ ФВ, д. 208, л. 2). Некоторым затем довелось испытать ещё один вариант подобных «похорон»: если депортация продолжалась водным путём (например, по реке Ветлуге в Марийской АССР), то покойников заставляли бросать прямо в воду, на съедение рыбам (АМ ФВ, д. 183, л. 1).

Согласно подсчётам, сделанным отечественными и западными исследователями, только во время транспортировки крымских татар в 1944 г. на места высылки, в эшелонах и других перевозочных средствах погибло около 7 890 человек, то есть, не менее 4,1% от всего народа (Наберухин, 1995, 11).

8. Арабатские татары и другие татары, убитые на месте потому, что они — крымские татары

Как и в любом ином деле, советский человек не смог обойтись без «проколов» и в депортации столь ненавистных ему крымчан. Пусть это не покажется невероятным, но в столь чётко организованной акции, как выселение коренного народа, была забыта Арабатская стрелка — узкая полоска суши у Азовского моря почти стокилометровой протяжённости. Здесь испокон веку жили крымские татары — рыбаки, перевозчики, тягали, выволакивавшие сивашскую соль на сушу, короче, люди, добывавшие хлеб тяжким трудом под палящим солнцем или штормами открытой всем ветрам, безлесной «стрелки».

О том, что небольшая часть татар осталась на крымской земле вопреки всем Постановлениям, власти вспомнили лишь в 1945 г. Тут же было доложено Б.Кобулову, что там осталось несколько десятков уцелевших семей. Узнав, что часть крымских татар, пусть и малая, избежала депортации, заслуженный чекист пришёл в ужас, и это легко понять — вероятно, он представил себе, что с ним сделает усатый Хозяин, когда тому «стукнут» о его промахе.

И Б.Кобулов приказал очистить Арабатскую стрелку в течение двух часов. Причём выбор средств оставил, как говорят, своим подчинённым, на их усмотрение. Правда, когда первый приступ страха прошёл, он увеличил срок исполнения акции до 1 суток. Как рассказывали участники этой неординарной даже в те лихие времена операции, «в течение суток всех татар собрали на одной из пристаней, погрузили их в трюм старой баржи и отбуксировали её до середины Азовского моря. Затем открыли кингстоны. Верхние люки были закрыты» (Каримов, 1991, 3).

Разделили участь арабатских татар и их земляки, оставшиеся в Крыму не волею случая, а осознанно. Те, кто нашёл в себе мужество бежать во время высылки, чтобы остаться на земле предков вопреки явной обречённости такой попытки. Сколько их было, в точности пока неизвестно, предположительно - несколько десятков, вряд ли сотен. Среди них, кажется, не было ни одной женщины или ребёнка.* Такое решение принималось, скорее всего, в одиночку,

Об их существовании скоро узнали органы, на них стали охотиться облавами, как на опасных хищников. Но крымские татары легко уходили от погонь, их хранили родные горы (это не метафора, не преувеличение, это — было!).

Самая крупная из известных нам групп насчитывала 40 человек, она просуществовала до 1947 года, когда их землянку у Биюк-Дере (близ дороги из Корбека на Чучельский перевал) обнаружили НКВД-шники. Не осмелившись сразиться с крымскими татарами, не пытаясь их арестовать, они забросали землянку противотанковыми гранатами. Живым оттуда на поверхность земли никто не вышел (АМ ФВ, д. 208, л. 2). <..>

9. Солдатская судьба

Выше не раз отмечалось, что в эшелонах находился не весь народ. Значительная часть его сражалась и гибла на фронтах. Но крымские татары-военнослужащие сполна разделили участь своих соотечественников. Хоть и не сразу, а после небольшой отсрочки. Например, в частях, оставшихся после победы на территории Венгрии, крымские татары лишь в августе 1945 г. были изолированы и под конвоем, пешим ходом отправлены в Винницкую область. Здесь их поместили за проволоку фильтрационных лагерей, и, когда их набралось достаточно много, железной дорогой доставили в Ташкент. Там, находясь в бывшем лагере ГУЛАГа, вчерашние солдаты получили возможность с большим или меньшим успехом искать своих близких (АМ ФВ, д. 91, лл. 3-4). Ещё большую отсрочку — до осени 1946 г. — предоставили Джеббару Керимову, воевавшему с японцами в Манчжурии (Сеитбекиров, 2005. С.7). <..>

Сообщают, что в 1945 году крупная группа средних и старших офицеров-крымских татар (300-400 чел.) собралась в Симферополе. Они требовали возвращения их семей в Крым. Дело дошло до Москвы, из ЦК партии поступило распоряжение отправить всю группу временно в какой-нибудь санаторий на Южном берегу, пока будет решена техническая сторона дела. Так и сделали, а затем состоялось обычное «решение проблемы», свидетелем исполнения которого оказался вполне конкретный человек, военный шофёр Гриша: «Была глубокая ночь, мы, не зная для чего, остановились у здания санатория, в машины стали грузить каких-то людей, охрана была такая, что у каждого из этих людей был поставлен охранник и каждый вёл своего. Я услышал только, что мы едем в какое-то дере (ущелье). С нами никто не разговаривал. По приезду в это дере, выгрузив людей, мы стали отъезжать. Моя машина была последней, когда я стал отъезжать, я услышал частые автоматные очереди, услышали это и другие водители. Людей [которых казнили] было приблизительно человек 400» (АМ ФВ, д. 186, л. 12).

Ещё одно свидетельство — о расстреле на склоне Бабугана, куда офицеров доставили прямо из Симферополя (АМ ФВ, д. 210, л. 1); ещё одно, того же рода, — о бойне близ деревни Топлы (АМ ФВ, д. 213, л. 1), а сколько подобных акций было проведено более профессионально, то есть совершенно скрытно?

Несмотря на скудость информации, дошедшей до нас, уже сейчас можно сделать некоторые осторожные выводы. Судя по всему, казни татарских офицеров заранее не планировались — несколько десятков крымскотатарских солдат и офицеров, лежавших в крымских госпиталях, по выздоровлении были благополучно отправлены в среднеазиатскую ссылку (АМ ФВ, д. 211, л. 2). Расстрелы же, скорее всего, были вызваны настойчивостью и последовательностью требований боевых офицеров (судя по всему, их скопилось в Крыму неожиданно много), которые наверняка пользовались симпатией таких же, как и они фронтовиков — русских офицеров. Эти крымскотатарские группы грамотно и настойчиво требовали отмены постановления о депортации, не имевшего под собой никакой правовой основы, противоречивших советской Конституции — всё это было очень серьёзно. Тогда, очевидно, и было принято какое-то решение об их «обезвреживании» обычным для карательных органов методом. Соответствующее распоряжение было, очевидно, разослано в райвоенкоматы Крыма. Этот вывод следует из того, что аппарат именно РВК явился единственным исполнителем указанной акции. Дальнейшее научное расследование, безусловно, уточнит эту картину, нарисованную здесь в самых общих чертах.

в) Общие результаты депортации

Что же представлял собою полуостров в первые дни и недели после завершения депортации? Прежде всего, бросалась в глаза безлюдность множества деревень, ранее заселённых полностью или почти полностью татарами. Это можно сказать о Бахчисарайском и Ак-Шейхс-ком районах, но не только. Простой пример: из 9 ялтинских сёл, где проживало 1 470 семей (5 546 чел.) различной национальной принадлежности, осталось после депортации 249 чел. или 69 семей, преимущественно русских; в Дегирменкое из 995 жителей осталось 9 чел. или менее 1% (Мустафаев, 1994, 2).

Какими же были материальные утраты, понесённые народом? На этот вопрос был дан ответ советским государством. После завершения депортации была сделана опись крымскотатарского имущества, которого они лишились. Опись эта проводилась до 24.08.1944 г. То есть, она была завершена более чем через три месяца после того, как последний эшелон с жертвами покинул полуостров, через целых три месяца, на протяжении которых славянское население беззастенчиво растаскивало движимое имущество жертв депортации. Уже по этой причине этот подсчёт не мог быть верным.

Но имела место и преднамеренная фальсификация полученных при описи данных. Это удалось выяснить благодаря инициативе крымских татар, проведших в 1973—1974 собственную перепись, в которую вошли и данные о материальных утратах.

Эти данные были собраны в машинописной «Исторической справке, составленной крымскотатарским народом по материалам переписи, проведённой самим народом» и частично (?) опубликованы в: Б|луха Ю, Власенко О. Депортоваж кримсью татари, болгари, В1рмен1, греки, жмц|. Документи. Факти. Свщчення. (1917— 1991). Ки1в, 2004. После этого по инициативе Тимура Дагджи была создана независимая экспертная комиссия, в которую вошли доктора и кандидаты экономических наук, подсчитавшая на основе упомянутого документа, а также дополнительных архивных материалов общую сумму ущерба, понесённого крымскотатарским народом в результате депортации. Эти данные были опубликованы в крымской печати (Справка, 2006).

Огромен был невозместимый урон, нанесённый крымскотатарской культуре. Если считать только крымскотатарские (национальные) библиотеки, то было ликвидировано (т.е. не перемещено, не продано, а именно уничтожено, по большей части, в огне костров) 560 сельских библиотек и избчитален, 861 школьная библиотека, несколько фундаментальных библиотек в культурных центрах и 112 значительных частных книжных собраний. Была закрыта 861 крымскотатарская школа, а также масса культурных учреждений — от сельских клубов до уникальных, то есть имеющих мировое значение музеев и национальных отделений высшей школы — также до того существовавших только в Крыму. Причём этот вандализм касался не только крымскотатарских библиотек и других институтов национальной культуры.

Были уничтожены книги на языке коренного народа, хранившиеся и в русских библиотеках Крыма. Самый трагический пример такого рода — судьба «Таврики». Эту библиотечную коллекцию, являвшуюся крупнейшим в мире собранием книг, рукописей, карт и фотоматериалов, имевших отношение к Крыму, основанную в начале XIX в., грабили уже при отступлении красной армии в начале войны. Затем отсюда вывезли около 2 500 ценнейших книг немецкие оккупанты. Но ни «наши», ни немцы не интересовались литературой на крымскотатарском языке. Очередь до неё дошла после 18 мая 1944 г. Как сообщали очевидцы, крымскотатарские книги, в том числе и принадлежащие к раритетным, в том числе и уникальные, сжигали прямо во дворе Центрального республиканского музея. Причём этих книг было столько, что костры не затухали «в течение нескольких недель» (Вольвач, 1999, 5). Наверное, когда-нибудь в этом нешироком дворике будет воздвигнут памятник казнённым книгам…

Едва ли менее трагична судьба разнообразных рукописных материалов (в том числе и литературных, включая не только дореволюционные, но и средневековые), хранившихся в библиотеках и национальных музеях крымскотатарского народа. Они попросту исчезли. Бесследно и, возможно, навсегда. Как отмечает доктор филологических наук Исмаил Керимов, до сих пор «не найдены и не исследованы сотни (подчёркнуто мной — В.В.) ценных рукописей, исчезнувших после депортации крымскотатарского народа» (Керимов, 1999. С.5).

Наступление на крымскотатарскую культуру продолжалось и в местах ссылки. Дети — а их было около 46 ООО — были вынуждены разделять каторжный труд на хлопковых и иных полях с взрослыми, подбирать случайно оброненные зерна злаков, рвать лебеду и другие травы на похлёбку, иначе семьи просто не выжили бы. Поэтому лишь 10% из сосланных детишек могли посещать школу (Э.Аблаев. Колониализм в области образования или Судьба депортированного народа ГК, 10.06.2005. С.7. Остальные 90% оставались во тьме полного невежества, теряя год за годом время, в течение которого происходит формирование ума и основных качеств характера человека.

Это выводы не только крымских татар—свидетелей преступления, не только крымских учёных и общественных деятелей. Общие результаты депортации исчерпывающе констатировала и Московская Хельсинкская Группа, которая в ноябре 1977 г. направила участникам Белградской встречи по безопасности и сотрудничеству в Европе письмо, в котором в частности утверждалось:

Этим актом выселения крымскотатарский народ лишился:

  • родного края, в котором предки нынешних крымских татар, осваивая землю, с первых веков нашей эры сформировались как народность, назвав свой край на родном языке Крымом, а себя впоследствии крымскими татарами;
  • памятников материальной культуры, созданной руками талантливых представителей народа в течение многих веков.

У крымскотатарского народа ликвидированы:

  • начальные и средние школы обучения на родном языке — гарантия существования и сохранения крымскотатарского языка;
  • высшие и средние учебные заведения, специальные и профессиональные, технические училища с преподаванием на родном языке — кузницы национальных кадров;
  • национальные ансамбли, театры и студии;
  • газеты, издательства, радиовещание и другие национальные органы и учреждения (Союзы писателей, журналистов, художников и т. д.);
  • научно-исследовательские институты и учреждения по изучению крымскотатарского языка, литературы, искусства и народного творчества

У крымскотатарского народа уничтожены:

  • кладбища и могилы предков с надмогильными камнями и надписями;
  • памятники и мавзолеи исторических личностей народа.

У крымскотатарского народа отняты:

  • национальные музеи и библиотеки с десятками тысяч томов на родном языке;
  • клубы, читальни, молитвенные дома — мечети и медресе.

Фальсифицирована история формирования крымскотатарского народа как народности и уничтожена исконная топонимия:

  • переименованы названия городов и сёл, улиц и кварталов, географические названия местностей и т. п.;
  • переделаны и присвоены народные легенды и другие виды народного творчества, созданные веками предками крымских татар.

В результате таких мер, подорвавших корни национального существования и развития народа, на глазах всего советского народа и мировой общественности запятнана честь всего крымскотатарского народа» (Цит. по: Проект, 2005. С.З).

г) Проблема геноцида Неисчислимый и невосполнимый ущерб причинила депортация коренному народу Крыма, подвергшегося в 1940—х гг. и позже геноциду. Именно так, геноцидом, были определены действия советских властей по отношению к крымскотатарскому народу Законом РСФСР от 26 апреля 1991 г. № 1107—1 «О реабилитации репрессированных народов. В Ст.2 этого Закона насильственное переселение народа признано «геноцидом».

На момент написания этой книги соответствующего закона Украиной не принято — о причинах этого преступного равнодушия к судьбе целого народа можно только догадываться. Возможно, в связи с этим время от времени в крымских (бывших партийных) органах печати появляются протесты русскоязычных авторов против употребления характеристики самой акции депортации как геноцид. Поэтому придётся сделать небольшой экскурс в область международного права.

Это был именно геноцид в смысле, придаваемом этому термину Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказания за него, принятой Генеральной ассамблеей ООН 09. 12. 1948 г. и вступившая в силу 12. 01. 1961 г. Статья 2 этой Конвенции гласит:

«В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую: а) убийство членов такой группы; в) причинение серьёзных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение её[…]

Каковы же были количественные показатели этого преступления, его масштаб по отношению к общей массе репрессированного народа? Как упоминалось выше, государственные власти не были, естественно, заинтересованы в квалификации своей преступной политики, поэтому официальной статистики такого рода не существовало. Но активисты национально-освободительного движения проводили с этой целью неофициальные переписи и массовые опросы. Кроме того, проводились социологические исследования, преследовавшие иные цели, но пролившие свет и на указанную проблему. Согласно подсчётам, всего из Крыма было депортировано (учитывая и крымских татар, попавших в ссылку не из Крыма) 238 500 чел., в подавляющем большинстве женщины и дети: лишь 13,6% приходилось на мужчин, старше 18 лет (в основном вчерашних подростков и стариков), в то время, как 41,7% составляли дети. В целом, согласно этим подсчётам, за время перемещения народа и первые полгода жизни в ссылке, погибло почти 110 000 чел. (Ташкентский, процесс, 29-30; см. также в: Бтуха, Власенко, 2004. С.315). То есть, 46% или почти половина этноса.

Мы ещё вернёмся к этой труднопредставимой цифре, лучше иного материала доказательно свидетельствующей о том, что коренной народ Крыма был подвергнут геноциду.

Источник: В. Возгрин. «Крымские татары». (Очерки этнической истории коренного народа Крыма)


Только для служебного пользования подлежит возврату

ИНСТРУКЦИЯ о порядке приема скота, сельскохозяйственной продукции и другого имущества от спецпереселенцев

(извлечение)

15 мая 1944 г.

(В п.п. 1-4 о создании комиссий по приему от спецпереселенцев скота, сельхозпродукции и другого имущества. — авт.)

п. 5. Спецпереселенцы берут с собой личные вещи, одежду, бытовой инвентарь, посуду и продовольствие в количестве до 500 кг на семью.

6. Оставшиеся и учтенные комиссиями скот, сельскохозяйственная продукция и другое имущество принимаются:

а) Наркоммясомолпромом СССР — крупный рогатый скот, овцы, свиньи и птица.

б) Наркомсовхозов СССР — племенной скот.

в) Наркомземом — все лошади, волы и пчелосемьи.

г) Наркомзагом СССР - зерно, овощи, табак, кожа, шерсть и другая сельскохозяйственная продукция.

д) Местными органами власти — дома, хозяйственные постройки, мебель, сельхозмашины, инвентарь, приусадебные участки, посевы, насаждения и другое имущество.

7. Принятые от спецпереселенцев скот и зерно должны быть обращены в первую очередь на покрытие государственных поставок. Вся остальная часть скота, зерна и других видов сельскохозяйственной продукции принимается по обменным квитанциям.

8. … Обменные квитанции составляются в 2-х экземплярах, первый экземпляр квитанции через органы НКВД направляется в места расселения спецпереселенцев.

11. Органы местной власти, районные (городские) и местные комиссии несут ответственность за проведение своевременного и полного сбора, учета и оформления соответствующими документами оставшегося от спецпереселенцев — скота, сельскохозяйственных продуктов и другого имущества.

12. За безнарядный расход, хищение или присвоение… виновные подлежат привлечению к уголовной ответственности.

(Всего 13 пунктов. Авт.)

Комиссия Совнаркома СССР

15 мая 1944 года

(отпечатано в Симферополе в 1-й гостипографии, тираж 300 экз.)

Опубликовано: Брошеван В. М., Тыглянц П. К. Изгнание и возвращение. Симферополь.

Таврида. 1994 С. 129. 130

КОММЕНТАРИЙ:

Эта инструкция датируется 15 маем 1944 года. Возможно, солдатам было дано указание не позволять крымским татарам брать с собой необходимые вещи. Народ не только выслали, но и присвоили все до последней иголки. Документы подтверждают это. По каждому уже опустевшему дому составлялись акты.


Старый Крым

18 мая 1944 г.

АКТ о приеме скота, сельхозпродуктов и другого имущества

Гр. Фебзиева

Проживающего в селе (городе) Старом Крыми

Старокрымского р-на (улица. Дом №) Р. Люксембург. 7.

Овец — 2
Коз — 3
Пшеницы — 126 кг
Кукурузы — 105 кг
Ячменя — 15 кг
Подсолнуха — 16 кг
Муки — 46 кг
Картофеля — 20 т
Табака — 1 кг
Кожи крупные — 1
—»— мелкие — 6
Шерсть — 2, 3
Домов — 2, саманный,
крытый черепицей
Сараев — 2
Посевы овощей — 1000 м.
Плодовых деревьев — 29
Кроватей — 7
Столов — 6
Стульев — 14
Шкафов — 3
Швейных машин — 1
Самоваров — 1
Обуви — 1

Опубликовано: Брошеван В. М., Тыглянц П. К. Изгнание и возвращение. Симферополь. Таврида. 1994 С. 129,130.


18 мая 1944 года

А К Т № 2 о приеме скота, сельхозпродуктов и другого имущества по хозяйству

гр. Демержи Эмир Усеиновича

Проживавшего в сел. (городе) Алипка

Харабаирский спуск в д. 1 района (улица, дом №) _

Наименование Количество (штук-руб.), вес (кг) Примечание
Скот:
1. Коров Трусы ношеные 3×10 руб.
2.. Молодняка круп. рог. скота. - Скатерти 2×80-/ /-
3. Телят (до 1 года) - Жилет 1×5-/ /-
4. Овец Простыни 5×65-/ /-
5. Коз Наволочки-/ /-
6. Птицы - Косынки 1×3-/ /-
7. Лошадей Рядно5х25-/ /-
8. Волов Подушкн перовые 7×105-/ /-
9. Пчелосемей - -/ /-диванные 2×35-/ /-
10. Чадры 15×150
II. Сельхозпродукты Галстуки 8×80
Одеяло пикейное 1×40
1. Пшеницы - Занавески тюлевые 1×20
2. Кукурузы - Полотенце кухонное 3×15
3. Ячменя 40,0 Одеяло ватное 1×35
4. Горох 7,0 -/ /-детские 2×25
5. Подсолнуха - Зеркало настольное 1×8
6. Мука картофельная 2,5 Отрезы серые (покрывало) 2×20
7. Крупа перловая 1,5 Матрацы 4×40
8. Фасоль 1.5 Часы стенные в футляре 1×40
9. Овощей - -II- ходики 1 х5
10. Табака - Комод-1-40
11. Соль 6,0 Диван простой деревян. 1-40
12. Сундук деревянный 1×10
13. Стулья 3×18
14. Кожи крупные Патефон 1х-80
15. Кожи мелкие 1 шт. Мясорубка 1×20.
16. Овчины - Примус 1×15
17. Шерсть - Зернодробилка 1х-20
18. Репродуктор 1×10
19. Ветошь 7,0-14
III.Постройки овощерезка 1-10
Гардероб 1-30.
1. Домов: 2-х этажный каменный 1 Столовый малоценный инвентарь 73 (вилки, ложки и др.)
2. Сараев - навес деревянный, 1 Бензин в бидоне 0, 5 л 1-50
3. Крышки для банок (новые) 6×2-50
4. Печка буржуйка 1-40
5. Вешалка стенная 1-4
6. Клеенка 1-10
7. Молоток сапожный 1-40
8. Клещи 1-4
9. Ножницы для резки железа 1-5 руб.
ГУ. Посевы и насаждения Нитки в мотках 5 шт. - 3 руб.
1. Озимых Нитки в катушках 1 шт. -40/ / -II-/ /
2. Яровых зерновых - Пуговицы разные в коробках 10/ / -11-11-/ /
3. Овощей - Кружева 1-5-/ /-/ /
4. Плодовых деревьев (шт.) 5 шт. Олово 0, 3-10-/ /-/ /-
5. Виноградника (кустов) Сорочки женские 1/ / 5-/1-11-/ /
V. Сельскохозяйственный инвентарь
1. Плугов -
2. Борон -
3. Повозок • -
4. Вилы 1
5. Лопат 1
6. Цапок
7. Топор для копки дров 2
Наименование Количество Предварит. Оценка в руб. Примечание
IV. Домашнее имущество:
1. Кроватей железных 1 40
2. Столов простых 2 65
3. Стульев -
4. Шкафов посудных 2 40
5. Швейных машин 11601491289370 2 400
6. Самоваров никелер. с подносом I 100
7. Ковров прикроватных 2 70
8. Тужурка старая 1 150
9. Обуви
10. Жилет овчинный 1 40
11. Брюки ватные рабочие 1 50
12. Белые и серые ношенные 3 90
13. Кальсоны мужские 4 80
14. Рубашки мужские ношенные 2 60

Председатель комиссии Земливолов Члены: подпись неразборчиво авт.

Источник: Государственный архив Автономной Республики Крым ф. Р. 3287. Оп. 1. Д. 2 (заверенная копия).

Опубликовано «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.


ПЕРЕЧЕНЬ предметов домашнего обихода с указанием средних цен (в рублях за единицу), которыми следует руководствоваться при оценке имущества, оставшегося от переселенцев

Кровать никелированная 750
— *— фасонная х спальная 400
— »— англ. на сетке 200
— »— простая железная, доска 85
-«- детская на сетке 150
Шифоньер с зерк. Массивный 650
— »— без зеркала 400
—»— фанерованными 300
Буфет массивный 400-650
— »— фанерованный 300-500
Стол обеденный с точеными ножками раздвижной) 200
— »— квадратный 120
письменный 2-тумб. 400-500
—»— с 1 тумбой 200
— »— кухонный 75
—»— пристенный 50
Шкаф посудный 100
Этажерка на тумбе 75
Этажерка обыкновенная с точеными ножками 50
Стулья венские 25
Стулья кабинетные 30
Табуретка 10
Комод 350
Диван дерматиновый 300-500
Кушетка 150
Матрацы пружинные 150
— »— травяные 100
Абажуры 40-150
Шторы дверные 150
— *— оконные матерчатые 100
Занавески тюлевые 60
Подушки перьевые 50
Кошмы шерстяные цветные 250
Одеяла ватные 150-30С
— »— шерстяные 150
— »— шелковые 600
Бурки 300
Ведра оцинкованные 20
Ведра железные 10
Велосипед отеч. 1000
Глиняная посуда 5 л 10
Графин стек л. 10
Жаровня железная 5
Зеркало-трюмо 500
Зеркало 20 кв. см ЗО
Кадушка дер. (до 50 л) 15
— »— свыше 35
Кастрюля эмал. 3 л 50
Керосинки 2-х фит. 50
Примусы ЗО
Кувшины медные 10 л 60
Тазы медные 100
Лампы керосиновые плоек, гор. 10
Лампы круг, горения ЗО
Машины швейные ручные Госшвеймашины 350
Машина кабинетная 750
Машина швейная «Зингер» ручная 600
— »— кабинетная 1200
Патефоны 900
Пластинки 5-20
Печи железные 25
Топоры 5
Самовары 175
Тарелки глубокие 6
—»— мелкие глиняные 5
— »— десертные 2
Блюда 10
Чашки чайные 5
Блюдца 3
Чайные заварные 5
Пиалы глиняные 5
Сковородки малые 5
Ванны железные 100
Сундуки дер. Малые 50
— *— большие 100
Часы-ходики 25
— »— стенные 300-1000
Чугуны 3-х литр. 15
Карнизы оконные 10
Топчаны деревянные; 10
Репродукторы 35

Подготовлено финуправлением Крымской АССР

Опубликовано: В. Брошеван, П. Тыглиянц. Изгнание и возвращение. Таврида. 1994. АРК. С. 143-144. + «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.


г. Симферополь № Я 11

30 мая 1944 г.

Председателям горрайисполкомов

Секретарям горрайкомов партии

«В соответствии с инструкцией о порядке реализации имущества спецпереселенцев, предлагаем вам при реализации указанного имущества в первую очередь обеспечить нужды гостиниц, домов колхозника (с тем, чтобы в каждом районе был хорошо оборудованный дом колхозника), детских площадок, детских садов, ясель, лечебных и административных учреждений района.

Все швейные машины передать местной промышленности и промкооперации для создания пошивочных мастерских.

Сети, бочкотару, корзины, сепараторы, маслобойки, мясорубки, медные тазы, сельхозинвентарь в необходимом количестве передать райпромкомбинатам.

Учитывая полное отсутствие мебели у всех реэвакуированных и оккупантов) и партизан, исполкомам гор-райсоветов необходимо рассмотреть заявления указанных лиц и в соответствии с возможностью удовлетворить их минимальные потребности.

Отпуск всего имущества производить только после оценки и внесения стоимости финансовыми органами.

Зам. Пред. Совнаркома КАССР П. Ямпольский Секретарь обкома ВКП (б) В. Березкин

Опубликовано: Опубликовано «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.


Распоряжение М488 г.

Г. Симферополь

13 июня 1944 г.

В целях упорядочения реализации имущества спецпереселенцев предлагаю председателям горрайисполкомов:

1. Реализацию указанного имущества производить в городах через склады и магазины местных торгов, а в сельской местности через сельпо райпотребсоюзы в установленном Обкомом ВКП (6) и Совнаркомом Крыма письмами от ЗО/У ХоЯ-11 и 6 июня Я-11 порядке.

2. В 5-ти дневной срок произвести учет наличия и выданных разным лицам изъятых музыкальных инструментов (пианино, рояль) и обеспечить в первую очередь музыкальными инструментами клубы, избы-читальни, школы, пионерлагеря, домплощадки, дома отдыха и санатории.

3. Обязать местные торги и РПС в декадный срок организовать ремонтные мастерские по ремонту и реставрации имущества спецпереселенцев.

4. Обязать н-ка торга Крыма т. Швецова обеспечить контроль за выполнением н/распоряжения.

24.08.1944 г.

Зам. Пред. Совнаркома КАССР П. Ямпольский

Зав. Проток, частью Стужина

Опубликовано: Брошеван В. М., Тыглянц П. К. Изгнание и возвращение. Симферополь. Таврида. 1994, С. 70-71.


ТАБЛИЦА

учета материальных ценностей крымских татар, оставленных после их выселения, по данным комиссии СНК СССР

Наименование Единица измерения Количество
Крупного рогатого скота и птицы Голов 15 740
В том числе:
Коров Голов 10 700
Молодняка старше года Голов 886
Телят до года Голов 4 139
Овец Голов 22 466
Коз Голов 21 810
Птицы Голов 11 311
Лошадей Голов 4 450
Волов Голов 284
Ослов Голов 184
Пчелосемей Шт. 3 916
Сельхозпродуктов (всего) Тыс. ц 40
В том числе: ц
Пшеницы ц 8 755
Кукурузы ц 12 654
Ячменя ц 15 306
Прочих зерновых культур ц 1618
Муки ц 762
Крупы ц 264
Подсолнечника ц 368
Табака ц 40
Вина Тыс. литр 95
Сухих фруктов ц 314
Кож разных Шт. 7 285
Овчин Шт. 43 207
Шерсти т 554
Домов Шт. 25 561
Надворных построек Шт. 15 000
Приусадебных участков: Шт. 18 736
Их площадь Тыс. га 3
Плодовых деревьев Тыс. шт. 110
Кустов виноградника Тыс. шт. 130
Посевы овощных и других культур Га 1500
Общественные посевы, принадлежавшие бывшим татарским колхозам:
- под озимыми и яровыми культурами Тыс. га 68.5
- под овощами Га 10 025
- под плодовыми насаждениями Га 3900
- под виноградниками Га 2 694
- под техническими и другими культурами Га 2 977
Сельхозинвентарь (всего) Ел. 34 565
В том числе
-Плугов Ед. 1266
-борон Ед. 1434
- повозок Ед 1359
-сбруй Ед. 2466
- комплектов лопат и цапок Ед. 2 8 040
Предметы домашнего обихода:
-кроватей Шт. 55 750
-столов Шт. 41447
- стульев разных Шг. 78 497
-шкафов Шт. 20 054
-диванов Шт. 4126
-швейных машин, Шт. 6 975
- самоваров Шт. 4 994
-ковров шт. 4 242
-одеял Шт. 18 830
-подушек Шт. 65152
- предметов одежды Шт. 15 585
-пианино Шт. 410
- велосипедов Шт 723
- патефонов Шт. 475
- часов разных Шт. 4760
- посуды и других различных предметов Шт. 420 000

Опубликовано: Брошеван В. М., Тыглиянц П. К. Изгнание и возвращение. Симферополь, Таврида, 1994. С. 137-138.


Материальный ущерб, нанесенный депортацией крымскотатарскому народу

СВЕДЕНИЯ

об ущербе, нанесенном крымскотатарскому народу вследствие насильственной депортации 18 мая 1944 года

(составлена на оснований исследования документов Крымского Госархива)

По данным Крымского Государственного архива численность населения Крымской АССР к началу Отечественной войны составляла 1126, 4 тыс. человек, в том числе 251 тыс. человек крымских татар (22,3% от общей численности). Занятость населения в целом по народному хозяйству в это же время составляла 292,4 тыс. чел. или 26% от общей численности населения, в том числе 65,3 тыс. крымских татар.

Согласно архивным данным из Крыма в 1944 году насильственно было выселено 188626 крымских татар, в том числе из городов 19750 человек и из сельской местности — 168876 челоек.

В результате депортации многие населенные пункты остались абсолютно безлюдными. Характерным в этом отношении является Ялтинский район, где абсолютно преобладающее большинство сельского населения составляли крымские татары. Здесь имелся 21 населенный пункт, они входили в 18 сельских и курортных поселковых Советов. До высылки в районе было 20 колхозов, где насчитывалось 1825 крестьянских дворов с населением 7666 человек. Выселение проводилось из 21 населенного пункта, в результате чего многие из них опустели. Их 9 сельских населенных пунктов численностью 5546 человек (1470 семей) было выслано 5297 крымских татар (1401 семья). После депортации здесь осталось 249 человек (69 семей), жителей русскоязычного населения, в частности, в оселке Дегерменкой (ныне Запрудное) до депортации проживало 995 человек, после выселения осталось всего 9 человек русскоязычного населения. Аналогичная картина наблюдалась и по остальным населенным пунктам района. Остальная часть крымскотатарского населения была истреблена в годы войны, находилась в рядах Советской Армии, частично была насильственно угнана в Германию или направлена в так называемую «трудовую армию» для работы в шахтах и на лесозаготовках.

В результате депортации у крымских татар было изъято 80 с лишними тысяч домов, более 34 тысячи приусадебных участков колхозников, около 500 тысяч голов скота, посевной площади колхозов — 360 000 га, табачных плантаций — 8000 га, 360 пчеловодческих пасек, около 40 тысяч тонн сельхозпродуктов. Большой урон нанесен учреждениям культуры и общественным организациям, а именно ликвидировано:

личных библиотек — 112
библиотек начальных школ — 640
библиотек средних школ — 221
болхозных библиотек — 200
избчитален — 360
районных библиотек — 30;
городских библиотек — 60;
крымскотатарских школ: начальных — 640;
средних — 221;
клубов — 263.

По сути дела была ликвидирована вся система высшего, среднего и специального образования на крымскотатарском языке.

Сельские жители при депортации вынуждены были оставить 6700 единиц сельхозинвентаря. Основные виды предметов домашнего обихода, изъятых при депортации, составили более 751 тыс. единиц.

Источники: 1. Крымский Госархив, фонд 2221, опись №1, дело 555; 2. Крымский Госархив, фонд Р-652, опись №2, дело 29; 3. Крымский Госархив, фонд Р-652, опись №22, дело 14.

X. МУСТАФАЕВ, Депутат Верховного Совета Крыма, кандидат экономических наук

Источник: Опубликовано «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів

Материальный и моральный ущерб, нанесенный Крымскотатарскому народу сталинской депортацией.

(Расчеты и выводы сделаны группой ученных в 2005 г.)

СПРАВКА о материальном и моральном ущербе, нанесенном преступной депортацией 1944 года крымскотатарскому народу, подлежащий возмещению

На основании постановлений Государственного комитета обороны СССР № 5859-СС от 11 мая № 5984 от 2 июня 1944 года из Крыма было выселено на спецпоселения в республики Средней Азии, Урал, Сибирь, Север и др. районы Российской Федерации 44006 семей крымских татар в количестве 191088 чел.1 Основная масса депортированных крымских татар были размещены в Узбекской ССР. В «Исторической справке, составленном крымскотатарским народом по материалам переписи, проведенной самим народом»2 численность выселенных крымских татар составляет 238 тыс. человек, из которых в первые 1,5 года с мая 1944 по январь 1946 года от голода, холода, болезней, невыносимых условий в местах спецпоселений умерло 110 тыс. человек (46%).

Со спецпоселения крымские татары были освобождены в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1956 года № 135 /42 без возвращения конфискованного при выселении имущества и без права возвращения в места, откуда были высланы.

Наряду с этим, Постановлением Совета Министров УССР от 15 декабря 1956 года № 1501-050 «О расселении татар, немцев, греков, болгар, армян и др. лиц, ранее проживавших в Крымской области, которые возвращаются из мест спецпоселений», им запрещалось проживать в Запорожской, Одесской, Херсонской, Николаевской, Крымской и Закарпатской областях.

Ограничения в проживании на территории Крымской области с бывших спецпоселенцев, из числа крымских татар, отменены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года № 1861-УП «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму» и Постановлением Совета Министров УССР № 593 от 7 сентября 1967 года проведена паспортизация всего населения области, что создало новые препятствия для репатриантов и послужило основой для отказа в прописке 1670 чел. только из-за того, что жилая площадь не соответствовала санитарной норме (13,65 кв.м. на человека).

Только в 1969 году народными судами области по искам прокуроров частные сделки купли-продажи домов в 26 случаях были признаны недействительными и в 23 случаях семьи были выселены из жилых строений, а затем выдворены за пределы Крыма.

Борьба крымскотатарского народа за возвращение на свою историческую Родину, поддержка мирового правозащитного движения вынудило руководство СССР принять соответствующие нормативно-правовые акты „О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав“ /Постановление Верховного Совета СССР от 7 марта 1991 г.3/ В Законе РСФСР от 26 апреля 1991 г. № 1107-1 „О реабилитации репрессированных народов“ в ст.2 насильственное переселение народа признано „геноцидом“. В соответствии с вышеназванным Постановлением Верховный Совет СССР отменил статью 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1956 года „О снятии ограничений по спецпоселению с крымских татар, балкарцев, турок — граждан СССР, курдов, хемшилов и членов их семей, выселенных в период Великой Отечественной войны“, а также статью 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года „О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму“ (Ведомости Верховного Совета СССР, 1967 г., № 36, ст. № 493). Этим же Постановлением было поручено Кабинету Министров СССР совместно с высшими органами государственной власти и управления республик организовать до конца 1991 года практическое восстановление законных прав репрессированных народов, включая предоставление соответствующих льгот гражданам, мобилизованным в годы Великой Отечественной войны в рабочие колонны, а также установить по мере создания экономических и социальных условий порядок, размеры и механизм материальных компенсаций лицам, непосредственно подвергавшимся насильственному переселению.

Постановленим Кабинета Министров СССР от 6 июня 1991 года4 „Об отмене постановлений бывшего Государственного Комитета обороны СССР и решений Правительства СССР в отношении народов, подвергшихся репрессиям и насильственному переселению“ было отменено Постановление Государственного комитета обороны СССР от 11 мая 1944 г. № 5859 „О крымских татарах“, а также Постановление ГКО СССР от 2 июня 1944 г. № 5984.

Таким образом, справедливость была восстановлена частично. Основная масса - около 300 тыс. человек, крымскотатарского народа возвратилась на свою историческую Родину. Однако около 200 тыс. человек все еще остаются в местах спецпоселений, не имея материальной возможности вернуться.

До сих пор на своей исторической родине крымскотатарский народ остается ущемленным в своих правах: не восстановлен статус коренного народа, нет закона Украины о реабилитации, не восстановлены права на земельную и имущественную собственность, не возмещен ущерб, нанесенный народу преступной депортацией 1944 года.

Основываясь на архивных и статистических материалах, переписи населения и имущества, оставленного после выселения из Крыма, нами произведены расчеты о материальном и моральном ущербе, нанесенной насильственной депортацией 1944 года крымскотатарскому народу (таблица). Расчеты осуществлены по данным переписи, проведенной крымскотатарским народом в 1973-1974 гг.6 по ценам 1961 года с переводом в доллары США по курсу 0,62 руб. за 1 доллар.

Как свидетельствуют данные, об оставленном имуществе по архивным данным СНК СССР опись завершена к 24.08.1944 года, то есть более чем с трех - месячным опозданием после высылки 18-20 мая 1944 года. Этого времени было достаточно, чтобы разграбить оставленное. Во-вторых, налицо факт искажения данных. По данным комиссии СНК СССР от 24.08.1944 г. числится оставленных домов 25561, а крупного рогатого скота 15740 гол., в т.ч. коров-10700 голов, против 80350 домов и 127548 гол. КРС по переписи, проведенном крымскотатарским народом. Если даже брать данные комиссии СНК СССР, то абсурдным выглядит наличие 1 коровы на 2,5 двора. Численность овец и коз занижена в 8 раз, приусадебные участки колхозников — в 11,5 раза, общественные посевы, принадлежащие татарским колхозникам — 4,5 раза. В перечне данных СНК СССР вообще отсутствуют данные о колхозном скоте, принадлежащим крымским татарам — на сумму 71,5 млн. долл., колхозный неделимый фонд в банке - на 77,4 млн. долл., колхозные школы, клубы библиотеки — на 67,1 млн. долл., культурные и общественные учреждения - на 357,9 млн. долл.

Таким образом, общий ущерб, нанесенный насильственной депортацией 1944 года крымскотатарскому народу от изъятия общественной коллективной собственности и захвата личной собственности граждан, оценивается в сумме 6194,8 млн. долл.

Моральный ущерб оценивается в сумме 11,2 млрд. долл., а от потерь человеческого капитала в 3,5 млрд. долларов США.

По оценкам экспертной комиссии компенсация доли участия спецпоселенцев крымскотатарской национальности в создании национального дохода постсоветских стран, направляемая на воспроизводство, с июня 1944 по 1994 гг. составляет 16,09 млрд. долл.

Компенсации постсоветскими странами подлежит 16,09 млрд. долл. США.

Совокупный материальный, моральный ущерб и потери человеческого капитала оцениваются в размере 21,84 млрд. долл. США.

Итого ущерб, нанесенный насильственной депортацией 1944 года крымскотатарскому народу, с учетом компенсации оценивается:

в сумме —37,93 млрд. долл. США.

В расчетах не учтены расходы на самовозвращение народа на историческую родину и издержки, понесенные народом на обустройство.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Справка о лицах крымскотатарской национальности, проживавших в Крыму.

Источник: Юрій Білуха, Ольга Власенко. Депортовані кримські татари, болгари, вірмени, греки, німці. Документи. Факти. Свідчення.(1917-1991), м. Київ, 2004.-С.315.

2. Там же, с.329

3. Текущий архив Отдела Национальной политики ЦК КПСС, 1991 г.

4. Юрій Білуха, Ольга Власенко. Депортовані кримські татари, болгари, вірмени, греки, німці. Документи. Факти. Свідчення.(1917-1991), м. Київ, 2004.-С.436-438

5. Таблица учета материальных ценностей крымских татар, оставленных после их выселения, по данным комиссии СНК СССР от 24.08.1944 г.

Источник: Сборник архивных документов. Юрій Білуха, Ольга Власенко. Депортовані кримські татари, болгари, вірмени, греки, німці. Документи. Факти. Свідчення.(1917-1991), м. Київ, 2004.-С.436-438

6. Там же, с. 328-329

Источник: Хроника текущих событий. Москва. Изд. „Хроника“, Вып. 31., 17 мая 1974 г.


Таблица

О материальном и моральном ущербе, нанесенном насильственной депортацией 1944 года крымскотатарскому народу.

Наименование Оценка материальных ценностей крымских
п/п татар, оставленных после их выселения, по
данным переписи проведенной
крымскотатарским народом в 1973-1974 гг.'
по ценам 1961 г., тыс.руб. (тыс.долл.)
1 Ущерб от изъятия общественной 1400537,4
коллективном собственности, всего. (2238930,6)
в т.ч.
1.1 Колхозный скот и птица 44320,0
(71483,9)
1.2 Колхозный неделимый фонд в 48000.0
банке (77419,4)
1.3 Культурные и общественные 221880,5
учреждения (357871,8)
1.4 Колхозные производственные 139425,0
здания (224879,0)
1.5 Колхозные школы, клубы, 46631,0
библиотеки (67146,8)
1.6 Посевная площадь колхозов 360000,0 га
119485,0
(192717,7)
1.7 Колхозные выгоны 200000 га
7400,0
(11935,5)
1.8 Сады и виноградники 15299 га
280718,4
(452764,5)
1.9 Табачные плантации 8000 га
109690,0
(176919,4)
1.10 Колхозные пасеки 360 пасек.
2001,6
(3228,4)
2 Ущерб, нанесенный в результате 2440262,3
захвата личной собственности (3935906,5)
граждан крымскотатарской
национальности, всего
в т.ч.
2.1. Приусадебные участки
колхозников 34359 га
250600,0
(404193,5)
2.2. Скот в личных хозяйствах 47229,8
(761771)
2.2.1. Крупного рогатого скота 127548 гол.
2.2. Коз и овец 357003 гол.
2.3. Производственный и 21237,9
хозяйственный инвентарь (34254,6)
2.4. Запасы продовольствия, семян,
корма, стройматериалы 93317,4
(150511,9)
2.5. Бочки дубовые 1008,7 шт.
33623,4
(54231,3)
2.6. Дома 80350 ед.
785897,0
(1267575,8)
2.7. Драгоценности и предметы 1179462,5
домашнего обихода (1902358,8)
Ущерб от уничтожения
исторических памятников 570000,0
(919354,8)
Потери человеческого капитала,
тыс. долл. (3521768,1)
Моральный ущерб, тыс. долл. (11200000,0)
Компенсация доли участия
крымскотатарского населения в
создании национального дохода
постсоветских стран с июня 1944 по
1994 гг. (доля, направляемая на
воспроизводство), тыс.долд. 16094000,0
Итого (37929958,0)

Члены экспертной комиссии:

1. Абдуллаев Р.А., д.э.н., профессор.

2. Дагджи Т.Ш., заслуженный работник культуры Узбекистана, ветеран национального движения.

3. Джемилев Н.И., к.ф.м. н., доцент.

4. Новиков Ю.Н., д.э.н. профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины.

5. Османов И.Х., д.э.н., профессор, академик Академии экономических наук Украины.

6. Сохтаев М.К., к.с.н., доцент, член корр. КАН.


Приложение 24.08.1944 г.

ТАБЛИЦА 5

учета материальных ценностей крымских татар, оставленных после их выселения, по данным комиссии СНК СССР

Наименование Единица Количество Сумма,
измерения тыс.грн.
Крупного рогатого скота и птицы голов 15740
В том числе:
Коров голов 10700 66875,0
Молодняка старше года голов 886 5537,5
Телят до года голов 4139 1242.0
Овец голов 22466 2022.0
Коз голов 21810 1308,6
Птицы голов 11311 609.0
Лошадей голов 4450 3895,0
Волов голов 284 213,0
Ослов голов 184 5,5
Пчелосемей штук 3916 1176,0
Итого 82884,0
Сельхозпродуктов (всею) тыс.центнеров 40
В том числе: пшеницы Ц 8755 6040,9
Кукурузы Ц 12654 7845,5
Ячменя ц 15306 9030,5
Прочих зерновых культур Ц 1618 95.5
Муки Ц 762 167,6
Крупы ц 264 92,4
Подсолнечника Ц 368 165,6
Табака ц. 40 80,0
Вина тыс.литров 95 1900,0
Сухих фруктов ц 314 125,6
Кож разных шт. 7285 364,3
Овчин шт. 43207 6481,0
Шерсти тонн 554 8310,0
Итого шт 40699,0
Домов шт • • 5387,3
Надворных построек шт. 15000 120000,0
Приусадебных участков шт 18736
их площадь тыс. га 3 18000,0
Плодовых деревьев Тыс. штук 110 66000,0
Кустов виноградника Тыс. штук 130 19500,0
Посевы овощных и др. культур га 1500 37500,0
Итого 5648300,0
Общественные посевы, принадлежащие бывшим татарским колхозам
-под озимыми и яровыми культурами тыс. га 68,5 965850,0
-под овощами га 10025 247056,0
-под плодовыми насаждениями 3900 725400,0
-под виноградниками 2694 862080,1
-под техническими и другими культурами 2977 95859,4
Итого 2896245,0
-Сельхозинвентарь (всего) единиц 34565
В том числе:
-плугов ед 1266 1512,2
-борон ед 1434 717,0
-повозок ед 1350 1350,0
-сбруй ед 2466 370,0
-комплектов лопат и цапок ед 28040 280,4
Итого 4229,6
Предметы домашнего обихода:
-кроватей штук 55750 22300,0
-столов шт 41447 12434,1
-стульев разных шт 76497 2294,9
-шкафов шт 20054 2005,4
-диванов шт 4126 1650,4
-швейных машин шт 6975 3313,1
-самоваров шт 4994 874.0
-ковров шт 42423 16969,2
-одеял шт 18830 6590,5
-подушек шт 65152 3257,6
-предметов одежды шт 15582 779,1
-пианино шт 410 615,0
-велосипедов шт 723 723,0
-патефонов шт 475 427,5
-часов разных шт 4760 2856,0
-посуды и других различных предметов шт 420000 4200.0
Итого 81288,0
Всего, тыс. грн. тыс. долл. США 8753645,0 (1733395,0)

Члены экспертной комиссии:

1. Абдуллаев Р.А., д.э.н., профессор.

2. Дагджи Т.Ш., заслуженный работник культуры Узбекистана, ветеран национального движения.

3. Джемилев Н.И., к.ф.м. н., доцент.

4. Новиков Ю.Н., д.э.н. профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины.

5. Османов И.Х., д.э.н., профессор, академик Академии экономических наук Украины.

6. Сохтаев М.К., к.с.н., доцент, член корр. КАН.

Источник: Опубликовано в газете «Голос Крыма» 25 ноября 2005 года.


2. В первые годы в местах депортации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГКО №5937 СС

Москва. Кремль. 21 мая 1944 г.

1. Разрешить НКВД СССР (т. Берия) направить в целлюлозно-бумажную промышленность и леспромхозы Наркомлеса, обеспечивающие целлюлозно-бумажные комбинаты древесиной, в Молотовскую, Горьковскую, Свердловскую области и Марийскую АССР 1000 семейств переселяемых крымских татар.

2. Обязать Наркомат целлюлозно-бумажной промышленности и Наркомлес принять и разместить для работы на предприятиях целлюлозно-бумажной промышленности и леспромхозах, обеспечивающих целлюлозно-бумажную промышленность древесиной, направляемым к ним 10. ООО семей спецпереселенцев.

Разрешить НКВД СССР в районах размещения спецпереселенцев — татар на предприятиях Наркомлеса и Наркомата целлюлозно-бумажной промышленности создать спецкомендатуры.

Председатель Государственного Комитета Обороны

И. Сталин

Послано: Молотову, Берия, Чеботареву, Салтыкову, Чадаеву

Опубликовано: «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів. + «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.


Из доклада комитета при СНК СССР по учету и размещению рабочей силы

Зам председателя Президиума

Верховного Совета СССР тов. Швернику 17 июля 1944 г.

<… > В Молотовскую область в первом полугодии 1944 г. было переселено 5293 семей - 20025 чел. Из Крыма.

Источник: ГАФР. Ф. Р. - 9479. Оп. 1. Д. 152. Л. 8. Опубликовано: Бугай Н. Ф. «Депортация народов Крыма» Москва, «ИНСАН», 2002, С. 94.


Из докладной записки зам. наркома внутренних дел Марийской АССР Свинцова

Начальнику ОСП НКВД СССР М. Кузнецову 24 августа 1944 г.

За июль 1944 г. Прибыло спецпереселенцев — крымских татар всего — 2291 семей — 9177 чел. мужчин — 1481, женщин - 3329, детей 4 367.

Спецпереселенцы размещены в 6 регионах республики. Побегов за июль 1944 г. — 70.

Источник: ГАРФ. Ф.Р-9479. Оп. 1. Д. 174. Л. 94. Опубликовано «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музичпа Украіна» 01004. Киів.

КОММЕНТАРИЙ:

Как видно из этого сообщения мужчины составляли всего 16%. Это были старики и инвалиды. За несколько дней до поголовной депортации большинство мужчин были вывезены из Крыма на так называемый трудовой фронт в Российскую Федерацию, остальные оставались еще в действующей армии. Но вскоре и их — боевых солдат и офицеров, несмотря на их заслуги, ордена, медали и благодарности командования, отправили в места, куда были высланы их семьи. Они тоже стали спецпереселенцами.

О ПРАВОВОМ СТАТУСЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ Постановление Совета Народных Комиссаров СССР

8 января 1945 г.

Совет Народных Комиссаров СССР постановляет:

1. Спецпереселенцы пользуются всеми правами граждан СССР, за исключением ограничений, предусмотренных настоящим Постановлением.

2. Все трудоспособные спецпереселенцы обязаны заниматься общественно-полезным трудом.

В этих целях местные Советы депутатов трудящихся по согласованию с органами НКВД организуют трудовое устройство спецпереселенцев в сельском хозяйстве, в промышленных предприятиях, на стройках, хозяйственно-кооперативных организациях и учреждениях

За нарушение трудовой дисциплины спецпереселенцы привлекаются к ответственности в соответствии с существующими законами.

3. Спецпереселенцы не имеют права без разрешения коменданта спецкомендатуры НКВД отлучаться за пределы района расселения, обслуживаемого данной спецкомендатурой.

Самовольная отлучка за пределы района расселения, обслуживаемого спецкомендатурой, рассматривается как побег и влечет за собой ответственность в уголовном порядке.

4. Спецпереселенцы - главы семей или лица, их заменяющие, обязаны в 3-х дневной срок сообщать в спецкомендатуру НКВД о всех изменениях, происшедших в составе семьи (рождение ребенка, смерть члена семьи, побег и т. п.)

5. Спецпереселенцы обязаны строго соблюдать установленный для них режим и общественный порядок в местах поселения и подчиняться всем распоряжениям спецкомендатур НКВД.

За нарушение режима и общественного порядка в местах поселения спецпереселенцы подвергаются административному взысканию в виде штрафа до 100 рублей или ареста до 5 суток.

Зам. Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР

В. Молотов

Управляющий делами Совета Народных комиссаров СССР

Я. Чадаев

Москва. Кремль, 8 января 1945 г.

Источник: Текущий архив Кабинета Министров Украины Опубликовано: Депортовані кримські татари, болгари, вірмени, греки, німці. Збірник

Документів (1941-1998). Київ. Абрис. 1999. Арк. 9-10.


Сведения о численности возвратившихся

с фронта спецпереселенцев 1945—1946 гг.

Наименование Офицеры Сержанты Рядовой
контингента состав
Всего: 5943 20209 130691
Крымские татары 524 1392 7079
греки 8 96 465
Болгары 9 79 494
Армяне 19 70 485
Другие 9 33 19
С Северного Кавказа 710 1696 6488
Немцы 1609 4282 27724
Из Грузии 57 459 3559
Калмыки 383 1118 4683
По указу от 26 июля1 ПА г. 132 1128 4736
І946 Г. 2423 9558 71606
«Власовцы» 12 104 810
Поляки

Источник: ГАРФ. Ф. Р. -9479 Оп. 1. Д. 436-33. л. 98-99.

Опубликовано: Бугай Н. Ф. «Депортация народов Крыма». Москва, «ИНСАН», 2002, С. 150.


Совершенно секретно

СПЕЦСООБЩЕНИЕ

№52/1853с.

Тов. Чернъишову 19 октября 1944 г.

У спецпереселенцев — крымских татар, проживающих в пос. Вогулка Ворошиловского района Молотовской области обнаружено 18 случаев заболевания сыпным тифом.

Приняты меры к прекращению эпидемии: организован специальный изолятор, на место выехала бригада медработников Облздравотдела.

Начальник Отдела спецпереселений НКВД СССР

Полковник М. Кузнецов

Источник: ГАРФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 160. Л. 47. Опубликовано ♦Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.

Из докладной записки зам. начальника отдела Спецпереселений НКВД СССР полковника Г.Б. Малькова

Зам. Народного комиссара внутренних дел Союза ССР, Комиссару 2-го ранга тов. В.В.Чернышеву.

14 октября 1944 г.

Согласно Вашего распоряжения мною была произведена проверка работы по обслуживанию спецпереселенцев, расселенных в Костромской области. <…>

В Кологривском районе подготовка к зиме бараков идет медленно. Из-за отсутствия стекла, оконные рамы не ремонтируются. Одеждой и обувью переселенцы не обеспечиваются. Спецпереселенцы работают в лесу босиком.

В снабжении спрецпереселенцев хлебом имеются перебои по 2-3 дня. С 16 по 29 августа совершенно не выдавался хлеб на Фофановском лесоучастке Понтовского леспромхоза. Семьи спецпереселенцев снабжаются питанием нерегулярно, качество пищи неудовлетворительное, хлеб выдается из расчета 150 грамм на человека.

Зарплата не выплачивается с июля с. г. Медобслуживание неудовлетворительное. Среди спецпереселенцев на участке Фофанова, Марков луг и Широкие луга распространены заболевания дизентерией, чесоткой и экземой.

Школьное обеспечение детей спецпереселенцев необеспеченно <…>

Демобилизованные из армии спецпереселенцы прибыли к месту расселения в летнем армейском вполне исправном обмундировании. Работая в лесу без спецодежды, свою обувь изорвали.

Начальник отдела спецпоселений ГУЛАГА НКВД СССР полковник Мальков.

Источник: ГАРФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. д.160. Л. 51-55. Опубликовано: Бугай Н.Ф. « Депортация народов Крыма» Москва. «ИНСАН» 2002. С.96-98, 142-143.


Из докладной записки Л.П. Берии 26 мая 1945 г.

О состоянии трудового и хозяйственно-бытового устройства спецпоселенцев из Крыма

На 20 мая 1945 г. их было 36415 семей - 131690 человек, расселялись в 59 районах Ташкентской, Самаркандской, Ферганской, Андижанской, Наманганской, Кашкадарьинской, Бухарской областей.

В колхозах трудоустроены 14712 семей (54243 чел.), в совхозах - 7633 семей (26994 чел), на промышленных предприятиях -14059 семей (50447 чел.). Главная причина затяжки трудоустройства — неправильное отношение к спецпереселенцам местных партийных и советских органов, что признано было и ЦК КП(б) Узбекистана. <…>

Начальник спецпоселений НКВД СССР

Кузнецов

Народный Комиссар внутренних дел Узбекской ССР

Бабаджанов

Источник: Опубликовано «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.

КОММЕНТАРИЙ:

Шла война, трудовых ресурсов не хватало, ибо большинство мужского населения было призвано в действующую армию. Поэтому спецпоселенцы были трудоустроены. Однако о создании бытовых условий для переселенцев в местах их высылки, принимающие их республики не были своевременно оповещены. Крымских татар расселяли в наскоро вырытых землянках, в которых ютились по 5-6 семей, в старых свинарниках и коровниках, полуразрушенных бараках. Не было нормальной питьевой воды, что приводило к эпидемии различных кишечных заболеваний, негде было помыться, постирать белье и т.п.

Приближалась зима, а у людей не было крыши над головой.


НАРКОМНЕФТЬ СССР

2 сентября 1944

Тов. Седину И. К.

Спецпереселенцы из Крыма, переданные для трудоустройства в Стройтрест Наркомнефти (Ленинский район Андижанской области), находятся в крайне тяжелых жилищных условиях. Так, например, на строительных участках № 1, 2, 3 и 4 спецпереселенцы размещены в непригодных для жилья в помещениях, не имеющих крыщ и окон. <…>

Копию Вашего распоряжения по этому вопросу прошу выслать в НКВД СССР.

Зам. народного комиссара внутренних дел Союза ССР

Чернышев

Источник ГАРФ. Ф Р-9479. Оп.1. Д. 208. Л.19. Опубликовано: Крымские студии. Информационный бюллетень.

№ 1-2 (13-14) 2992 г. Киев - С 98-99 + «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.


СПЕЦСООБЩЕНИЕ

о случаях заболевания среди спецпереселенцев Крымских татар в Узбекистане

За последнее время среди спецпереселенцев - Крымских татар в Узбекской ССР значительно возросло количество случаев заболевания малярией и желудочно-кишечными болезнями.

В отдельных районах республики заболевания среди спецконтингента по своей массовости и интенсивности приняли форму эпидемии. По Наманганской области, где расселено 13907 человек, болеют (в основном малярией и желудочно-кишечными заболеваниями) до 40% спецпереселенцев.

В Пахтакорском районе Самаркандской области, где расселено 1309 спецпереселенцев, наблюдается поголовное заболевание малярией.

В совхозе Нарпай Кермининского района Бухарской области из 4095 спецпереселенцев в течение июня месяца с. г. умерло в основном от малярии и желудочно-кишечных заболеваний 94 человека, из них 33 чел детей.

В совхозе Баяут №1 и 2 Ховастского района Ташкентской области, где поселено 3918 человек с момента поселения по настоящее время заболело желудочно-кишечными заболеваниями 132 человека, малярией 15 человек и форм. №4 - 8 чел., из них за это время умерло: от ф. №4 — 2 чел., от желудочно-кишечных заболеваний 36 чел.

14 случаев смертности от желудочно-кишечных заболеваний зарегистрировано среди спецпереселенцев на руднике «Ташкент Сталинуголь„ Ахангаранского района Ташкентской области.

Причины распространения заболеваний среди спецпереселенцев малярией — это отсутствие профилактических мероприятий — обезвреживания малярийных очагов и хинопрофилактики населения из-за отсутствия акрихина и хинина.

Остро-желудочно-кишечные заболевания происходят главным образом от употребления сырой воды, немытых овощей и антисанитарного состояния жилищ. Предупредительные мероприятия не проводятся из-за отсутствия бактериофага.

Для борьбы с эпидемическими заболеваниями среди спецконтингенгов, кроме постоянного медико-санитарного обслуживания, мобилизован медперсонал областных и районных отделов здравоохранения. Наркомздравом в места расселения высланы медицинские бригады.

Согласно справке Наркомздрава УзССР, даже к сокращенному Наркомздравом Союза ССР плану на 1944 год Узбекская ССР недополучила 4088 кг противомалярийных препаратов (акрихин в таблетках). <…>

Учитывая, что за последнее время в Узб. ССР имеют место серьезные вспышки заболеваний малярией и острыми желудочно-кишечными болезнями среди спецпереселенцев-крымских татар, а Наркомздрав УзССР не имеет необходимого количества нужных медикаментов не только для профилактики, но даже для лечения больных:

Прошу Вас принять меры через Наркомздрав Союза ССР о немедленной отгрузке Наркомздраву УзССР указанного количества медикаментов.

Зам. наркома Внутренних дел УзССР

полковник Госбезопасности МЕЕР

Источник: ГАФР, ф. 9479, оп. 1с, д. 160, л. 23-23 об.

Опубликовано: Інформаційний бюллетень «Кримські студії», №1-2 (13-14). + «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.


Секретно

Товарищу Берия Л. П.

По сообщению НКВД Узбекской ССР за последнее время среди спецпереселенцев - крымских татар значительно возросло количество случаев заболевания малярией и желудочно-кишечными болезнями.

В отдельных районах Узбекской ССР эти заболевания среди спецпереселенцев по своей массовости приняли форму эпидемии <… >

Для борьбы с малярией и желудочно-кишечными болезнями среди спецпереселенцев затрудняется из-за отсутствия в Наркомздраве Узбексой ССР необходимого количества медикаментов — акрихина, хинина и бактериофага.

По нашей просьбе Наркомздрав СССР направляет Наркомздраву Узбекской ССР целевым назначением 200 тысяч таблеток бактериофага и 100 кг акрихина.

Чернышов

Источник: ГАФР. Ф. Р. - 9479. Оп. І. Д. 160. Л. 19.

Опубликовано: інформаційний бюллетень «Кримські студії», №1-2 (13-14), С. 98.+ «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.

КОММЕНТАРИЙ:

Узбекистану для депортированных крымских татар, согласно письма Зам наркома Внутренних дел УзССР, полковника Госбезопасности т. Меера срочно требовалось 4088 кг. акрихина. В ответ на это Наркомздрав СССР посылает 100 кг. Это в 41 раз меньше необходимого. Что это? Нехватка в стране так остро необходимого для спасения людей препарата или умышленное злодеяние?


КОММЕНТАРИЙ:

С момента депортации прошло больше года. 1483 беспризорных ребенка отправлено в детские дома. А сколько их было до этого, когда от тифа и малярии умирали тысячи взрослых людей? Тогда оставшихся без родителей сирот не считали. Власти подбирали их и также отправляли в детские дома. Позже, родственники этих беспризорных ребят искали их по детским домам. Но мало кому удалось найти. Им меняли имена, фамилии и национальности. Наряду с искусственными условиями, созданными для истребления какого либо народа или части его, данное преступление также считается тяжким и подпадает под формулу геноцида.

Один из членов комиссии, которая была создана для определения материального ущерба, нанесенного депортацией, профессор Рает Абдуллаев вспоминает, что в детском доме в небольшом поселке Эркин Ташкентской области, куда он попал в 1944 году, находилось несколько сот детей, потерявших родителей. Их привезли со строительства 1, 2 и 3-й ГЭС, что недалеко от поселка Келес, строительство которых вели крымские татары. Там люди умирали десятками в день. Раету Абдуллаеву повезло. Отец вернулся с фронта и забрал его. Судьба остальных неизвестна.

В 1953 году согласно справке МВД СССР по работе среди спецпоселенцев на 1 июня 1948 года в СССР состояло на учете 2 255 420 человек разных национальностей. Из них - 779.019 детей. В детских домах насчитывалось всего 44 человека и 2094 — в трудовых колониях. Судя по всему, дети представителей многих других народов, находящихся на спецпоселении и потерявшие своих родителей, попали в детские дома, их отнесли, как и крымских татар, к другой национальности и сняли с учета.


Справка о рождении и смертности спецпоселенцев, а также о количестве детей, не достигших 16-летнего возраста

с 1 января по 31 декабря 1951 г.

Наименование контингента Родилось Умерло Всего на учете детей:
Всего с 1945 по 1950 г. 196633 287770 204109
В том числе:
Немцы 92763 60655 87239
С Северного Кавказа 53557 34903 59951
Из Крыма 13823 32107 20512
Калмыки 7843 15206 7728
Бывшие кулаки. 13405 21554 2983
Из Грузии 7383 19047 9860
Оуновцы' 2181 14435 8390
С Черноморского побережья 1697 1780 1536
Поляки 1427 636 1050
Из Прибалтики. 903 4123 2080
Из Литовской ССР 684 4071 2230
Из Молдавской ССР 681 627 925
«Фольксдойче» 143 248 142
Немецкие пособники» 82 289 195
Иранцы 41 32 63
«ИПХ» 40 313 . 133
Басмачи 27 18 52
'Власовцы' - 7201 -
«Указники' (по Указу от 02. 07.48) - 519 -
Из Пскова - 6 -

Начальник 4 отделения 3 отдела МВД СССР

майор Курочкин

Источник: ГАРФ. Ф. Р. -9479. Оп. 1. Д. 436. Л. 67. Опубликовано Бугай Н. Ф. «Депортация народов Крыма*. Москва. «ИНСАН», 2002, стр. 109-115, 160,165-167.


Из Справки МВД СССР по работе среди спецпоселенцев

10 апреля 1953 г.

До августа 1941 г. на спецпоселении находились только бывшие кулаки, высланные на спецпоселение в период сплошной коллективизации.

1941—1948 гг. выселены и первоначально расселены 3 266 340 человек, с момента расселения прибыло 215 242 человека, убыло 1 226 162 человека. Состояли на учете на 1 июня 1948 г. — 2 255 420 чел.

Из общего числа спецпоселенцев, состоящих на учете спецпоселений семей 610482 (2235482 чел.), мужчин — 653272, женщин - 779019, детей до 16 лет - 803191 (в эти данные не вошли спецпоселенцы «указники», переселенные на спецпоселение после 1 июля 1948 г.). Из общего количества состоявших на учете спецпоселенцев числится временно выбывших 76030 чел., в местах лишения свободы — 38629 чел., находится в бегах - 33563 чел., в домах инвалидов -1700 чел, в детских домах -44 чел., в трудколониях — 2094 человека. Таким образом, находятся на спецпоселении 2 159452 человека.

<… > Из общего количества 215242 человека, прибывших после поселения, прибыло на спецпоселение равномерно 132851 чел., в том числе немцев — 112784 чел., членов семей «оуновцев» — 9768 чел., крымских татар, греков, болгар, армян — 6986 человек, других контингентов -3313 человек.

<… > С момента расселения до настоящего времени на спецпоселении родилось 82391 чел., в том числе детей бгвших кулаков - 22209, немцев — 22210, чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев - 26002, других контингентов - 11970.

<… > Из общего количества убывших 1226162 чел., освобождено из спецпоселения - 883102 чел., умерло на спецпоселении 309100 чел., снято с учета как дважды учтенные (в порядке уточнения учета) — 33960 человек.

<… > Из общего числа умерших 309100 чел. Умерло после высылки на спецпоселение: чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев - 144704, немцев — 42823, спецпоселенцев из Крыма — 44887, калмыков — 16594, турок, курдов, хемшилов — 14895, членов семей «оуновцев» — 10384, бывших кулаков — 30194, других контингентов — 5958 человек.

Наибольший процент смертности имелся среди спецпоселенцев, переселенных в 1944 г. Так, из общего количества переселенцев в этом году, до настоящего времени умерло: чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев - 23, 7%, крымских татар, болгар, греков, армян — 19, 6%, калмыков — 17, 4%, турок, курдов, хемшилов — 14, 6%.

<… > По данным на 1 июля 1948 г., все спецпоселенцы переданы для трудового устройства в сельском хозяйстве (колхозы и совхозы) — 101427 вл., в угольной промышленности — 212294, в лесную промышленность -80405 чел., на предприятия МВД СССР (главным образом в золотоплатиновую и алмазную промышленность) — 96619 чел., на разные другие промышленные предприятия - 752832 чел.

Из общего количества 535742 трудоспособных спецпоселенцев, переданных для трудоустройства в сельском хозяйстве, по отдельным контингентам передано: чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев —145037 (или 68, 9% к числу трудоспособных из них), калмыков - 23090 чел. (57, 1% к числу трудоспособных из них), крымских татар, болгар, греков, армян — 30704 (или 30% к числу трудоспособных из них), немцев — 269092 (или 47,6% к числу трудоспособных из них), бывших кулаков - 20073 (30,3%), турок, курдов, хемшилов — 38508 (93,4%), «оуновцев» — 7536 (15,9%); других контингентов - 1852 (или 1, 2% к числу трудоспособных из них).

В.Шиян

Источник: ГАРФ. Ф. Р. -9479. Оп. 1. д. 573. Л. 285-286. Подлинник. Опубликовано «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.

КОММЕНТАРИЙ:

Ведя целенаправленную политику геноцида крымскотатарского народа, Советское государство, идет на подлог и явно занижает цифры о смертности среди этой категории своих граждан. Достаточно проанализировать приведенную выше таблицу о количестве детей, достигших 16 летнего возраста. Нужно отметить, что 1951 год это не 1944, когда люди жили в землянках и в бараках без окон и крыш. Тогда смертность была еще выше.

НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА ПРОВЕЛО САМОПЕРЕПИСЬ В 1957, 1966 и 1973-74 гг.

СПИСКИ ИМЕН И ФАМИЛИЙ ПОГИБШИХ В СПЕЦПОСЕЛЕНИЯХ БЫЛИ ПЕРЕДАНЫ В ЦК КПСС.

В УСЛОВИЯХ «ОСОБОГО РЕЖИМА КОМЕНДАНТСКОГО НАДЗОРА» — РЕЖИМА ГОЛОДА, ЭПИДЕМИЙ, НЕВЫНОСИМЫХ ЖИЛИЩНЫХ УСЛОВИЙ, НАЦИОНАЛЬНОГО И ГРАЖДАНСКОГО БЕСПРАВИЯ, ПОЛИТИЧЕСКОГО И ДУХОВНОГО ТЕРРОРА, ЗА ПЕРВЫЕ ПОЛТОРА ГОДА ВЫСЫЛКИ ПОГИБЛО 46.2 ПРОЦЕНТА КРЫМСКИХ ТАТАР.


тов. Берии Л. П.

1 августа 1944 г.

При переселений из Крыма имели место случаи выселения женщин по национальности татарок, армянок, гречанок, болгарок, мужья которых являются по национальности русскими и оставлены на место жительства в Крыму или находятся в Красной Армии.

Считали бы целесообразным таких женщин при отсутствии на них компрометирующих данных из спецпоселения освободить. Просим Вашего указания.

Чернышов, Кузнецов

Источник: ГАФР. Ф. Р. - 9479. Оп. 1. Д. 160. Л. 27.

Опубликовано: «Депортоваш кримсю татари, болгари, в1рмени, греки, шмщ» Издательство «Музична Украша» 01004. Кшв.

КОММЕНТАРИЙ:

В свое время была дана утечка информации о том, что крымскотатарские женщины, вступившие в брак с русскими, будут освобождены от спецпоселений. Это был один из многих шагов, направленных на вынужденную ассимиляцию народа.

«оуновцев» — 7536 (15, 9%); других контингентов - 1852 (или 1, 2% к числу трудоспособных из них).

В.Шиян

Источник: ГАРФ. Ф. Р. -9479. Оп. 1. д. 573. Л. 285-286. Подлинник. Опубликовано «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.

КОММЕНТАРИЙ:

Ведя целенаправленную политику геноцида крымскотатарского народа, Советское государство, идет на подлог и явно занижает цифры о смертности среди этой категории своих граждан. Достаточно проанализировать приведенную выше таблицу о количестве детей, достигших 16 летнего возраста. Нужно отметить, что 1951 год это не 1944, когда люди жили в землянках и в бараках без окон и крыш. Тогда смертность была еще выше.

НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА ПРОВЕЛО САМОПЕРЕПИСЬ В 1957, 1966 и 1973-74 гг.

СПИСКИ ИМЕН И ФАМИЛИЙ ПОГИБШИХ В СПЕЦПОСЕЛЕНИЯХ БЫЛИ ПЕРЕДАНЫ В ЦК КПСС.

В УСЛОВИЯХ «ОСОБОГО РЕЖИМА КОМЕНДАНТСКОГО НАДЗОРА» — РЕЖИМА ГОЛОДА, ЭПИДЕМИЙ, НЕВЫНОСИМЫХ ЖИЛИЩНЫХ УСЛОВИЙ, НАЦИОНАЛЬНОГО И ГРАЖДАНСКОГО БЕСПРАВИЯ, ПОЛИТИЧЕСКОГО И ДУХОВНОГО ТЕРРОРА, ЗА ПЕРВЫЕ ПОЛТОРА ГОДА ВЫСЫЛКИ ПОГИБЛО 46.2 ПРОЦЕНТА КРЫМСКИХ ТАТАР.


тов. Берии Л. П.

1 августа 1944 г.

При переселений из Крыма имели место случаи выселения женщин по национальности татарок, армянок, гречанок, болгарок, мужья которых являются по национальности русскими и оставлены на место жительства в Крыму или находятся в Красной Армии.

Считали бы целесообразным таких женщин при отсутствии на них компрометирующих данных из спецпоселения освободить. Просим Вашего указания.

Чернышов, Кузнецов

Источник: ГАФР. Ф. Р. - 9479. Оп. 1. Д. 160. Л. 27.

Опубликовано: «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.

КОММЕНТАРИЙ:

В свое время была дана утечка информации о том, что крымскотатарские женщины, вступившие в брак с русскими, будут освобождены от спецпоселений. Это был один из многих шагов, направленных на вынужденную ассимиляцию народа.


Из письма Л. Берии В. М. Молотову

19 июня 1944 г.

В составе семей переселенцев — чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, крымских татар — в Казахскую, Киргизскую и Узбекскую ССР в 1944 году прибыло до 300 тыс. детей в возрасте до 16 лет.

Спецпереселенцы размещены небольшими группами в колхозах и районах вперемежку с местными — русским, казахским, узбекским и киргизским населением. Проживают они в условиях особого режима (запрещение свободно перемещаться вне пределов пунктов проживания и др.)

Организовать начальную школу для детей спецпереселенцев — чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев и крымских татар с обучением на их национальных языках нет возможности в силу отсутствия соответствующих педагогических кадров. В силу всех этих условий НКВД считает целесообразным обучение детей спецпереселенцев производить на русском языке в существующих школах по месту жительства.

Источник: ГАРФ. Ф. Р. - Оп. 47. Д. 4374. Л. 2.

Опубликовано: Бугай Н. Ф. «Депортация народов Крыма», Москва, «Инсан». 2002. С.92

КОММЕНТАРИЙ:

В Крыму до войны было 640 начальных и 220 средних школ. Это были национальные школы, укомплектованные педагогическим составом. Директора школ и педагоги были выселены вместе со всем народом. Ссылка Л. Берии на отсутствие соответствующих педагогических кадров для обучения детей на их национальном языке не соответствует действительности. Это было началом этноцида крымскотатарского народа, его русификации.


СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ДОКТОР НАУК, ПРОФЕССОР В. Е. ВОЗГРИН

Предоставляя материал в ООН, Совет Европы, другие международные организации и парламенты разных стран для признания сталинской депортации крымских татар геноцидом, в числе прочих документов необходимо приложить и пятитомник историка Валерия Возгрина. Мы нигде не найдем более ярких свидетельств этого преступления.

Представляя читателям еще один отрывок из его книги, должен признаться откровенно, у меня рука не поднималась делать значительные сокращения. Каждая строчка в его книге это кусочек судьбы крымскотатарского народа, чудом выжившего в этой стране, руководство которой делало все, чтобы уничтожить его морально и физически, это капля крови нашего народа и поток слез.

ГЛАВА XVII. ССЫЛКА

Что такое Средняя Азия для нас, людей сугубо своего, особого склада бытия, зарождённого на стыке двух цивилизаций, Европейской и Азиатской, мало что говорило. Всё было нам здесь чуждо… Самое настоящее Средневековье встретило нас.

(АМ ФВ, д. 143, лл. 4, 7)

Подготовка «принимающей стороны»

Конечно, камни в двери вагонов по пути в ссылку летели не случайно. С населением вдоль всего маршрута следования крымскотатарских эшелонов была заблаговременно проведена соответствующая работа. Причём эта пропаганда не была чрезмерно сложной. Более того, она была рассчитана не то, что на недалёких, тёмных людей, а на психически неполноценных дебилов. Ведь вместо того, чтобы представить крымских татар предателями социалистической Родины, антисоветчиками, гитлеровскими пособниками и пр. (всё это говорилось советской и зарубежной общественности, но позже), населению придорожной полосы, в том числе жителям крупных городов, внушалась информация из области то ли фантастического, то ли больного воображения.

Работники пропаганды сообщали о том, что вскоре проследуют поезда, в которых повезут рогатых и одноглазых людей (АМ ФВ, д. 6, л. 14). Были варианты: говорили о трёхглазых монстрах (АМ ФВ, д. 98, л. 14), в Московской и Костромской областях - о людоедах (АМ ФВ, д. 25, л. 2; АМ ФВ, д. 109, л. 3; АМ ФВ, д. 89 «а», л. 4), Ташкенту был преподнесён комбинированный образ одноглазых людоедов (АМ ФВ, д. 87, л. 6), то же было в Джамбае (АМ ФВ, д. 110, л. II) и Фергане (АМ ФВ, д. 122, л. 22), а в Чирчике образ усложнился до людоедов трёхглазых и хвостатых (АМ ФВ, д. 9, лл. 22, 25). В Андижане какая-то узбечка долго щупала голову сынишки Асанова Муртазы, пытаясь обнаружить рожки, хотя бы и маленькие совсем (АМ ФВ, д. 203, л. 2).

То есть, с серьёзным и значительным видом говорились вещи, в которые способны были поверить разве что совсем уж тёмные дикари или малые дети… Но взрослые дяди и тёти слушали и верили. Не оттого ли, что хотели верить? Власть рассчитала правильно. Приходится признать, что она, готовя такую дремучую фальшивку, знала, с кем имеет дело. И не ошиблась.

В Молотовской области на станциях во время прибытия первой, небольшой группы крымских татар «вначале и людей не было видно, потом стали появляться. Оказывается, предупредили, что приедут людоеды, осторожно будьте с ними, все прятались и смотрели в щели дверей на нас» (АМ ФВ, д. 25, л. 2). В Костроме «люди убегали как от зверей, закрывались, в окно смотрели» с ужасом на колонну 12-16-летних крымских подростков (АМ ФВ, д. 109, л. 3). Остаётся делать вывод, что все эти российские массы обладали то ли помрачённым, то ли полудетским сознанием…

Единственным, по нашим сведениям, местом, где параллельно велась внятная антитатарская агитация («крымские татары — изменники Родины, их будут выселять»), был Чирчик. Поэтому в отличие от городов, где перепуганные жители ждали совершенно сказочных пришельцев, прятались, запирали ворота и т.д., в Чирчике татар ждали «узбеки с вилами, кетменями (это такая цапка пятикилограммовая)» (АМ ФВ, д. 9, л. 23). Есть и более подробное описание событий такого рода. Одно из них сделано жителем пристанционного посёлка Боз-Су. Приведу этот объективный рассказ почти полностью.

«Его земляки «негодовали, возмущались, ждали встречи с первыми эшелонами, стали заранее готовиться к этой встрече. На станции в очередях за баландой, за хлебом на улицах, на производстве и в школах только и было разговоров: «Вот едут татары крымские, предатели Родины, мы их встретим тут, как положено. Мы им покажем, как Родине изменять и людей убивать!». Короче, готовились, кто как мог. Вооружались, одним словом. Кто с ружьём, кто с топором, кто с дубинкой, кто с арматурой. А мы, пацаны, приготовили заранее кучи камней в пристанционном палисаднике.

Подъехал, наконец, долгожданный первый эшелон. Состав остановился у перрона. Все притихли. Ждали, когда откроется дверь. И вот сопровождающий открыл дверь, и весь народ подался вперёд — каждый со своим оружием.

То, что предстало перед нашими глазами, описать сразу нельзя.

Этого я до сих пор забыть не могу. Эти глаза, эти лица, эти живые трупы, смотревшие на нас из товарных вагонов, еле приподнявшись от пола на руках. Эти полуживые люди и сейчас у меня перед глазами и всегда они, всю мою жизнь встают передо мной, когда я смотрю в глаза крымских татар пожилого возраста. Мне кажется, что именно их я видел тогда на перроне.

Тогда, при первой встрече с «предателями» нам стало стыдно перед собой, и перед ними в особенности. Взрослые мужчины и женщины стали искать глазами «предателей Родины». То есть искали мужчин, а их не было. Не было среди живых трупов ни одного мужчины призывного возраста. А были лишь глубокие старцы и старушки, женщины и дети малые, допризывного возраста подростки.

Вот тогда мы стали прятать за спину своё «оружие», бочком отходили от вагона к палисаднику, бросали его там за бетонный забор. И, разоружившись, подходили к вагонам снова. Настолько это зрелище было ошеломляющим для нас, жителей тыла, которые в глаза войны не видели, а увидали жертв войны — людей, целый народ. На полу в вагонах едва шевелились люди, приподнявшись на руки, они просили воды: «Су!» Мы смотрели на людей в вагонах, а оттуда смотрели на нас в упор эти глаза и губы монотонно просили пить. И ещё помню, как из груди недавно воинственно настроенных женщин и мужчин гулко вырвался не то стон, не то вздох: «О-о-о-о-х!» (Круглое, 1989)

Далее автор вспоминает, как люди, «будучи, сами голодные, поделились куском хлеба и водой со ссыльными». К сожалению, не везде можно было встретить такое быстрое отторжение народом семян коммунистической пропаганды. В большинстве мест узбеки долго не входили ни в какие контакты со спецпереселенцами; упомянутые слухи о прибывших ползли вширь от железной дороги, и даже в глубинке, на просёлочных дорогах, жители поджидали грузовики с людьми для того, чтобы швырять в них камни (АМ ФВ, д. 90, л. б). Даже в 40 км от железной дороги камни в открытые кузова по-прежнему летели так густо, что было разбито лицо у одного из самаркандских водителей (АМ ФВ, д.20, л. 7). Но дальнейшие контакты с местным населением — особая тема.

Первые дни в ссылке

Главной целью изгнанников, высаженных из вагонов, было напиться и утолить сосущий голод. Способ добыть пищу был один — обменять на неё последние тряпки. Но местные жители

или разбегались в страхе, как на станции Серово в Фергане (АМ ФВ, д. 122, л. 22), или хуже - спускали на женщин собак, как в Беговате (АМ ФВ, д. 6, л. 13). Все новоприбывшие должны были пройти дезинфекционную обработку. Она проводилась кое-как, особенно в Самаркандской области — в прожарке у людей могли сжечь последнюю одежду, а от начавшейся эпидемии тифа, гепатита, малярии это помогало мало (АМ ФВ, д. 121, л. 4 об.).

Не лучше было с жильём. В Бекабаде людей привезли в пустынную местность и предложили самим копать землянки (АМ ФВ, д. 106, л. 1 об.). Учитывая, что эта задача и для сильного мужчины, впервые ею занявшегося, почти неподъёмна, можно себе представить, каково приходилось женщинам и старикам, подстёгиваемым неумолчным плачем детей. Но ненамного легче было и тем, кому повезло с «жильём». В Бухарской области крымцы впервые увидели, как могут жить узбеки. Им предоставили нечто вроде берлог: «вырыты как норы, метра полтора в глубину, потому что я, нагнувшись, заходила, дверей нет (побольше дырка), да с левого боку маленькая дырка для окна, 30 см. Нет постели, нет кровати, вообще пусто, сырая земля и мы. Так мы стали, как медведи, жить в берлоге» (АМ ФВ, д. 98, лл. 9-10). И так было повсюду: «…двери узкие, заходить надо боком, на две доски, стены чёрные, закопченные, всё забрызгано удобрением (?), потолок из камыша, низ — земля» (АМ ФВ, д. 9, лл. 25-26). Легко понять изумление крымчан, которые дома, на родине, скотину содержали в гораздо лучших условиях (по крайней мере, не под землёй), а тут эти звериные лежбища были привычным явлением.

В Ак-Курганском районе было гораздо лучше, предоставили глинобитные домики, но и они почему-то не имели окон и дверей (АМ ФВ, д. 97, л. 4). То же было в Самаркандской области: «дома-то без окон, одни двери, пол земляной, не белено, у нас в Крыму не было земляных полов…» (АМ ФВ, д. 20, л. 8). В окрестностях ст. Хилково людей поселили в старых землянках, а часть — «в сараях, хлевах, свинарниках» (АМ ФВ, д. 79, л. 4). По мере ознакомления с местным жильём удивление крымских татар росло. Даже старое, ещё довоенное строение представляло из себя небольшой дом, «с плоской крышей, слепленный из глиняных овальных кругляшек-гуваляков, без окон, где зиму и лето двери оставались открытыми. Печей не было… Узбеки к такому образу жизни были привычны, чего не скажешь о нас, крымских татарах, большинство из которых вообще не представляло, как это можно жить без печки, да ещё зимой» (АМ ФВ, д. 143, л. 5).

Не лучше было и с продуктами — этим никто не озаботился (кажется, единственное исключение — самые первые два эшелона, прибывшие в Бекабад 29 мая: они были обеспечены какой-то едой и, главное, кипячёной водой). Поэтому с пищей приходилось устраиваться самим, хотя согласно пресловутому Постановлению от 11. 05. 1944 г. Наркомзаг должен был «выделить в распоряжение СНК Узбекской ССР муки, крупы и овощей для выдачи спецпереселенцам в течение июня-августа с.г. ежемесячно равными количествами…» (п.5). Ничего этого никто в глаза не видел; ещё хорошо было, если местные не отбирали последних, привезённых с собой крох, как это случилось в колхозе Найман-Бостан Ташкентского района (АМ ФВ, д. 87, лл. 5-6).

Неожиданно повезло группе ялтинцев — в трёх километрах от их землянок был лагерь военнопленных; детишки бегали туда за хлебом — потому, что крымских татар снабжали хуже, чем немцев. «Только подумайте, — восклицает автор воспоминаний, — немцы-военнопленные относились к нам, малышам, лучше, чем свои же соотечественники-русские» (АМ ФВ, д. 106, л. 1 об.). И это не было исключением. Немцы уже тогда стали проявлять глубокое сочувствие к советским людям, обделенным советской же властью. Главный зоотехник Ургутского райземотдела Шмидт, у которого работала татарочка-сирота с сестрой, «каждый раз, когда к нему приезжали зоотехники, подводил их к нашей кладовке и, как бы невзначай, говорил: «Видите, в каких условиях дети живут, они сироты, позаботиться о них некому, помогайте иногда, чем можно». После этого нам время от времени приносили то кусок мяса, то кусок сала, а то и деньжат подбросят» (АМ ФВ, д. 143, л. 23).

К слову, не хуже были отношения с японскими военнопленными, совместно с которыми крымские татары возводили Бека-бадскую ГЭС (АМ ФВ, д. 9, л. 47). Близ Чирчика был лагерь каких-то «греков-партизан», которые также снабжались лучше спецпоселенцев. Шестилетняя Умерова Васфие и другие ребятишки пробирались к свалке возле этого лагеря «там выбрасывали тушеные коробки, я с них жир пальцем собирала, и головки рыб» (АМ ФВ, д. 212, л. 1). Был ещё один лагерь, для «бадолевцев» (то есть пленных итальянцев, воевавших у Бадольо), там была та же картина: «им было легче, чем нам, им Красный Крест помогал» (АМ ФВ, д. 221, л. 2).

«Свои» же такого понимания отнюдь не проявляли. Лето 44-го было жарким, температура заходила за 50 градусов, люди страдали от этой душной и пыльной, так не похожей на крымскую, погоды. Необходим был какой-то минимальный срок для акклиматизации, не говоря уже об отдыхе после «ада на колёсах». Но этого срока не дали, ни единого дня. Местные власти, в том числе низовые, самые «народные», не озаботившиеся ни размещением переселенцев, ни врачебной помощью, ни элементарными куском хлеба и глотком воды, погнали их с первого дня после прибытия на работу. Причём всех, включая инвалидов войны и стариков (АМ ФВ, д. 90, л. б). Но работа у узбеков - это особая тема, мы к ней вернёмся.

Голод

В 1944 г. хлебный паёк для работавших спецпоселенцев равнялся 500 гр. в день; для неработавших — 200 гр. (АМ ФВ, д. 97, л. 4; АМ ФВ, д. 7, л. 11), лишь через два года эта норма поднялась до соответственно 600 и 300 гр. (АМ ФВ, д. 87, л. 7). В сад-совхозе близ Янгиюля работавшим полагалось 400 гр. хлеба и чашка компота, на шахтах такая норма продержалась до середины 1950-х гг. (АМ ФВ, д. 192, л. 3). Но были места (Шарихан, Андижанской области), где работающих раз в день кормили в поле, на иждивенцев не давали ничего (АМ ФВ, д. 125, л. 29). Напомним, что даже в системе ГУЛАГа, в знаменитом Ванине, заключённые крымские татары получали в день 800 гр. хлеба и одноразовое горячее питание (АМ ФВ, д. 7, л. 26).

Но и эти жалкие граммы были хлебом только по названию. Вместо полукилограмма печёной лепёшки или хлеба даже в благодатной Фергане месяцами выдавали по сто грамм маша (бобовая культура, вроде мелкой зелёной фасоли) или джугары-сорго (АМ ФВ, д. 122, л. 23). В Самаркандской же области на троих, работавших с июня по ноябрь, выдали 2 кг той же джугары (АМ ФВ, д. 90, л. 6). Но, может быть, такое положение было всеобщим, и местные жители просто делились с единоверцами последним? Оказывается, нет. В обширных и хорошо обоснованных воспоминаниях о тех месяцах говорится: «глубокой осенью за свой каторжный труд на колхозных полях наши трудоспособные получили лишь половинную долю заработанных трудодней от общего колхозного дохода. Она и так была мизерной, а нашим татарам достались вообще крохи» (АМ ФВ, д. 143, л. 9).

Но как же с Постановлением, согласно которому каждому спецпереселенцу полагалось на первые 6 месяцев 60 кг зерна? Никто этого зерна не видел. И не по причине трудностей военного времени: славянским переселенцам, направляемым в опустевшие деревни Крыма было выделено единовременно: денежная ссуда, вскоре повторенная и, в конечном счете, наполовину «прощённая» (Басов, 1987, 299-300). Кроме того, для них нашлось 700 000 пудов зерна и на 10 млн. руб. промтоваров (Сов. Крым, 75). Если бы это добро разделить на 200 000 крымских спецпереселенцев, то каждому досталось бы по 112 кг зерна и на 50 руб. одежды или обуви. Впрочем, какие-то продукты по этой линии шли, но органы НКВД (спецкомендатуры) задерживали эти пайки у себя, или отпускали их по своему усмотрению тем, кто вёл себя «примерно». К примеру, в кишлак Хырмоват (Куйбышевский район) зерно и картофель исправно поступали, но комендант Гринберг практически всё оставлял в своей кладовой (АМ ФВ, д. 122, л. 69).

По всем этим причинам смерть от голода, косившая людей в эшелонах осталась жуткой реальностью и на твёрдой земле. Но если в первые месяцы по прибытии, летом и осенью от неё как-то можно было спастись, употребляя в пищу зелень и, иногда, фрукты, то зимой стало хуже. Особенно в январе-феврале 1945 г. когда-во всех сёлах начался настоящий голод (АМ ФВ, д. 143, л. 12).<…>

Например, о том, что в Ташкентской области только в совхозах № 1 и № 2 «Баяут» за 1944 г. от голода умерло 700 крымских татар (Возвращение, 36). Или о том, что в селе Пай-шамбе (Карадарьинский район) в «незабываемый 19 апрель 1945 г. за сутки похоронили 9 покойников. Это, в основном, были дети и старики» (АМ ФВ, д. 94, л. 3), а вообще по району за месяц хоронили от 50 до 100 крымских татар (там же, л. 4). Утверждают, что уже к осени 1944 г. не было семьи, где бы от голода не умер хотя бы один человек (АМ ФВ, д. 143, л. 8). Но случалось и так, что в одночасье умирала вся семья. Вот примеры таких фактов: в Беговате так сгинули семьи трёх братьев Бекташевых (родом из Кизилташа), Мустафы, Османа и Эмирусеина, ни одного человека не осталось (АМ ФВ, д. 48, л. 9). Близ ст. Горчаково осело 9 многодетных семей (все из Айтугана); не прошло и полугода, как в живых осталось лишь 4 семьи, да и то по 2-3 человека в каждой (АМ ФВ, д. 7, л. 11). Ай-Серезские женщины видели детей, сосущих мёртвую мать, и их нечем было спасать (АМ ФВ, д. 193, л. 1). В колхозе им. Сталина Чинабадского района вымерли все крымские татары (АМ ФВ, д. 15, л.2).<…>

Болезни

Заболеваемость среди спецпоселенцев по сравнению с местными жителями была огромной. Обычно называют три основные причины: крайняя ослабленность организма (голод вкупе с непосильным трудом и отвратительными жилищными условиями), недоброкачественная вода, и эпидемия, поразившая Узбекистан ещё до прибытия крымскотатарских эшелонов. Но на самом деле главной причиной этой народной трагедии было полное равнодушие властей Узбекистана к состоянию здоровья спецпереселенцев, к причинам, неизбежно вызывающим болезни, которые в состоянии погубить десятки тысяч людей за краткий срок.

Действительно, среднеазиатская вода была главным разносчиком эпидемии.<…>

В Узбекистане чаще всего «воду пили с грязного арыка. Люди начали болеть малярией, дизентерией, и за несколько месяцев поумирали семьями» (АМ ФВ, д. 110, л. 2). Врач Пакизе Рефатова из Альма-Тархана (н. Вилино) даёт профессиональное описание происходившего в Пахтакорском районе: «Болели малярией, брюшным и сыпным тифом, дизентерия, туберкулёз. В соседнем Нарпайском районе, в совхозе Нарпай, очень много было татар, которые умирали как мухи от дизентерии и малярии, пили арычную сырую воду от жажды» (АМ ФВ, д. 104, л. 3). «Жителей не видели, искали воду пить. Оказывается, с арыка, мутная, грязная, после полива хлопка, которая вытекает, её и пьют. Долго думали, как быть? Но выхода не было, пришлось всё же пить. И начали болеть, особенно дети» (АМ ФВ, д. 97, лл. 4-5).<…>

Что же касается местных эпидемий, то очагом тифа был вышеупомянутый совхоз Нарпай Керменинского района. Ещё перед прибытием крымских татар, из Узбекистана была отправлена телеграмма Кобулову о том, что ни один населённый пункт района не готов к приёму спецконтингента. И это действительно было так: узбекский Наркомздрав установил, что весной 1944 не только не снижается «Ф-1» (одна из форм тифа), но и ширится распространение ещё одного вида «Ф-5» (Хаяли, 1997, 1). Конечно, всем принимавшим решения лицам был ясен общеизвестный факт: тиф относится к числу так называемых карантинных болезней, то есть наиболее опасных и легко передающихся, при самой незначительной вспышке. При этом больные полностью изолируются от окружающих, а если это — начало эпидемии, то наглухо изолируется вся заражённая местность. Но какую роль могла играть телеграмма об эпидемии, когда уже было решено поместить крымских татар и в этот район? Их и бросили туда, прямо в пасть голодному тифу.<…>

Приведём вполне официальные данные по отдельно взятому участку: с января по май 1945 г. по совхозу Дальверзин-3 (Фархадстрой) было выявлено 1 887 больных крымских татар. Из них не могли от истощения передвигаться 232 человека (51 лежачий больной был безнадёжен). Кроме того, имелось 82 тифозных. За эти 5 месяцев умер 81 человек. По совхозу Дальверзин-1, где крымских татар было поменьше, картина в относительных цифрах та же: инфекционных больных 94, истощённых 162, из них уже с отёками 100 человек (Хаяли, 1997, 8).

Медицинская помощь при этом практически отсутствовала или была чисто формальной. <…> Больниц при этом люди опасались, там не было ни нормальных лечения, ни питания, ни даже ухода. Больных «тяжёлых», то есть таких, что находились в бессознательном состоянии, не только привязывали к койкам, но и били: «я потом узнала, говорили после мне люди, которые были со мной: меня били, я когда пришла домой с больницы, я вся была в синяках» (АМ ФВ, д. 9, лл. 40-41). Не случайно столь часто люди, попавшие в стационар, обратно не возвращались: «У соседа 7 человек попало в больницу, все умерли, одна девочка осталась жива» (АМ ФВ, д. 107, л, 3). Ходили упорные слухи, что по негласному распоряжению властей «в отдельных случаях в больницах больных татар отравляли ядами» (АМ ФВ, Д. 94, л. 4).

К сожалению, впоследствии эти слухи подтвердились — на это указывает серьёзная исследовательская работа (см. Хаяли, 1997, 2). Да и тогда уже эти слухи находили косвенное подтверждение: больные сами слышали, как врачи «друг друга спрашивали: «Ну, сколько там у тебя сегодня? А у меня больше!» Они подхвастывались и хохотали, их за смертность награждали. Они нас считали, как баранов, на штуки» (АМ ФВ, д. 9, л. 41). Были случай, когда эти «врачи» отправляли в больничный морг ещё живых крымских татар, причём не в какой-то захолустной глубинке, а в Янгиюльской республиканской больнице (АМ ФВ, д. 211, л. 3).<…>

В 1944-48 гг. смертность была выше рождаемости в 6,8 раз, так что к середине 1948 г. численность народа достигла низшей точки в его истории — 185 600 человек; в прежнем своём количестве (на момент начала депортации) число ссыльных восстановилось только в 1953 году. В первый год ссылки на 1 ООО родившихся крымских татар приходилось 16 ООО умерших (Бугай, 1922, 237). Впрочем, не исключено, что и это — приукрашенная ГУЛА-Говской справкой действительность. Только в одной из узбекистанских областей через год уже насчитывалось 1 500 сирот (Возвращение, 36), а сколько же было их умерших старших родственников по каждой семье, сколько за этот год умерло сверстников, младших братьев и сестёр этих пока для статистики живых сирот?

Узбеки

Касаясь темы отношений крымскотатарского народа с узбекским, автору неминуемо предстоит дать какую-то оценку узбекам в сравнении с крымцами: эта необходимость прямо следует из имевшего место исторически неожиданного, но тесного и длительного контакта двух народов. Задача эта не столько сложна, сколько щепетильна, как способная затронуть национальные струны коренных народов Средней Азии, не более других этнических групп склонных к объективной самооценке или рефлексии. Но, отказавшись от этой темы, мы не только скользнули бы по поверхности глубокой и сложной проблемы этого межэтнического столкновения, но и обделили бы узбекский народ, поступили бы с ним несправедливо, лишив его редкой возможности взглянуть на себя со стороны, что всегда полезно. Тем более, что в первом томе мною была предоставлена такая возможность туркам, а в Прологе — великороссам.

В первом же томе подробно разбиралась проблема частичных перемен, произошедших в мировой умме со времён классического ислама. Я имею в виду не все, а исключительно негативные перемены, приведшие общины отдельных мусульманских государств к так называемому «фундаментализму». Этим термином, как известно, весьма неверно обозначают исламские ультрарадикальные течения, далее всех ушедших именно от фундаментальных основ и ценностей ислама. Эти перемены выразились в забвении главных принципов мирного учения Пророка: терпимости, взаимной выручки, чувства братства всех мусульман мира. Одни национальные общины ушли прочь от классического ислама довольно далеко, другие — не очень. Крым, как уже говорилось, сохранил Учение в максимальной чистоте. Это было бесспорно в XVIII в., накануне аннексии, это было заметно в годы колониального периода, это достоинство находится в процессе возрождения сейчас.

Но наряду с таким спасительным консерватизмом, повторяем, существует бесчеловечный и эгоистичный радикализм, источник которого следует искать, естественно, не в Учении (ислам сам по себе — фактор прогресса в направлении гуманизации человечества), а «в невежестве, незаконных введениях (бидаа), суевериях, обскурантизме и деспотизме» (Карабаев, 1997, 11).

Крымским татарам никогда не приходилось встречаться с такого рода мусульманской общиной. В Узбекистане эта встреча состоялась в максимально остром варианте, - столкнулись не два кабинетных улема, не две философские школы и даже не две крупные секты, а два народа в полном своём составе. Причём столкнулись, во-первых, не по своей воле, насильственно, не имея возможности этого мучительного столкновения избежать. Во-вторых, это произошло в экстремальной ситуации войны и вызванного ею прискорбно всеобщего ожесточения, массового стресса, голода, болезней, драконовских законов сталинского режима.

В чём же выразилась эта коллизия конкретно?

Любое местное население, как правило, невольно испытывает недоверие и настороженность по отношению к новопоселенцам — носителям иной культуры, иных обычаев и традиций. Это объясняется не столько национальным характером народа, сколько забвением упомянутых принципов морали и религии, но в «узбекском» варианте ситуация помимо прочих причин осложнилась и антитатарской пропагандой, вроде бы подтверждающей самые радикальные предубеждения по отношению к «чужакам». Она оказалась особенно действенной в отношении к узбекским семьям, как правило, имевшим кого-нибудь на фронте. Тут наверняка раздувались и усугублялись выдумки коммунистических агитаторов, вряд ли способных самостоятельно придумать такую чушь (с явно «восточным» колоритом), что крымские татары питаются змеями, как об этом говорили на янгиюльских базарах (АМ ФВ, д. 107, л. 3).<…>

Чувство обострённого недоверия, готового при малейшем поводе превратиться в страх или ненависть только подогревалось грубой антитатарской пропагандой, но не порождалось ею. Это доказывается и тем, что оно не исчезло позже, когда за считанные недели выяснилась вся лживость коммунистических выдумок. Ничего не изменилось после того, как узбеки обнаружили: крымские татары не одноглазы, не едят людей, а хоронят своих покойников по вполне мусульманскому обряду. Узбекская масса не проявляла стремления сблизиться со своими единоверцами, да ещё попавшими в столь тяжёлое положение, когда помощь извне была особенно нужна. На узбеков никак не повлиял и тот простой, и вполне очевидный факт, что крымцы пострадали от тех же российских коммунистов, к которым в Средней Азии со времён уничтожения «басмачей» был большой и незакрытый до сих пор счёт.

Крымские татары, столкнувшись с момента прибытия в ссылку с таким отношением, в дальнейшем могли только утвердиться в первом своём впечатлении. Войдя в контакт с некоторыми культурными и бытовыми различиями, естественными для единоверцев разных стран, мусульмане Самарканда и Бухары, великих городов древности (пусть даже давно переставших играть роль духовных и культурных центров всемирной уммы), не могли подняться над узко местническим взглядом. Придав этим различиям, несущественным, с точки зрения универсалистской идеи Корана, они стали, по сути, на позицию фанатизма типа ас-санавийа (см. Ислам, 206), мало чем отличающуюся от православной шовинистической обособленности по отношению к остальному христианскому миру.

Поэтому крымские татары вряд ли почувствовали какое-то облегчение, сменив преобладающе православное окружение в Крыму, на такое мусульманское. Суровые люди в пёстрых халатах, чалмах и тюбетейках с молчаливым неодобрением рассматривали переселенцев, одетых почти исключительно в платье европейского покроя, да и чертами лица в массе более похожих на европейцев, чем азиатов. Авторитетные хранители традиций, узбекские старики, основываясь на форме, судили о содержании. Поэтому сделанный ими вывод был в большинстве случаев столь же непримиримым и безапелляционным, сколь плоским и немудрым (это ещё очень мягкая оценка): крымских татар стали считать какими-то недоверками, чуть ли не ренегатами ислама, заражёнными учением неверных.

И в этом они, как ни неловко это признавать, ничем не отличались от суетных женщин своей страны, которые, гордо демонстрируя цветные панталончики, высовывающиеся из-под халатов, не давали проходу крымским татаркам тыча в них пальцами и обзывая «бесштанными» (АМ ФВ, д. 89, л. 2). Так узбекские мужчины и женщины сравнялись в недостойном шельмовании переселенцев, вместо того, чтобы оказать предписанную шариатом помощь своим братьям и сёстрам по вере, пострадавшим от общего наследственного врага. <…>

Необходимо отметить ещё одно важное обстоятельство. В воспоминаниях и устных свидетельствах, относящихся к «узбекистанскому периоду» истории крымскотатарского народа, мы не отметили никакой предвзятости или просто необъективности. Напротив, память о случаях доброго отношения к спецпереселенцам со стороны узбеков люди пронесли сквозь десятилетия и с видимым удовольствием и гордостью за мусульманскую и общечеловеческую солидарность, сообщали о них автору этих строк.

Комендантский режим

Об учреждении в местах постоянного жительства депортированных крымских татар спецкомендатур в уже известном Постановлении говорится буквально в двух словах. То есть без подробностей о целях, методах и иных нормах их деятельности.* Как же действовали комендатуры Узбекской ССР? (Подробный материал об этом см. в: Земсков, 1990). Приведу несколько конкретных примеров не предписанной, а фактической деятельности этих важных институтов советской власти. Она была многогранна поистине до бесконечности. Коменданты, имевшие «стукачей» в каждом селе, каждом рабочем посёлке или квартале, были вездесущи и всезнающи, что делало их контроль столь же «эффективным», сколь и мучительным для поднадзорных, для крымских татар. Они доносили своему хозяину о спецпереселенцах буквально всё, до мелочи. А тот давал этим мелочам ход — как в случае с Якубом—дай Муждабаевым из Евпатории. Мерьем Озенбашлы рассказывает: стукачи донесли коменданту, что он напевал «Ант эткенмен». Последовал суд и приговор — 10 лет лагерей. Из—за той же песни Нумана Челебиджихана, дававшей людям силу в нечеловеческих условиях ссылки, та же судьба постигла врача Исмаила Бахшиша и его друзей (ГК, 02.03.2007. С.7).

Но не менее тяжёлым, чем постоянный политический контроль, было ограничение спецпереселенцев в передвижении. Об этих невидимых оковах нельзя было забыть ни на минуту — они бросали свою мрачную тень на буквально все стороны жизни. О неоценимом в нормальном быту благе свободного передвижения в пространстве вспоминалось с горечью и отчаяньем, когда людей этого естественного права лишали, превращая их тем самым в узников, отгороженных от всего мира невидимыми, но прочными решётками…

Причём этот режим касался всех крымских татар, невзирая на партийность, служебное положение, воинское звание и так далее. Для того, чтобы воспользоваться самыми минимальными из прав человека, приходилось рисковать не только собственной свободой, но и безопасностью своих близких. Ведь действовала система наказаний по методу круговой ответственности. Бекирова Гулизар получила сразу после депортации приглашение и проездные документы от своего мужа-офицера, служившего в железнодорожных частях на Карпатах. Комендант её не выпустил. Позже, уже после того, как умерли её отец и мать, Гулизар бежала к мужу, где могла жить в расположении воинской части. Узнав об этом «преступлении» комендант пустил дело по накатанному пути, в результате чего родную сестру Гулизар арестовали и отправили в янгиюльскую тюрьму по статье обвинения в «недоношении о готовящемся преступлении» (АМ ФВ, д. 211, л. 3).

Как видно, разорвать эти оковы было и легко, и немыслимо трудно, учитывая, что нарушение режима автоматически влекло за собой длительное заключение. Но были случаи, когда человек просто не мог поступить иначе и сознательно шёл на чудовищный риск, не желая поступиться достоинством главы семьи, долгом сына, правом просто человека. Всего за 1944-46 гг. совершили побеги 2 300 человек (Бугай, 1992, 247), — но сюда отнесены и обычные нарушения комендантского режима, приравнивавшиеся к побегам, и действительно серьёзные, подготовленный побеги, в том числе и за границу.

Пока известен всего один такой случай. Дочь уже упоминавшегося Османа Хуршута, двенадцатилетняя Айше, осталась после смерти матери и отца в довоенной ещё ссылке одна. Вернувшись из Сибири в Алушту, она попала в детдом, где расцвёл её певческий дар. Талантливую девочку наставлял и опекал композитор Рустем Амзаев, позже репрессированный, её высоко ценила народная певица Сабрие Эреджепова. Творческая карьера молодой певицы оборвалась в 1944, она очутилась в Бекабаде. В 1948 г. девушка совершила свой первый побег, в Самарканд, к алуштинским друзьям — семье Якуба Яртубашева. Там она стала готовиться к уходу за рубеж. Цель была безумно трудной и самоубийственно опасной, но девушка решилась на побег не из-за безвыходного своего положения (в 1948 г. всё уже как-то образовывалось), а единственно для того, чтобы вынести за железный занавес всю правду о преступлении режима: «Я не могу оставаться в этой стране, я дала своему народу слово, я должна сообщить всему миру о том, что эта власть сделала с моим народом» — это её подлинные слова, сохранённые дочерью Якуба, Эдае. Семья Яртубашевых проводила Айше в сторону южной границы на участке Термеза. О дальнейшей судьбе певицы ничего не известно (Ибрагимова, 1999 «а», 4)

Татарин не имел права посетить соседний район, если даже там мать умерла. Поймают на похоронах — 25 лет каторги, так и не возвращались люди» (АМ ФВ, д. 36, л. 4). Бывший житель Ай-Василя и партизан Эмир при депортации попал в посёлок ГЭС-1 Ташкентской области. Его невеста жила неподалёку, в ГЭС-3. За то, что он навестил её, ему дали 20 лет лагерей, там он и сгинул (АМ ФВ, д. 33, л. 3). Такой же срок и за то же «преступление» дали мужу Аджер Аблялимовой (АМ ФВ, д. 107, л. 4). За посещение соседней деревни (в том же районе!) 18-летнюю П.Шабанову осудили на 25 лет тюрьмы (АМ ФВ, д. 108, л. 6). Этот скорбный список можно долго продолжать, но картина ясна и без того.

Согласно распоряжению СНК СССР №13287 от 20. 06. 1944 г. обучение спецпереселенцев должно было проводиться исключительно на русском языке и на местах вселения. Но на этих «местах», где вселение было массовым никто не подготовил преподавательский состав со знанием «первого среди равных» языка. Это была одна из причин фактического лишения народа права даже на начальное образование на родном (или же на русском хотя бы) языке. <…> В результате начальную школу посещала лишь незначительная часть детей школьного возраста. Так, например, в 1944-45 учебном году по наиболее цивилизованной Ташкентской области из 6 269 детей в школу ходило 1 524. Что же тогда говорить о глубинке? Например, на Фархадстрое из 2500 детей этого возраста обучался только 161 школьник (Хаяли, 1997, 9).

Такое вот положение, когда народ фактически лишался грамотности, особенно пагубно отражалось на подростках, которые несколько лет не могли учиться из-за оккупации и депортации, и которым было необходимо особенно качественное преподавание (с индивидуальным подходом), а таких было очень много. Поэтому в отношении учёбы практика комендантского режима становилась фактором тотального снижения общекультурного уровня в национальном масштабе.

Далее, согласно негласному постановлению, директорам школ было запрещено выпускать крымскотатарских учеников с золотой медалью, дававшей, как известно, право на поступление в любой ВУЗ страны без вступительных экзаменов, как бы автоматически. <…>

Сознательное раскультуривание крымскотатарского народа распространялось не только на просвещение. Например, был практически закрыт доступ сосланных писателей к их читателям. Поэтов и прозаиков долгое время вообще не печатали (практически до 1956 г., то есть 12 лет на крымскотатарском языке не существовало не только художественной, но и естественнонаучной, любой учебной и тем более исторической литературы), признанных мастеров пера вынуждали работать не по специальности. Так, известный поэт и опытный редактор Эшреф Шемьи-заде работал мельником, писатель Э.Джавтобели — каменщиком, А.Дер-менджи — кладовщиком и так далее (Хаяли, 1999, 5). На индустриальных предприятиях работали народная певица С.Эреджепова, артисты Крымского государственного театра У.Баккал и Р.Баккал (Там же).<…>

Сами коменданты представляли собой законченный тип развращённого неограниченной властью и полнейшей безнаказанностью энкавэдэшника. То, что практически все они не только брали, но и впрямую вымогали поборы со своих подопечных, было общеизвестно (АМ ФВ, д. 121, л. 5; АМ ФВ, д. 90, л. 9). Причём хуже всего приходилось семьям, где после всех передряг сохранилось что-либо, представлявшее для коменданта ценность. Тогда он начинал проявлять к ним особое внимание, что длилось до тех пор, пока приглянувшаяся вещь не переходила в «чистые» чекистские руки.<…>

О том, что они и им подобные присваивали всю скудную помощь, полагавшуюся крымским татарам, было также общеизвестно. Они прибегали к столь же противоправным подстрекательствам к насилию. Так, подросток Муса Мамут «был избит до потери сознания бригадиром по указанию спецкоменданта за то, что он опоздал на ежемесячную регистрацию крымских татар в комендатуре» (А., 23.06.2006. С.6). Причём мальчик подвергался избиениям не в первый раз — возможно, эти издевательства оставили глубокий след в его душе, отчего он не вынес их продолжения уже по возвращении в Крым. И нашёл единственный способ прекратить их, прибегнув к самосожжению (там же). Общая оценка значения, которое придавали комендантскому режиму имперские власти, точно обозначена московским учёным М. Губогло: его цель «состояла в разрушении традиционного хозяйственного уклада, отработанной веками системы жизнеобеспечения крымских татар. До войны на своей родине, в Крыму они были заняты преимущественно в сельском хозяйстве и особенно славились своими навыками садоводов, виноградарей, табаководов. В районах нового проживания, расселённые в бараках, коммуналках, наспех сооружённых землянках, пристройках, принадлежащих заводам, крымские татары, независимо от рода прежних занятий вынуждены были переключиться на тяжёлую работу в различных сферах промышленности.

Ощутимый удар по традиционной культуре, в том числе по механизмам передачи межпоколенной информации нанесла тройная изоляция крымских татар: от своей исторической родины, от внешнего окружения и даже, в какой-то мере, друг от друга, от собственных земляков и сородичей. Предусмотрена была изоляция между поколениями, между членами одной семьи, между родителями и детьми, между супругами. После переселения на новые места нередко родители и дети, братья и сёстры оказывались в разных посёлках и не всегда имели возможность повидать друг друга. Разрыв внутриэтнических контактов губительно сказывался на сохранении основ национальной жизни, на развитии языка, культуры, обычаев, семейных традиций и устоев» (КТНД, 1, 76)<…>.

Тем временем в Крыму...

Последепортационная история полуострова на протяжении десятилетий начала разворачиваться в уникальных условиях почти полного отсутствия коренных народов, их культуры, что не

могло не сказаться на качестве работ по восстановлению нормального облика полуострова. Караимов и крымчаков осталось 3-4 тысячи, крымских татар — вообще никого. Были отдельные попытки их «незаконного» возвращения из мест высылки, но они жестоко пресекались. Приведём лишь один пример такой попытки. <…> Полуостров выглядел в 1944 г. обезлюдевшим не только из-за депортации коренного населения. Сказались репрессии двух тоталитарных режимов, советского, немецкого, потом снова советского, сразу после снятия оккупации возобновившего суд и расправу над крымчанами. И, конечно, много местных погибло на фронте, а также не вернулось из эвакуации. Таким образом, из довоенных 1,126 млн. человек (Всесоюзная перепись, 1939, 25) осталось 375 ООО, то есть население сократилось в три с половиной раза. При этом больше всего обезлюдело крымское село, по понятной причине тотальной депортации. Практически работать в сельском хозяйстве стало некому, так как по деревням и сёлам насчитывалось (уже из оставшихся) всего 1 /5 способного к труду населения (Максименко, 1991, 86). Но и в городах положение было ненамного лучше, поэтому власти, заинтересованной в полномерном возобновлении эксплуатации крымской земли, приходилось думать об искусственном восстановлении людских ресурсов. Понятно, что переселение будущей рабочей силы могло быть осуществлено только в ущерб другим регионам, также пострадавшим от войны и нуждавшимся в восстановлении экономики. Но, как будет видно, империя, как и раньше, ценила Крым выше иных, чисто русских городов и весей, что, в общем можно понять.

В 1944 г. ЦК ВКП(б) поставил перед партийными и советскими органами области историческую задачу: «сделать Крым новым Крымом, с его русским укладом» (Достлук, 1991, №3). С этой целью было принято варварское решение о сносе жемчужины крымских истории и культуры — Хан—сарая.* Тем же летом дворец удалось спасти почти чудом — в немалой степени благодаря самоотверженной защите его преемницей расстрелянного в 1938 г. первого директора музея У.Боданинского Марией Кустовой. (подр. см. в: Абдуллаева Г. Первый национальный музей А., 20.11.2006. С.8). Позднее Хан—сарай был признан памятником истории и культуры общемирового значения и в этом качестве включён в Список Всемирного Наследия ЮНЕСКО. Но это никак не повлияло на отказ ряда учреждений культуры России и Украины вернуть отобранные из коллекций дворца предметов высокой культурно—исторической ценности. Всего в 1940—х. гг. и позже было, таким образом, изъято 1 295 экспонатов (там же), из числа которых только в Российскую Национальную библиотеку (Петербург) было передано более трех с половиной сотен старинных рукописных книг (подр. см. в: Возгрин, 1995, а также Возгрин В.Е. Мародёрство ГК, 01.06.1995).

Уже было готово секретное Постановление Госкомитета обороны от 12. 08. 1944 г. № 6372—с, касавшееся средств на переселение многих тысяч крестьян, в основном этнических русских, и какой-то части городского населения из областей Воронежской, Курской, Ростовской, Орловской, Тамбовской, Житомирской, Подольской, а также из Ставропольского и Краснодарского краёв.

А через неделю, 19 августа в СНК РСФСР было принято столь же секретное Распоряжение № 257—рс, утвердившее упомянутое Постановление: «Утвердить распределение 45 млн. рублей, отпущенных Постановлением Государственного Комитета Обороны от 12 августа 1944 г. № 6372—с на финансирование мероприятий, связанных с переселением колхозников и специалистов в районы Крыма… Председатель СНК РСФСР А.Косыгин» (Абдуллаев, 2007. С.7).

После чего началось собственно переселение. Очевидно, оно шло не совсем гладко, чего и следовало ожидать при столь необычной задаче, поставленной перед местными властями. Поэтому понадобилось специальное Постановление ОК ВКП (6) и СНК Крымской АССР № 612 от 8 сентября 1944 г. по заселению колхозов Крыма переселяемыми колхозниками из других областей, краёв и республик. В нём шла речь о том, что 2 640 семей переселенцев «не вместились» в селах горно—прибрежных районов и предлагалось навязать их руководству степных, в основном, районов, которое должно было «…в 3—дневный срок подготовить помещения и обеспечить хороший приём колхозников».

К этому Постановлению прилагался План размещения колхозников—переселенцев в районах Крыма. Судя по этому Плану, основная масса переселенцев, 17 000 семей, направлялась в ранее густо заселённые районы: Ялтинский (1 000 семей из Ростовской области), Алуштинский (2 500 семей Краснодарской области), Судакский (2 500 семей из Ставропольского и Краснодарского краёв), Куйбышевский (3 000 с Украины), Карасубазарский (2 700 семей из Тамбовской и Курской областей), Старо—Крымский (1 300 семей из Ростовской и Курской областей), Балаклавский (2 ООО семей из Воронежской области) и Бахчисарайский (2 ООО семей из Орловской и Брянской областей). В остальные районы, как говорилось выше, попали лишь 2 640 семей, так что на один район пришлось от 100 до 500 семей (Там же).<…>

Сразу же после депортации начался затянувшийся на многие годы (и, кажется, ещё не закончившийся) процесс уничтожения культурных и исторических памятников коренного народа Крыма. К ним можно отнести не только известные, хоть давно уже закрытые мечети, не только кварталы старой застройки, остатки крепостных стен и ворот или старинные бани.<…>

После депортации все действующие крымскотатарские кладбища были разом переведены в разряд «брошенных», «лишённых ухода» и т.п. Тем самым было дано благословение на их разгром. Он начался практически одновременно по всему Крыму, это была какая-то оргия вандальского осквернения национальных и культурных святынь одного из народов Земли. <…>

Причины такого одновременного и быстрого разорения крымскотатарских кладбищ лежат на поверхности. Это, помимо известной слепой жажды разрушения инокультурных памятников, всегда отличавшей русскоязычную диаспору Крыма, была вполне заземлённая возможность использования площадей, расположенных не в худших местах городов и сёл. «Освобождаемые» таким образом обширные участки земли использовались под различные строительные нужды. <…> Поэтому в стенах домов и в изгородях многих крымских городов и сёл и ныне проглядывают старые мезарташи. Да что в стенах, — арабской вязью покрыты поребрики тротуаров у евпаторийской бани, старинной Эски-ха-мам… <…>

И последнее на тему послевоенного Крыма — об искажениях в традиционной топонимике. Вообще стремление переименовывать дедовские названия (не только городов, сёл, рек и гор, но и отдельных предметов) — явление, для человеческой психики достаточно редкое, аномальное. Обычные, нормальные люди хранят имена среди прочих заветов своих предков не только из эстетического наслаждения (ведь, к примеру, итальянцам или грекам приятно сознавать, что они называют свои столицы так же, как их предки многие века, даже тысячелетия тому назад). Переименование же невольно настораживает относительно психики сторонников этого крайне неестественного действа — или, что одно и то же, тех кто всеми силами противится восстановлению неискажённой топонимики. Специалисты говорят даже, что «подобное решительное самовнушение или фетишизация символа, вещи или запрета встречается среди цивилизованных людей редко…», как, собственно, и иные массовые психические аномалии (Салихов, 1997, 43). С другой стороны, автор не стал бы настаивать на определении большевиков, особенно крымских, и особенно послевоенных, как людей цивилизованных. Но тогда нет никакого противоречия в той паранойяльной страсти переименовать на полуострове всё, которая мгновенно охватила население, оставшееся в Крыму после депортации. <…>

Последним комом земли на могилу крымскотатарской культуры стало вычёркивание народа из Большой Советской Энциклопедии (второе издание), главного официально-государственного справочного издания, призванного отражать реалии жизни СССР. В соответствующем томе, вместо исчезнувшей статьи о коренном народе Крыма появилось новое откровение сталинской исторической науки: о Крымском ханстве там сказано, что это было «феодальное паразитической государство на территории Крымского полуострова» (БСЭ, т. 23, М., 1953, 561). Это абсолютно безграмотный (даже с точки зрения марксистско-ленинской теории) вывод — прекрасный пример большевистского пренебрежения научной истиной. Из энциклопедии были вычеркнуты неугодные режиму народы. Тем самым они как бы окончательно ликвидировались, стали нереальностью, их уже как бы и не осталось на планете. В БСЭ можно было найти подробную информацию о полностью вымерших тасманийцах, но не о десятках и сотнях тысяч всё ещё живых татар Крыма…

Источник: В. Возгрин. «Крымские татары» (Очерки этнической истории коренного народа Крыма»

КОММЕНТАРИЙ:

В.Возгрин очень точно описывает ужасные условия жизни спецпоселенцев в Узбекистане.

Все ограничения прав и свобод депортированных из Крыма диктовались Москвой. Как только в 1956 году часть ограничений была снята, крымских татар выдвигали на руководящие должности. Они избирались депутатами в советы различных уровней, работали в правоохранительных органах, было немало судей. К сожалению, после возвращения на родину крымские татары ощущают жесткие ограничения на этнической почве, во всех сферах их жизни.

Цитата из «Обращение крымскотатарского народа к XXIII съезду КПСС» в марте 1966 г.

«… Подведем некоторые итоги. Было сделано все, чтобы:

1. уничтожить государственность крымских татар,

2. уничтожить как можно больше самих крымских татар.

3. сначала очернить народ и оправдать тем самым антиленинский акт произвола, а затем никогда не упоминать о крымских татарах, чтобы народы Советского Союза и всего мира забыли о существовании таковых,

4. уничтожить культуру, искусство и литературу крымских татар,

5. уничтожить историю этого народа,

6. уничтожить его язык,

7. сделать все, чтобы каждый крымский татарин стыдился назвать себя крымским татарином,

8. доказать каждому представителю этой нации, что ни у него самого, ни у его детей, ни у тех его потомков, которые еще не родились на свет, нет будущего.

И когда решили, что все это уже сделано, крымских татар объявили несуществующей нацией».

Источник: личный архив Т.Дагджи.


Цитата из обращения участников национального движения Генеральному секретарю ЦК КПСС Председателю Президиума Верховного Совета СССР М.С. Горбачеву Членам и кандидатам в члены Политбюро ЦК КПСС Членам комиссии по подготовке Пленума ЦК КПСС по совершенствованию межнациональных отношений

12 ноября 1998 г.

«… Самый страшный удар народу нанесли в 1944 году… <…> Но одним выселением не ограничились. Было сделано все, чтобы оставшиеся в живых забыли свое прошлое. В Крыму были уничтожены книги И не только древние рукописи, но и труды Ленина и даже самого Сталина. Они были уничтожены только потому, что были на крымскотатарском языке. Уместно вспомнить, что до войны издавалось до 150 названий книг на этом языке ежегодно. Были закрыты школы, техникумы и вузы, ликвидированы национальные ансамбли, театр, кино. Таким образом, исчез целый пласт культуры. Забыты народные промыслы, уничтожены памятники, мечети, мусульманские кладбища. На долгие годы погасли родные очаги. После выселения крымских татар была ликвидирована Крымская автономная республика, были переименованы все татарские деревни и города и только Бахчисарай, благодаря А.С.Пушкину, остался Бахчисараем.

В 1952 году было принято постановление Академии Наук СССР, призывающее, по указанию Сталина, пересмотреть в исторической науке роль тюркских и других неславянских народов в истории «русской степи, и русского Причерноморья». Это постановление до сих пор остается основополагающим документом для продолжения фальсификации истории Крыма и его коренного населения — крымских татар».

Источник: Опубликовано «Депортоваш кримсш татари, болгари, в1рмени, греки, шмщ» Издательство «Музична Украина» 01004. Киев. Стр. 399-400.


О ПЕРЕИМЕНОВАННЫХ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ

(Приложение к протоколу заседания бюро Крымского ОК В1СП (б) от 16 августа 1944 г.)

Всего Носящих названия
Районы переим татар грече немец болгар армян
еновано ские ские кие ские ские
Ак-Мечетсткий 61 58 3
Ак-Шеихский, 42 40 2
Алуштинский 11 10 1
Балакавский 8 6 1 1
Бахчисарайский 66 63 3
Биюк-Онларский 49 47 2
Джанкойский 42 42
Евпаторийский 29 28 1
Зуйский 41 35 6
Ичкинский 33 30 3
Карасубазарски й 75 74 1
Кировский 48 47 1
Колайский 32 31 1
Красноперскопский 21 19 2
Куйбышевский. 23 15 8
Лариндорфский. 40 32 8
Ленинский 54 54
Маяк-Салынский 21 19 2
Симферопольский 57 57
Старокрымский 28 27 1
Судакский 52 49 2 1
Сейтлерский 24 24
Тельманский 55 43 12
Фрайдорфский. 64 55 9
Ялтинский 19 6 13
В целом по Крыму 995 911 34 46 1 3

Опубликовано: Брошеван В. М., Тыглиянц П. К. Изгнание и возвращение. Симферополь, Таврида, 1994. С. -145.


ИЗ ПРОТОКОЛА № 60 ЗАСЕДАНИЯ КРЫМСКОГО ОБКОМА ВКП (б) от 20 октября 1944 г.

<…>15. о переименований населенных пунктов, рек, гор Крыма (тов. Чурсин).

В связи с изменившейся обстановкой в Крыму, считать необходимым переименовать следующие населенные пункты, реки, горы, название которых связано с татарским, греческим и немецким происхождением (списки прилагаются).

Просить ЦК ВКП (б) утвердить данное постановление.

Источники: РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 44. Д. 763. Л. 165. Опубликовано «Депортоваш кримсш татари, болгари, в1рмени, греки, шмцЬ Издательство «Музична Украша» 01004. Кшв.

ИЗ ДОКЛАДА СЕКРЕТАРЯ КРЫМСКОГО ОБКОМА ВКП(б) ТЮЛЯЕВА НА ПЛЕНУМЕ КРЫМСКОГО ОБКОМА ВКП(б) от 27-29 ноября 1944 г.

<…> « Указывая на наши задачи ЦК обратил внимание на укрепление морально политическое единство трудящихся Крыма. Для этого проведено спецмероприятие по выселению татар, греков, болгар, армян, как пособников фашизма. Поэтому Государственный Комитет Обороны принял постановление о вселении в Крым 50 тысяч переселенцев.

ЦК вполне справедливо иказал нам. Мы не поняли, что перед нами ставится задача сделать Крым - новым Крымом, со своим русским икладом» (Подчеркнуто нами).

Источники: РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 44. Д. 763. Л. 103-104. Процитировано во многих документах национального движения крымскотатарского народа, переданных в ЦК КПСС.

ИЗ ДОКЛАДА ОТВЕТСТВЕННОГО РАБОТНИКА ЦК ВКП(б) ИЦКОВА НА XVII ПЛЕНУМЕ КРЫМСКОГО ОК ВКП(б)

«Вам оказана великая честь, вам доверена крымская земля, за которую на протяжении многих веков героически сражались лучшие сыны нашей родины и кровью своей, жизнью своей дали нашему отечеству Крым. Советское правительство, партия, товарищ Сталин доверили вам ключевую позицию на Черном море и вы обязаны с предельной большевистской энергией оправдать это высокое доверие».

Источник: Опубликовано «Депортоваш кримсю татари, болгари, в1рмени, греки, шмщ» Издательство «Музична Украша» 01004. Ки1в.. стр.295.

КОММЕНТАРИЙ:

Ицков имел в виду «героические» походы Миниха и Ласси, которые стерли с лица земли сотни татарских деревень. Сотни тысяч крымских татар вынуждены были бежать в Турцию. Сталин довел планы Екатерины II до конца: Крым остался без крымских татар. Остатки крупнейшего в прошлом государства на карте Европы перестало существовать.

Политика Советского Союза в отношении Крыма и крымских татар не отличалась от планов германского рейха:

«В верховном руководстве Германии наблюдалось отсутствие единого подхода в разрешении вопроса о будущем полуострова. Если часть сотрудников МИД придерживались мнения о необходимости предоставления крымским татарам некого подобия автономии, то руководство СС требовало радикальных мер по очистке территории полуострова от расово «неполноценного» населения и его дальнейшей германизации.

В июне 1942 г. Альфред Фрауенфельд направил на имя А.Гитлера обширный меморандум о будущем устройстве Крыма, в котором он предложил переселить в Крым немецкое население из Южного Тироля. 2 июля 1942 г. Гитлер заявил, что считает это предложение весьма полезным.

Также предполагалось разместить на полуострове 140 тысяч немцев из Трансистрии и 2 тысячи немецких переселенцев из Палестины. Однако в последствии решено использовать заднестровских немцев для германизации всей Украины. В предложениях о преобразовании Крыма в 1942-43 гг. недостатка не было, так руководитель Трудового фронта и шеф организации «КгаИ дигсЬ Ггеиде» Роберт Лей предлагал превратить Крым в гигантский курорт для немецкой молодежи.

Для обоснования исконной^принадлежностк Крыма Германии (Подчеркнуто нами) в июле 1942 г. А. Фрауенфельд организовал археологическую экспедицию, руководителем которой были назначены бригаденфюрер СС фон Апьвенслебен и армейские офицеры полковник Кальк и капитан Вернер Баумельбург. Было проведено обследование окрестностей Бахчисарая и средневековая крепость Мангуп-Кале.

5 июля 1942 г. состоялось совещание командования Вермахта и полиции где обсуждался вопрос о методах переселения из Крыма расово «неполноценных» жителей. Решено было создать специальные лагеря для проведения «расового обследования» населения. Существовали также идеи выселения из Крыма русских, татар и оставлении только украинцев. Против реализации всех этих планов переселения выступил шеф Управления военного хозяйства ген. Томас (ТНотаз), мотивируя свое негативное отношение тем, что данная акция повлечет за собой потерю столь необходимых трудовых ресурсов».

Источник: Фонд Москва-Крым. Ефимов А.В. «Некоторые аспекты германской оккупационной политики в отношении крымских татар в 1941-1944 гг.» 2007 г.

Следует обратить внимание на то, что и в руководстве Германии, как впоследствии и в руководстве ЦК КПСС , а теперь и независимой Украины не было единого мнения по этому вопросу: дать крымским татарам автономию или нет. Но для обоснования исконной принадлежности Крыма Германии была организована археологическая экспедиция. Советским же археологам было дано указание не только искать в Крыму славянские косточки, но и уничтожать все, что говорило о принадлежности этого края тюркским племенам.

Наверное, прав был Аятолла Хомейни, когда говорил: «Все несчастья крымского народа заключаются в том, что у них такая прекрасная родина». АО Ф.Энгельс считал, что несчастье крымских татар проистекают потому, что они вклинились между южными и северными славянами.

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР О преобразовании Крымской АССР В Крымскую область в составе РСФСР

30 июня 1945 г.

Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик ПОСТАНОВЛЯЕТ:

Утвердить представление Президиума Верховного Совета Российской Советской Федеративной Социалистической Республики о преобразовании Крымской АССР в Крымскую область в составе РСФСР.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР

М. Калинин

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР

А.Горкин

Источник: Сборник законов СССР. 1938-61. М., 1961. С. 67 Опубликовано «Депортоваш кримсш татари, болгари, вгрмени, греки, шмщ» Издательство «Музична Украша» 01004. Кшв.

ЗАКОН об упразднении Чечено-Ингушской АССР и о преобразовании Крымской АССР в Крымскую область

25 июня 1946 г.

Во время Великой Отечественно войны, когда народы СССР героически отстаивали честь и независимость Родины в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, многие чеченцы и крымские татары по наущению немецких агентов вступали в организованные немцами добровольческие отряды и вместе с немецкими войсками вели вооруженную борьбу против частей Красной Армии, а также по указке немцев создавали диверсионные банды для борьбы с советской властью в тылу, причем основная масса населения Чечено-Ингушской и Крымской АССР не оказывала противодействия этим предателям Родины.

В связи с этим чеченцы и крымские татары были переселены в другие районы СССР, где они были наделены землей с оказанием необходимой государственной помощи по их хозяйственному устройству. По представлению Президиума Верховного Совета РСФСР Указами Президиума Верховного Совета СССР Чечено-Ингушская АССР была упразднена, а Крымская АССР преобразована в Крымскую область.

Верховный Совет Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Утвердить упразднение Чечено-Ингушской АССР и преобразование Крымской АССР в Крымскую область.

2. Внести соответствующие изменения и дополнения в статью 14 Конституции РСФСР.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР И. Власов Секретарь Президиума Верховного Совета СССР П. Бахмуров

Москва, Кремль, 25 июня 1946 г.

Источник: Газета «Известия». 1946 г. 26 июня.

Опубликовано: «Административно-территориальные преобразования в Крыму». 1783-1998. Таврия-Плюс. «Депортовані кримскі татари, болгари, вірмени, греки, німці» Издательство «Музична Украіна» 01004. Киів.

3. Крым в составе Украины

УКАЗ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О передаче Крымской области Из состава РСФСР в состав УССР

19 февраля 1954 г.

Учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР, Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик постановляет:

Утвердить совместное представление Президиума Верховного Совета РСФСР и Президиума Верховного Совета УССР о передаче Крымской области из состава Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в состав Украинской Советской Социалистической Республики.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР

К. Ворошилов

Секретарь Президиума Верховного Совета РСФСР

Н. Пегов

Москва, Кремль, 19 февраля 1954 г.

Опубликовано: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1954. - №4. -С. 147.

Источник: Сборник Законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР.

1938-1961 гг. Издательство «Известия» М. 1961. С. 78.


СЕКРЕТАРЮ ЦК КП УКРАИНЫ ТОВАРИЩУ КИРИЧЕНКО А. И.

15 марта 1954 г.

Крымский обком партии просит Вас войти с ходатайством в ЦК КПСС о запрещении всем административно-высланным в 1944 г. возвращаться и проживать на территории Крымской обл.

Проект письма на имя тов. Хрущева Н. С. прилагается.

Секретарь Крымского обкома КПУ Д. Полянский

Публиковано: Кримськи татари: 1944-1994. - К., 1995. - С. 77. плюс «Депортовани кримски татари, болгари, в1рмени, греки, шмщ» Издательство «Музична Украина» 01004. Кшв.

КОММЕНТАРИЙ:

Следует обратить внимание на даты этих двух документов. Указ о передаче Крыма в состав Украины был подписан 19 февраля 1954 года, а через 24 дня секретарь крымского обкома партии уже ставит вопрос о запрещении возвращения и проживания в Крыму всем депортированным из Крыма. Не потому ли впоследствии, 25 февраля 1956 года на XX съезде партии Никита Хрущев, осуждая политику Сталина, сказал: «В сознании не только марксиста-ленинца, но и всякого здравомыслящего человека не укладывается такое положение — как можно возлагать ответственность за враждебные действия отдельных лиц или групп на целые народы, включая женщин, детей, стариков, коммунистов, комсомольцев и подвергать их массовым репрессиям, лишениям и страданиям». Он назвал вопиющим действия Сталина, по приказу которого, выслали калмыков, чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, которых потом вернули, и умолчал о крымских татарах, о всех высланных из Крыма, подняв волну протестов этого обездоленного народа, перешедшую в мощную всенародную борьбу за свои права. В марксистско — ленинское сознание Хрущева крымские татары не укладывались. Не мог он отказать землякам и однопартийцам из Украины в их просьбе, не возвращать крымских татар на родину. Поэтому крымские татары начали возвращаться на родину лишь через 35 долгих лет. Этноцид народа, по вине украинского руководства, продолжался, и сегодняшнее демократическое руководство должно чистосердечно признать и осудить это.


ИЗ ЗАПИСКИ ЗАВЕДУЮЩЕГО ОТДЕЛОМ ПИСЕМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР НА ИМЯ К. Е. ВОРОШИЛОВА

24 ноября 1954 г.

<…> В связи с изданием Постановления Совета Министров СССР о снятии со спецпоселенцев некоторых ограничений, количество писем от лиц, находящихся на спецпоселении, значительно снизилось. Если во 2-м квартале сего года в Президиум Верховного Совета СССР ежемесячно поступало 8000 тысяч писем от спецпоселенцев, то в 3-м квартале ежемесячно поступало 5500, а в октябре 1954 года поступило 2900 писем и заявлений.

Источник: Публиковано; Кримсьш татари: 1944-1994. — К., 1995. - С. 77. плюс «Депортоваш кримсю татари, болгари, вгрмени, греки, шмщ» Издательство «Музична Украша» 01004. Кшв. Стр. 239.

КОММЕНТАРИЙ:

Как выяснилось позже, это Постановление особенно не повлияло на их тяжелое положение. Детей, родившихся после декабря 1937 года, было решено с учета снять, а новорожденных на учет не брать. Впоследствии количество писем и обращений крымских татар в ЦК КПСС и Верховный Совет СССР возросло многократно. Руководство Украинской ССР упорно сопротивлялось положительному решению крымскотатарского вопроса и возвращению их на родину, продолжая затягивать процесс геноцида и этноцида. Обком партии организовывал коллективные письма трудящихся и бывших партизан в ЦК КПСС. Киев тоже не дремал. Например, когда в 1966 году ЦК КПСС готовило решение о возвращении крымских татар на родину, секретарь ЦК КП Украины Шелест направил 27 мая 1966 года письмо в ЦК КПСС, в котором пишет, что крымские татары прижились в местах депортации, а местные жители Крыма ненавидят крымских татар. Поэтому пересматривать решения о невозвращении их в Крым нет смысла. Утверждение нынешнего руководства о том, что в тяжелой судьбе крымскотатарского народа нет вины Украины — беспочвенны.


Цитата из книги «КГБ и власть» генерал полковника Филиппа Бобкова, который долгие годы возглавлял 5-е управление КГБ СССР

Генерал полковник Филипп Бобков возглавлял многие годы 5-е Управление КГБ СССР. То самое управление, которое занималось диссидентами, крымскими татарами, немцами и турками месхетинцами. В своей книге «КГБ и власть», вышедшей в 1995 году в издательстве «Ветеран МП» он вспоминает:

<…>Против их (крымских татар — Т.Д) возвращения возражали партизаны Крыма, но главная причина состояла в том. что Крым к тому времени был «подарен» Хрущевым.

Последнее обстоятельство более всего осложнило положение крымских татар. Не будь этого широкого жеста, они уже давно спокойно жили бы в Крыму, да и сам Крым вряд ли переживал бы нынешние потрясения.<…>

«Татарам вообще запретили въезд в Крым, даже на отдых. Их не принимали в крымские учебные заведения. Дело дошло до того, что некоторые средства массовой информации утверждали, будто такой национальности вообще не существует. Пытались закрыть издания на крымскотатарском языке и газету на этом языке, выходившую в Узбекистане, нет, мол, такого языка.

И всем этим занимались серьезные люди, обязанные решить столь важный государственный вопрос. Мне помниться заседание по проблеме крымских татар у секретаря ЦК КПСС Капитонова, который, кстати, прекрасно понимал, что все дело тормозит Украина. Участники совещания не скрывали симпатий к татарам, но не очень активно возражали представителям Украины. Неожиданно мне в голову пришел один аргумент в пользу признания крымских татар как этнической единицы, а подсказало мне его мое школьное увлечение филателией. Я вспомнил, что до войны вышла серия почтовых марок «Народы СССР» и среди них была марка «татары Крыма». Вопрос о закрытии газеты на крымскотатарском языке был снят».

Источник: Филипп Бобков. «КГБ и власть».1995 г. Издательстве «Ветеран МП»

КОММЕНТАРИЙ:

Слово «крымские татары» было запрещено цензурой. Ибо само название говорило о том, что этот народ, как народ образовался не где-то, а именно в Крыму, т. е. это коренной народ Крыма. Власти в официальных документах именовали крымских татар «татарами, раннее проживавшими в Крыму». Нужно было понимать, что татары пришли туда откуда-то и потом уехали. Местному населению шовинистически настроенные историки вбили в головы, что татары раньше жили на просторах Монголии и потом, в итоге нашествия татаро-монгольских орд, остались в Крыму, умалчивая о том, что в крови крымских татар течет кровь многих народов, проживавших в Крыму и консолидировавшихся в единую нацию.

Поражает цинизм руководителей Украинской ССР, которые, получив в подарок от России чужую землю, в целях окончательного ее присвоения, просят Москву не считать крымских татар народом и запретить им пользоваться родным языком, выпускать газеты, и книги на крымскотатарском языке. И делалось все это в тот период, когда крымские татары находились еще в местах депортации, для того, чтобы они никогда не претендовали на свою родину.

Представляете себе дремучий уровень людей, участвовавших в этом совещании. Собрались государственные мужи решать судьбу крымских татар, игнорируя историю, забыв, как в прошлом этот народ был связан с Россией и Украиной. Подумаешь, кто правил страной — в ужас приходишь! Одна почтовая марка решила: народ крымские татары или нет, существуют они еще или их никогда в истории, как этнической единицы и не было.


УКАЗ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму

5 сентября 1967 г.

После освобождения в 1944 году Крыма от фашистской оккупации факты активного сотрудничества с немецкими захватчиками определенной части проживавших в Крыму татар были необосновано отнесены ко всему татарскому населению Крыма Эти огульные обвинения в отношении всех граждан татарской национальности, проживавших в Крыму, должны быть сняты, тем более, что в трудовую и политическую жизнь общества вступило новое поколение людей.

Президиум Верховного Совета СССР

постановляет:

1. Отменить соответствующие решения государственных органов в части, содержавшей огульные обвинения в отношении граждан татарской национальности, проживавших в Крыму.

2. Отметить, что татары, ранее проживавшие в Крыму, укоренились на территории Узбекской и других союзных республик, они пользуются всеми правами советских граждан, принимают участие в общественно-политической жизни, избираются депутатами Верховных Советов и местных Советов депутатов трудящихся, работают на ответственных постах в советских, хозяйственных и партийных органах, для них ведутся радиопередачи, издается газета на родном языке, осуществляются другие культурные мероприятия..

В целях дальнейшего развития районов с татарским населением поручить Советам Министров союзных республик и впредь оказывать помощь и содействие гражданам татарской национальности в хозяйственном и культурном строительстве с учетом их национальных интересов и особенностей.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР

Н. Подгорный

Секретарь Президиума Верховного Сонета СССР

М.Георгадзе

Москва. Кремль. 5 сентября 1967 г.

Источник: Сборник Законов СССР и Указов Президиума Верховного Сонета СССР (1938-1975 гг.)

Москва. Изд. «Известия», 1975. С. 83-84.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР от 5 сентября 1967 г. О порядке применения статьи 2 указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1956 г.

(Ведомости Верховного Совета СССР 1967 г., № 36, ст. 494)

Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

Разъяснить, что граждане татарской национальности, ранее проживавшие в Крыму, и члены их семей пользуются правом, как и все граждане СССР, проживать на всей территории Советского Союза в соответствии с действующим законодательством о трудоустройстве и паспортном режиме.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР

Н. Подгорный

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР

М. Георгадзе

Москва. Кремль 5 сентября 1967 г.


ЦК КП Украины Отдел административных органов

После принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму» в область начали самовольно приезжать и поселяться на жительство с семьями лица татарской национальности.

По состоянию на I.XI. 1969 года в Крымскую область прибыло, прописано на постоянное жительство лиц татарской национальности 2333 человека (в т.ч. 1115 детей).

Из указанных лиц, проживающих на законных основаниях, в область продолжают систематически прибывать из Узбекской ССР и других республик, как отдельные лица татарской национальности, так и целые их семьи.

Только в 5-ти районах области — Ленинском, Красноперекопском. Симферопольском, Первомайском и Белогорском в настоящее время проживет без прописки, постоянного места жительства и работы более 100 человек взрослых и детей.

Эти лица грубо нарушают паспортный режим, самовольно занимают жилые помещения, поселяются в домах, принадлежащих гражданам на праве личной собственности, совершают незаконные сделки по приобретению домов и т.п., а некоторые из них, неверно, с националистических позиций, истолковывая национальную политику в СССР, распространяют заведомо ложные клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй.

В целях пресечения подобных явлений административными органами Крымской области принимаются соответствующие меры реагирования. Ряд лиц выселены в административном порядке, отдельные привлечены к уголовной ответственности за распространение клеветнических измышлений и злостное нарушение паспортного режима.

Прокурорами предъявлено и судами рассмотрено около 40 исков о расторжении незаконных сделок по купле-продаже домостроений.

Однако, принимаемые меры не обеспечивают в полной мере строгого выполнения Постановления Совета Министров УССР № 598 от 7 сентября 1967 г. «Об упорядочении паспортного режима в Крымской области». При этом следует отметить, что поселковые и сельские Советы депутатов трудящихся не следят за соблюдением паспортного режима и на факты нарушений не реагируют.

Проверками установлено, что отдельные руководители предприятий, совхозов и колхозов в нарушение Положения о паспортах, принимают таких лиц на работу без прописки и даже в отдельных случаях предоставляют им жилье.

В целях наведения порядка в соблюдении правил паспортного режима на территории Крымской области считал бы необходимым:

1. Повысить ответственность председателей поселковых и сельских Советов депутатов трудящихся Крымской области за соблюдение Положения о паспортах и несвоевременное выявление и непринятие должных мер к лицам, нарушающим паспортный режим;

- обязать руководителей предприятий, совхозов и колхозов строго соблюдать требования ст. 3, 4 Положения о паспортах и не допускать прием на работу лиц, не имеющих прописки в Крымской области;

- поручить исполкому Крымского областного Совета депутатов трудящихся повысить контроль и требовательность исполкомов поселковых, сельских и районных Советов депутатов трудящихся за соблюдением паспортного режима руководителями предприятий, совхозов и колхозов, которые в нарушение Положения о паспортах принимают на работу лиц без прописки.

Виновных в этом должностных лиц привлекать к строгой административной и дисциплинарной ответственности.

2. За нарушение Положения о паспортах лиц, предоставляющих свои квартиры в нарушение паспортного режима подвергать строгим административным взысканиям, предусмотренным ст. 35 Положения о паспортах.

3. Обязать местные органы власти Херсонской, Николаевской, Запорожской, Днепропетровской и др. областей Украины, где лица татарской национальности могут проживать, беспрепятственно прописывать их и предоставлять работу в соответствии с Постановлением Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года.

4. Лиц, которые самовольно, в нарушение паспортного режима прибывают в Крымскую область, выселять в те районы, откуда они прибывали.

5. Просить ЦК КПСС еще раз обратить внимание тех партийных органов, где проживают лица татарской национальности, на необходимость усиления работы по их закреплению в местах жительства и работы.

Дать указание через Министерство Обороны СССР военкоматам, на территории которых проживают лица татарской национальности, не снимать их с военного учета в связи с выездом в Крымскую область, а военкоматам Крымской области не брать таких лиц на учет.

Прокурор Украинской ССР

Ф.Глух

25 ноября 1969 г.

Источник: Центральний державний арх1в громадсьтких 0611 дань Украши, фонд №1, ОП. 25, справа 218, С 21-23.Опубликовано: 1нформацшний бюллетень «Кримсыи студи», №5-6(17-18) 2002 р.. С. 211-213. + Опубликовано «Депортоваш кримсш татари, болгари, в1рмени, греки, шмщ». Издательство «Музична Украша» 01004. Кшв.

ПРО ВИСЕЛЕННЯ З КРИМУ ГРОМАДЯН ТАТАРСЬКОЇ ТА ІНШИХ НАЦІОНАЛЬНОСТЕЙ

(довідка Комітету державної безпеки, прокуратури й Міністерства охорони громадського порядку Української РСР, надіслана першому секретареві ЦК КПУ П. Шелесту)

15 квітня 1967 р.

Відселення з Кримської області осіб татарської національності проводилось у ВІДПОВІДНОСТІ до постанови Державного Комітету Оборони СРСР від 11 травня 1944 р. За № 5859 цт.

Операція по виселенню татар проведена в ніч з 18 на 19 травня 1944 р., під час якої виселено 44 006 сімей в кількості 188625 осіб.

Водночас із виселенням кримських татар, в липні 1944 р. Були відселені на підставі постанов Державного Комітету Оборони СРСР № 5984 цт від 2 червня та № 6100 від 22 червня 1944 р. Вірмени, греки, болгари та особи інших національностей в кількості 12171 сім'я — 44636 осіб.

Таким чином, з Криму всього відселено 56177 сімей в кількості 231262 особи.

Відселені 3 Криму особи звільнені із спец поселень на підставі указів Президії Верховної Ради СРСР від 27 березня 1956 р. (греки, болгари, вірмени) та від 28 квітня 1956 р. (татари) без права повернення в місця, звідки вони були вислані, та без повернення конфіскованого майна.

Рада Міністрів УРСР 15 грудня 1956 р. Прийняла постанову за 1501-05 про ёё недоцільність розселення на території Запорізької, Миколаївської. Одеської та Херсонської областей татар та осіб інших національностей, які раніше проживали в Кримській області, а тепер повертаюся з місць спецпоселення.

У відповідності з постановою Ради Міністрів СРСР від 5 липня 1954 р. №1439 - 649 т. „Про зняття деяких обмежень в правовому положенні спец поселенців“ зняті з обліку спец поселення діти спец поселенців до шістнадцятирічного віку включно, без застосування до них в подальшому обмежень. При звільнені із спец поселення всім неповнолітнім було оголошено під розписку, що зняття з них обмежень не тягне за собою право на повернення до попередніх місць проживання. Однак деяка частина відселених вимагає дозволу на проживання в Криму, а частина їх самотужки повертається на проживання.

Протягом 1965 - 1967 рр. поступило та розглянуто УОГП Кримської області 343 такі заяви, по 3 з них прохання задоволено. За час після звільнення із спец поселень (1956 р.) в порядку винятку дозволено проживання та прописка 15 особам з числа кримських татар, іншим в прописці відмовлено у відповідності до Указу Президії Верховної Ради СРСР.

Окремі спец поселенці та їх діти, яким відмовлено в прописці та проживанні в Криму, і зараз звертаються із скаргами в різні інстанції.

В МОГП УРСР 10 квітня ц. р. поступила скарга, автори якої називають її протестом. В скарзі йде мова про повернення всіх кримських татар на попередні МІСЦЯ проживання. Зокрема в ній сказано: „до тих пір, поки кримськотатарський народ не буде повернутий на батьківщину - в Крим, до тих пір він буде вести за це рішучу боротьбу„.

До скарги додані підписи 600 громадян, які начебто проживають в Ленінабадській області.

Мали місце також випадки, коли кримські татари, приїжджаючи в Крим та претендуючи на майно, погрожували окремим громадянам, які поселилися в їх будинках або побудували будинки на ділянках, які їм належали.

За даними перепису населення в 1939 р. в Криму проживало 1123806 осіб, в. т.ч.:

Росіян 557449,
Українців 153478,
Татар 218492,
Євреїв 65312,
НІМЦІВ 51031,
Греків 20652,
Болгар 15294,
Вірмен 12888,
Білорусів 6713,
Поляків 5084
Циган 2064,
Естонців 1900,
Молдаван 483,
Латишів 888

Та інші національності.

Після виселення кримських татар з 1944 р. В Крим по переселенню прибуло 101 707 сімей чисельністю 406 828 осіб, в т. ч. :

З областей РРФСР - 162096 осіб, З областей України - 244734 особи. На 1 січня 1967 р. В Кримській області проживало 1 630 939 чоловік, в т. ч.:

Росіян — 957 273,

Українців — 453 651,

Білорусів — 23 32,

Євреїв — 28411.

Станом на 29 липня 1966 року окрім Криму на території УРСР проживає 247 осіб кримських татар, з них в Запорізькій області - 200, Одеській - 18, Донецькій -16, Харківській - 13 осіб.

На підставі вищезазначеного вважали б:

1. Недоцільно ставити питання про відміну раніше виданих указів Президії Верховної Ради СРСР, якими заборонено виселеним з Криму повертатися на попередні місця проживання та не повертається конфісковане в них майно.

2. Враховуючи, що в окремих випадках заборона раніше висланим повертатися в Крим не є необхідністю, вважали б за доцільне поставити питання перед Президією Верховної Ради СРСР про надання права кримському облвиконкому дозволяти таким особам проживати на території Криму без повернення їм конфіскованого майна.

В. Нікітченко, Ф. Глух, І. Головченко

Джерело: ЦДАГО України. Ф. 1, Оп.. 24. Спр. 6321. арк. 12-15.

Опубліковано: Депортовані кримські татари, болгари, вірмени, греки, німці.

Збірник Документів( 1941-1998). Київ. „Абрис“ 1999. С. 20-22.


15 декабря 1969 г.

Секретно

Центральный Комитет КП Украины

ИНФОРМАЦИЯ о расселении граждан татарской национальности и антиобщественной деятельности части из них на территории Крымской области

После принятия Президиумом Верховного Совета СССР Указа от 5 сентября 1967 года «О гражданах татарской национальности, проживавших В Крыму», особенно в конце 1967 и весной 1968 годов, отмечался массовый приезд в область татар, основной целью которых было выяснить возможность организованного переселения, прописки и трудоустройства. Среди них были и группы националистов-автономистов, которые при посещении учреждений и организаций, а также в многочисленных письмах и заявлениях выдвигали требования о беспрепятственном расселении граждан татарской национальности, предоставлении им жилья, земельных участков для застройки и других льгот.

Одновременно ставились вопросы возмещения за счет государства всех расходов, увязанных с выселением и переездом в Крым, восстановления Крымской АССР, образования национальных органов печати, учебных заведений, учреждений культуры. Многие из них настаивали на изъятии литературы, освещающей предательскую роль татар в период оккупации Крыма немецко-фашистскими захватчиками, расширения экспозиции краеведческих музеев с целью показа активного участия татар в Октябрьской социалистической революции, гражданской и Великой Отечественной войнах и хозяйственном строительстве в Крыму.

Некоторые бывшие партийные и советские работники татарской национальности просили трудоустроить их на прежней работе с предоставлением жилья.

Добиваясь положительного решения всех этих требований, главари татарских «автономистов» предпринимали попытки к организации более целенаправленных действий. В этот период с их стороны отмечались антиобщественные проявления, граничащие с массовыми беспорядками, распространение клеветнических измышлений и документов, порочащих советский общественный и государственный строй.

Административными органами области были привлечены к уголовной ответственности 4 человека за хулиганство, нарушение паспортного режима и распространение клеветнических документов. Кроме того, 13 человек арестовано за мелкое хулиганство.

В августе 1968 года в г. Симферополе был задержан Баев Гомер, у которого изъято 22 документа, содержащих клеветнические измышления на советскую действительность. Будучи избран на нелегальном сборище татар в Новороссийске так называемым «представителем народа», Баев активно занимался изготовлением и распространением подобных материалов, за что осужден к лишению свободы.

За попытку передачи клеветнической информации иностранным туристам в г. Бахчисарае и распространение идеологически вредных листовок был арестован Сейдалиев Февзи, 1929 года рождения, прибывший из Таджикской ССР.

Большая разъяснительная работа, проведенная партийными и советскими органами среди татарского населения, в том числе и в Крыму, в сочетании с комплексом мероприятий, проведенных органами КГБ и УВД по пресечению антиобщественных действий главарей «автономистов», их компрометации перед народом, позволили предотвратить массовый заезд татар в Крым, внести раскол в ряды главарей и оторвать из-под их влияния значительную часть татар.

Положительную роль сыграло также переселение татар по линии организованного набора рабочей силы. Теперь многие желающие возвратиться в Крым возлагают надежды на плановое переселение и отказываются поддерживать призывы «автономистов» о массовом выезде.

Несмотря на это, главари «автономистов» Османов Бекир, Аблаев Энвер, Селимов Мустафа, Гафаров Аблямит и другие вынашивают планы о массовом заезде в Крым, для чего участили посещения нашей области, собирая сведения о количестве проживающих здесь татар, наличии пустующих жилых строений и др.

По имеющимся данным, в ряде областей страны, где проживают татары, для активизации работы среди них назначены «представители».

В нашей области таким уполномоченным назначен инженер ССУ-588, член КПСС Халилов Фикрет, проживающий в г. Симферополе. Его ближайшими помощниками являются Сеитмеметов Аксеит, проживающий в пос. Армянске Красноперекопского района; Бекиров Лутфи, рабочий совхоза «Большевик» Красногвардейского района; Юнусов Изет, Уланова Эсьма, Аметова Майя.

Органами КГБ принимаются меры по выявлению возможных враждебных действий со стороны указанных лиц для принятия решительных мер пресечения.

«Автономистами» проводится опрос-референдум по специальной анкете, преследуя цель выявить отношение прописавшихся к вопросам возвращения всех татар в область и требования автономии.

Используются и такие факты, как поездки многочисленных «делегаций» в Москву и Киев для обращения в партийные и правительственные инстанции, направлению в их адрес коллективных писем, жалоб, протестов, а также апелляции к мировому общественному мнению путем пересылки за кордон клеветнической информации. На страницах некоторых зарубежных газет опубликовано ряд материалов по так называемому «татарскому вопросу, в том числе и об отдельных событиях, имевших место в нашей области.

«Автономистам» также удалось привлечь на свою сторону некоторых лиц из числа творческой интеллигенции Украины, которые выступили с поддержкой их требований. К ним относятся писатели Антоненко-Давидович, Теслюк, кандидат биологических наук, пенсионер Воинов, проживающий в г. Симферополе.

Другая часть татарских националистов считает, что массовые заезды в Крым нецелесообразны, так как сопряжены с большими лишениями для татар и вызывают отрицательную реакцию со стороны органов власти и местного населения. Они не согласны с попытками вынесения «татарского вопроса» за пределы страны, возлагают надежды на разрешение их вопроса правительственными инстанциями и добиваются увеличения количества татарских семей для переселения по оргнабору.

Эти разногласия привели к тому, что многие татары, в том числе и проживающие в Крыму, меньше стали поддерживать экстремистские требования главарей «автономистов», уклоняются от посещения их сборищ, отказываются от оказания денежной помощи этому движению, а также воздерживаются от необдуманных выездов в Крым, надеясь на оргнабор.

С учетом произошедших изменений в «автономистском» движении и отношения к нему татарского населения отдельные руководители отрабатывают новые тактические приемы, суть которых сводится к следующему:

— рекомендовать при покупке частных домов быстро завозить в них имущество, приобретать скот, птицу, необходимый инвентарь с тем, чтобы затруднить действия

местных властей в применении к ним административных мер;

— проводить «автономистскую работу» «на грани закона», чтобы не дать местным органам власти повода для привлечения их к ответственности. На территории области уже были случаи обработки «автономистами» прописавшихся татар во время отправления ими национальных праздников и религиозных обрядов;

— в случае отказа в прописке расселяться в прилегающих областях, чтобы при благоприятных условиях организовано въехать в Крым и т. д.

Отдельные националистически настроенные граждане и целые семьи продолжают приезжать в Крым и, не имея прописки, приобретают по частным сделкам жилые дома, владельцы которых в большинстве случаев выезжают за пределы области. Указанные граждане за нарушение паспортного режима неоднократно привлекались к административной ответственности.

Только в 1969 году народными судами области по искам прокуроров частные сделки купли-продажи домов в 26 случаях были признаны недействительными и в 23 случаях семьи были выселены из жилых строений, а затем выдворены за пределы области. Ряд аналогичных исков находятся на рассмотрении в прокуратуре и народных судах, против одного главы семьи возбуждено уголовное дело.

Следует отметить, что указанные мероприятия недостаточно эффективны, так как нередко лица, выдворенные за грубые нарушения паспортного режима, вновь возвращаются в Крым. В виду отсутствия специального законодательного акта этих лиц привлечь к какой-либо ответственности не представляется возможным. Более того, данные меры вызывают нежелательное реагирование со сторонни местного населения, а также используются главарями «автономистов» для написания многочисленных жалоб и протестов.

Так, выселенные в июне сего года из Белогорского района 6 семей вновь вернулись, мотивируя тем, что «дома являются их частной собственностью, а нотариальные конторы не оформляют сделку купли-продажи лишь по национальному признаку». Подобные случаи были в Симферопольском и Ленинском районах.

Факты административного воздействия в отношении нарушителей паспортного режима используются главарями «автономистов» в разжигании националистических чувств, компрометации действий местных органов власти перед советской и мировой общественностью.

По состоянию на 1 декабря 1969 года в области прописаны 2365 лиц татарской национальности, в том числе 1241 взрослых и 1124 детей. Из них 1713 человек (798 взрослых и 915 детей) прибыли в область в порядке планового переселения и 652 человека (443 взрослых и 209 детей) — в индивидуальном порядке.

Основная масса граждан татарской национальности, поселившаяся в Крыму по линии оргнабора, занята в сельскохозяйственном производстве, характеризуется положительно. Однако в этой среде имеются лица, которые высказывают недовольство тем, что им не всегда предоставляется работа по специальности (врачи, учителя, агрономы). Четырнадцать семей, будучи неудовлетворенными материальными условиями проживания, а также отсутствием учебных заведений с преподаванием на родном языке, возвратились в Узбекистан.

Партийными и советскими организациями проводится определенная политико-воспитательная работа среди татарского населения с целью отрыва его из-под влияния «автономистов» и вовлечения в общественную жизнь. Административными органами принимаются меры по строгому соблюдению паспортного режима, пресечению незаконных сделок купли-продажи домовладений и выселению проживающих без прописки граждан.

В течение 2-х лет к административной ответственности за нарушение Положения о паспортах привлечено 310 человек, отказано в прописке в связи с отсутствием необходимой санитарной нормы жилой площади 1670 гражданам татарской национальности.

Однако принимаемых мер недостаточно. В настоящее время в область продолжают прибывать одиночки и семьи, которые, не имея жилья, грубо нарушают паспортный режим, длительное время проживают без прописки, многие нигде не работают. На 1 декабря с. г. насчитывается 26 семей — свыше 140 человек.

С учетом изложенного, считаем целесообразным:

1. Распространить на Крымскую область действие постановления Совета Министров СССР №720 от 8 сентября 1969 года «О мерах по усилению паспортного режима и ограничению прописки граждан в г. Севастополе».

2. Установить в Крыму с учетом местной специфики, такой порядок выселения из области антиобщественных элементов, который предусмотрен пунктом 3 постановления Совета Министров СССР за №658/211 от 15 августа 1966 года «Об укреплении паспортного режима в городах Москве, Ленинграде и Московской области».

3. Министерству внутренних дел УССР установить порядок и места выселения граждан, проживающих без прописки в Крымской области, а такясе обязать органы милиции оказывать содействие в их прописке в других областях республики.

Секретарь обкома КП Украины (подпись) Н. Кириченко

Источник: Центральний державний арх1в громадсьтких об'еднань Украши, фонд №1,

ОП. 25, справа 218. стор. 12-20.

Опубликовано: 1нформацшний бюллетень «Кримсыи студи», №5-6(17-18) 2002 г р. «Депортоваш кримскг татари, болгари, в1рмени, греки, шмщ» Издательство «Музична Украша» 01004. Кшв.

Перестройка

ИЗ СТЕНОГРАММЫ ЗАСЕДАНИЯ ПОАИТБЮРО ЦК КПСС «О ПРИЕМЕ КРЫМСКИХ ТАТАР В ПРЕЗИДИУМЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР»

9 июля 1987 г.

<…> Лукьянов: За этим обращением 350000 тысяч человек. Между прочим, среди татар в Крыму было много предателей.

Горбачев: А где не было предателей? А власовцы кто?

Лукьянов: Была целая татарская дивизия в Вермахте.

Горбачев: Была и калмыцкая дивизия в Ставрополе. Но восстановили же калмыцкую АССР. Было ли со стороны татар в Крыму что-то чрезвычайное? Часть сотрудничала с немцами, часть — воевала в Красной Армии. И много героев среди них. За 44 года с тех пор в центре скопилось 50 томов с подписями с просьбой возвращения в Крым. А в Узбекистане, где крымских татар 240 тысяч, нельзя ли образовать что-то компактное с правами автономии?.

Чебриков: Попытка была.

Горбачев: А что ты сам думаешь об этом?

Чебриков: Мы уже 20 лет с этой проблемой сталкиваемся. Думаю в Крыму образовать автономный округ, иначе к вопросу придется без конца возвращаться, но Щербицкий против.

Горбачев: Это тоже демократия…

Чебриков: Ведь татары где попало селиться не будут. Им давай Южный берег. Возвращается татарин и говорит: «это мой дом, будь ты русский или украинец. Одновременно нужно решать вопрос с немцами. Их 2 млн., никуда мы не уйдем от решения. Проблема назрела и перезрела.

Соломенцев: Я за то, чтобы с немцами решать, хотя вопрос не простой. Но мы же признали, что выселение немцев было неоправданно. Всех ведь вернули: черкесов, ингушей, калмыков, карачаевцев. А немцев не пускают в Крым обратно. Что касается за Крым, то я не за автономный округ.

Посмотрите на национальный состав до войны: украинцев тогда было 13%, теперь 26%, русских тогда было 49.6, теперь 68,2. Хрущев передал Крым Украине, и мы все помним что под аплодисменты это не шло. Севастополь ведь город русской славы. Автономный округ — это ублюдочное решение. Пусть я максималист, но ведь у нас есть хороший декрет, подписанный Лениным, мы же стремимся жить по Ленину. Так вот нужно опираться на этот старый декрет. И никто не будет обижен: ни русский, ни украинец. Почему они должны обижаться? То есть Крым как часть РСФСР.

Горбачев: То есть ты имеешь в виду, что Крым вернем в РСФСР, раз по Ленину? А ведь Подгорнов, помните, требовал Краснодарский край, Кубань отдать Украине, поскольку казаки там украинского происхождения. Из политической и из исторической точки зрения возвращение Крыма в Россию было бы правильно. Будет, конечно, недовольство со стороны Украины.

Источник: Озвучено на третей сессии Украинской школы политических студий 30 мая - 4 августа 2006 г.

Тема: «Этнонациональная политика Украины: крымскотатарское измерение»


УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30—40-х и начала 50-х годов

16 января 1989 г.

В целях восстановления социальной справедливости и ликвидации последствий беззаконий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов, Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Осудить внесудебные массовые репрессии периода сталинизма. Признать антиконституционным действовавшие в 30-40-х и начале 50-х годов «тройки» НКВД-УНКВД, коллегии ОГПУ и «особые совещания» НКВД — МГБ-МВД СССР и отменить вынесенные ими внесудебные решения, не отмененные к моменту издания настоящего Указа Президиума Верховного Совета СССР. Считать всех граждан, которые были репрессированы решениями указанных органов, включая лиц, осужденных впоследствии за побег из мест незаконного спецпоселения, реабилитированными.

Это правило не распространяется на изменников Родины и карателей периода Великой Отечественной войны, нацистских преступников, участников бандформирований и их пособников, работников, занимавшихся фальсификацией уголовных дел, а также лиц, совершивших умышленные убийства и другие уголовные преступления. В отношении таких лиц действует установленный законом порядок обжалования вынесенных приговоров и иных решений.

Спорные вопросы, возникающие при применении положений настоящей статьи, рассматриваются Генеральным прокурором СССР, прокурорам союзных и автономных республик, краев, областей, городов Москвы и Ленинграда (в редакции Закона СССР от 31 июля 1989 года).

2.Совету Министров СССР рассмотреть в отношении лиц, реабилитированных в соответствии со статьей 1 настоящего Указа, вопросы, связанные с распространением на них действующих правил пенсионного, жилищного и иного обеспечения.

3. Министерству юстиции СССР и Прокуратуре Союза ССР совместно с Министерством внутренних дел СССР и Комитетом государственной безопасности СССР определить порядок сообщения гражданам о реабилитации в соответствии с настоящим Указом.

4. Местным Советам народных депутатов совместно с общественными организациями и органами общественной самодеятельности обеспечить оказание необходимой помощи реабилитированным в осуществлении их прав и интересов, а также в создании памятников жертвам репрессий, в содержании в надлежащем порядке мест их захоронения.

С этой целью при краевых, областных, городских Советах народных депутатов, Верховных Советах союзных и автономных республик могут создаваться Комиссии из числа народных депутатов и представителей общественности.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР

М. Горбачев

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР

Т. Ментешашвили

Москва, Кремль, 16 января 1989 г. Утвержден Законом СССР от 31 июля 1989 г.

Источник: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1989. - №3. - С. 19; Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР 1989 Л» 9. Стр. 202.

Опубликовано: Депортоваш кримсыи татари, болгари, в1рмени, греки, шмщ. Зб1рник Документ1в (1941-1998). Кшв. Абрис. 1999. Арк. 30-31.


ДЕКЛАРАЦИЯ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК

о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав

Сегодня, в период революционного обновления советского общества, когда начат процесс демократизации, очищения всех сторон нашей жизни от деформаций и искажений общечеловеческих принципов гуманизма, в стране усиливается стремление знать всю правду о прошлом, чтобы усвоить его уроки во имя будущего.

Память с особой горечью возвращает нас в трагические годы сталинских репрессий. Беззаконие и произвол не обошли стороной ни одну республику, ни один народ. Допущенные в прошлом массовые аресты, лагерное мученичество, обездоленные женщины, старики и дети в переселенческих зонах продолжают взывать к нашей совести, оскорбляют нравственное чувство. Об этом забыть нельзя.

Варварскими акциями сталинского режима явилось выселение в годы второй мировой войны из родных мест балкарцев, ингушей, калмыков, карачаевцев, крымских татар, немцев, турок-месхетинцев, чеченцев. Политика насильственного переселения отразилась на судьбе корейцев, греков, курдов и других народов.

Верховный Совет СССР безоговорочно осуждает практику насильственного переселения целых народов как тяжелейшее преступление, противоречащее основам международного права, гуманистической природе социалистического строя

Верховный Совет Союза Советских Социалистических Республик гарантирует, что попрание прав человека и норм гуманности на государственном уровне больше никогда не повторится в нашей стране.

Верховный Совет СССР считает необходимым принять соответствующие законодательные меры для безусловного восстановления прав всех советских народов, подвергшихся репрессиям.

Верховный Совет СССР.

Москва. Кремль. 14 ноября 1989 г.

Источник: Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1989. №23. С. 449.

Опублжовано: Депортоваш кримсьш татари, болгари, в1рмени, греки, шмщ. Зб1рник Документ1в (1941-1998). Кшв. Абрис. 1999. Арк. 33.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ Верховного Совета Украинской ССР О порядке введения в действие Закона Украинской ССР «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине»

Верховный Совет Украинской Советской Социалистической Республики постановляет:

1. Ввести в действие Закон Украинской ССР «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине» с момента опубликования его в печати, за исключением положений, предусмотренных статьями 5, 6 и 9 настоящего Закона.

2. Положения, предусмотренные статьями 5, 6 и 9 Закона Украинской ССР «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине», вводятся в действие с 1 июля 1991 года.

3. Совету Министров Украинской ССР до 1 июля 1991 года; подготовить и представить на рассмотрение Верховного Совета Украинской ССР предложения о внесении изменений и дополнений в действующие законодательные акты Украинской ССР, вытекающие из положений Закона Украинской ССР «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине»;

привести решения Правительства Украинской ССР в соответствие с настоящим законом;

в соответствии с положением настоящего Закона разработать и утвердить:

— положение о порядке выплаты компенсаций, возврата имущества или возмещения его стоимости реабилитированным;

— образец удостоверений о льготах и порядок предоставления этих льгот;

— положение о комиссиях областных, городских и районных Советов народных депутатов, образование которых предусмотрено статьей 9 данного Закона.

4. Действие статей 3, 4 и 9 Закона Украинской ССР «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине» не распространяется на репрессированные народы, насильственно переселенные (крымские татары, немцы, греки, болгары, поляки, армяне и другие), поскольку вопрос о реабилитации этой категории граждан решен Постановлением Верховного Совета СССР от 7 марта 1991 года «Об отмене законодательных актов в связи с Декларацией Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав».

5. Государственному комитету Украинской СССР по телевидению и радиовещанию, редакциям республиканских и местных газет и журналов систематически освещать состояние работы по восстановлению справедливости в отношении репрессированных в республике.

Председатель Верховного Совета Украинской ССР

Л. Кравчук

г. Киев, 17 апреля 1991 г. № 963-ХН


ПОСТАНОВЛЕНИЕ Верховного Совета Украины о порядке предоставления льгот реабилитированным лицам, которые были репрессированы за пределами республики и проживают на территории Украины

Верховный Совет Украины постановляет: Предоставить льготы, предусмотренные Законом Украины «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине», лицам, подвергшимся необоснованным политическим репрессиям по решению советских органов на территориях республик бывшего СССР, впоследствии реабилитированным в установленном порядке и постоянно проживающим в Украине.

Основанием для предоставления льгот являются документы об их реабилитации, выданные уполномоченными на это органами бывших союзных республик Союза ССР.

Председатель Верховного Совета Украины

И. Плющ

г. Киев


19 ноября 1992 года № 2805-ХН

IV сессия IV Курултая крымскотатарского народа Включила в повестку дня вопрос о геноциде крымскотатарского народа и его последствиях

9-11 декабря 2005 г.

ДОКЛАД ТИМУРА ДАГДЖИ НА IV СЕССИИ IV КУРУЛТАЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА

Вопрос, который поднят по моей инициативе на этой сессии, вопрос о геноциде крымскотатарского народа, возвращает нас в те трагические сороковые годы, которые останутся в памяти многих поколений. Более 46 процентов, поголовно выселенных из Крыма наших соотечественников, погибли в первые годы после депортации. Это были беспомощные старики, женщины и дети. Это был тщательно продуманный план кровавого диктатора Сталина по уничтожению нашего народа. И, наверное, нет человека, сидящего в этом зале, которого не коснулась эта трагедия. Каждый из вас потерял кого-то. Вспомним, с какой болью наши старики мечтали вернуться и умереть у себя на родине в Крыму

Могилы наших близких остались в Средней Азии, Казахстане и на Урале. И там — на сотнях мусульманских кладбищ сиротливые памятники напоминают местным жителям о великой трагедии нашего народа. Именно поэтому, уже здесь в Крыму, когда мы провожаем в последний путь своих родных и близких, или устраиваем поминки, мы обязательно возносим молитвы и за души тех, кто остался там, за тех, у кого не осталось никого, чтобы придти на могилу, преклонить колени, помолиться и сказать: Алла рахметинде олсун, руху нурларче ятсын

Почтим их память минутой молчания.

О том, что происходило с крымскими татарами в местах ссылки, я не буду рассказывать. Каждый из присутствующих в этом зале в те годы потерял кого-то из близких. Вплоть до 1956 года крымские татары, насильно переселенные в Узбекистан, Россию, Казахстан, Таджикистан, Киргизстан содержались в условиях рабства. Им было официально запрещено покидать территорию, на которой они проживали и использовались в качестве рабочей силы. Тяжелый труд, недостаточное питание, болезни, отсутствие медицинского обслуживания и жилья, а также непривычные погодные условия, способствовали гибели крымских татар в так называемых „спецпоселениях“, условия в которых могут быть приравнены к условиям в концентрационных лагерях, с закрытыми границами и хорошо охраняемыми. Режим и условия таких „спецпоселений“ едва ли давали шанс выжить.

Приведу несколько строк из докладной записки зам. Начальника отдела спецпереселений НКВД СССР полковника Малькова. Он пишет, что в Костромской области в бараках нет стекол, одеждой и обувью переселенцы не обеспечены, поэтому зимой работают в лесу босиком. Демобилизованные из армии солдаты, которые тоже стали спецпереселенцами приехали в летнем армейском обмундировании, но одежда и сапоги их изорвалась. Питание неудовлетворительное, хлеб выдается из расчета 150 граммов на человека с перебоями в 2-3 дня.

В Узбекистане, особенно в первые месяцы после депортации, люди были настолько истощены, что, например, на строительстве Фархадской ГЭС не в силах были рыть могилы. Они складывали умерших в одной из землянок, закапывали ее и переходили в другую. 10 июня бригада НКВД СССР, проводившая проверку в Узбекистане, в своей докладной информировала Москву, что нашла 1483 беспризорных детей, еще не устроенных в детские дома, у которых не осталось родных. Самых маленьких отправили в детские дома, а тех, что постарше в трудовые колонии.

Одной из изощренных форм геноцида считается, когда передают детей из одной этнической группы в другую. Крымскотатарские сироты, содержались в детских домах и, несмотря на то, что они были крымскими татарами, многим давали русские или узбекские имена и фамилии. Позже они не могли доказать свою этническую принадлежность, а соответственно установить родственную связь со своими семьями.

Мы долго и мучительно стучали в двери своего дома. И вот мы здесь, в Крыму, у себя на родине. Вспомним, как настороженно нас встречало местное население, отравленное ядовитой советской пропагандой в отношении крымских татар. Прошли годы. Люди увидели, что мы не страшные, мы такие же, как и все. Но часть политиканов, подогреваемых извне, использует нас как страшилку. И не только они. Часть газет, ряд ученых из ТНУ планомерно занимаются разжиганием национальной розни. Причем ни прокуратура, ни СБУ, ни милиция не принимают в отношении них никаких мер, хотя в Уголовном кодексе есть соответствующие статьи. Я не помню ни одного случая, чтобы эти силовые структуры наказали кого-нибудь из-за явного нарушения прав граждан крымскотатарский национальности. Кто запрещает им строго исполнять украинские законы, кому они подчиняются? Они подчиняются напрямую Киеву, а значит, такие указания идут оттуда. В Германии, если кто-то осмелиться сказать, что не было «холокоста», ему грозит тюремное заключение. <…>

Уже при Кучме решили, зачем напоминать украинскому народу о крымских татарах и их трагедии. Будут знать, будут сочувствовать, а значит, и требовать по-человечески относится к ним. Траурные флаги ушли в прошлое. А в этом году, 18 мая было открытие Евровидения и наш новый президент был там и веселился. Траурного митинга в Киеве не было.

Власти были озабочены в те годы монолитностью народа, который сплотился вокруг своего Меджлиса. 13 ноября 1996 года в газете «Крымское время», под рубрикой «Творчество депутата», была опубликована предлагаемая народным депутатом Украины Романом Бессмертным «Политическая технология решения крымской проблемы». Он призывает делать ставку «на крымских татар, как союзников Украины в борьбе за Крым», но взамен прочит нам ассимиляцию. Бессмертный пишет: «Безусловно, фактор крымских татар является небезопасным для Украины, поэтому в будущем политика сотрудничества с татарами должна будет смещаться на политику их ассимиляции расселения на территории Украины». Не знаю, разработана ли государственная политика в отношении нашего народа, а если разработана, не стала ли ее основой политическая технология Бессмертного. Ведь все это было еще при Кучме.

Бессмертный писал: «Полномасштабная помощь татарам в их возвращении в Крым не должна быть реализована по известным экономическим причинам, поэтому Украина должна принимать переселенцев, расселяя их по всей территории Украины. Кучма в унисон ему заявил: «Крым не резиновый и не может всех принять».

Вспомнить эту статью меня заставило то, что Роман Бессмертный стал ближайшим соратником Ющенко и ведает региональной политикой. Я не думаю, что председатель Совета Министров АРК Бурдюгов настолько безграмотен, что не знает разницу между ассимиляцией и интеграцией. Нас всех привело в шок его заявление, в телевизионном эфире, о том, что президент дал ему поручение ассимилировать нас. Общественная организация «Намус», которая объединяет старейшин нашего народа, написала Обращение к президенту, но тот не счел нужным опровергать заявление Бурдюгова. Да и сам Бурдюгов не сделал заявления о своей ошибке, не извинился перед народом. Когда процесс ассимиляции идет естественным путем — это проблемы самого народа. Но когда ее планируют и проводят в жизнь власти — это преступление.

Вспомним как во время прошлых выборов Янукович, давая интервью по телевидению, на вопрос корреспондента: «А как быть с татарами?», ответил: «Выгоним их и все». Журналистка от удивления чуть не упала со стула. Вот вам и украинская власть! Что та, что эта!

А какие мы возлагали надежды на выборы нового Президента. На майдане, рядом с украинскими знаменами колыхались и наши голубые с тамгой. Когда я слушал предвыборное выступление Ющенко и услышал «мы украинская нация», вместо «мы украинский народ» у меня екнуло сердце. У крымских татар за годы гонений выработался тонкий, как у загнанных крымских оленей, нюх на опасность. Я понял, что здесь пахнет национализмом и выступил со статьей «Что даст нам оранжевая революция».

Результат налицо. Он ставит перед меджлисом ультиматум: «Откажитесь от государственности». В предвыборной истерии русские партии начинают запугивать крымчан, что если они не будут сопротивляться то завтра очнуться в «крымском ханстве». Лидер республиканской партии в Крыму Александр Гресс бросился собирать подписи под письмом президенту. Крым кипит.

Я не буду перечислять, как и в какой плоскости нарушаются наши права, тем более, что сегодня мы рассмотрим вопрос о состоянии прав и свобод крымскотатарского народа. Мы пытаемся привлечь внимание украинских политиков к нашим проблемам, но они остаются глухими. Как тут не вспомнить выражение: «Самый глухой тот, кто не хочет слышать». А почему нас не хотят слышать. Да потому, что мы не можем им прочистить уши.

Как это можно сделать?

Нас упрекали в иждивенческих настроениях, говорили, что мы чересчур много требуем от государства. И почему все татарам и татарам? Экспертная комиссия, которая была создана по моей инициативе, подсчитала ущерб крымскотатарского народа в результате депортации. Он составляет 37 928 958 долларов США.

В чем заключается глубинный смысл этого подсчета? Во-первых, народ должен знать, что он потерял. Во-вторых, зная, что и по чьей вине мы потеряли, мы можем предъявить претензии и к России, и к Украине. Но сегодня не это главное. Я не знаю, когда мы получим компенсацию. Но результаты комиссии начали работать уже сейчас. Теперь разговоров, что мы какие-то прихлебатели и иждивенцы, надеюсь, не будет. На основании архивных документов мы доказали украинскому правительству, о нашем праве на владение землей, домами и многим другим. <…>

Украина, которая пользуется нашими природными богатствами, власти Украины, которые делали все, чтобы не пускать нас в родной дом, так вот эта самая Украина — наш вечный должник. А мы унижено умаляем ее вернуть нам хоть маленькую частичку того, что у нас украли. <…>

Украина хочет вступить в Европейский Союз, НАТО и другие международные организации. Я считаю, что

путь Украины в Европейский Союз лежит через решение проблем крымскотатарского народа. Для Европы важным элементом партнерства с другими странами является соблюдение прав и свобод в этих странах. И мне непонятно, когда некоторые члены Меджлиса при обсуждении поданного мной проекта о геноциде взяли меня буквально в штыки. Сначала они предложили детально рассмотреть этот вопрос в будущем году. Потом в горячем споре раскрылась их тайная концепция, о которой я только догадывался. Они говорили: «Если мы обратимся к зарубежным странам с нашими проблемами, то будем играть наруку России, которая хочет затащить Украину в свои объятия». Значит, если мы обратимся в ООН или Европейский союз с жалобами на нарушении наших прав в отношении земли, языка, и других наших проблем, то нанесем непоправимый урон Украине? До меня не доходит такая логика. Давайте разберемся здесь, вместе с вами.

Откуда появилась такая трогательная забота об Украине в ущерб собственному народу? Или это идет в разрезе каких-то тайных соглашений? Кто взял на себя такую ответственность? Ни на одной сессии Курултая такого решения не принималось. В годы Советской власти был у нас запрет на подобные обращения к зарубежным организациям. Но тогда это было принято при разработке тактики и стратегии нашего национального движения в целях его сохранения. Да и то это было только вначале.

Мы боимся говорить о своих проблемах, чтобы не навредить украинским властям. Да знаете ли вы, что после вступления Украины в Европейский Союз мы не сможем решить ни одной нашей проблемы. Я напомню вам встречу с представителями НАТО, которая недавно прошла в библиотеке Гаспринского. Они, выслушав наши претензии к Украинскому государству, прямо сказали;

«Участники альянса не вмешиваются в дела друг друга». Они, по существу, намекнули нам, чтобы мы во время решали свои проблемы. Вступит Украина в Европейский Союз, и нас никто не будет слушать. Потом будет поздно жаловаться и плакать.

Европа, прежде чем принять кого-то в свой союз ставит миллион всяких условий. Например, Украина должна навести порядок в своем законодательстве, провести судебную реформу, решить проблемы своей таможни, развить самоуправление, сделать реальные шаги к развитию гражданского общества и многое другое. Неужели ставя эти вопросы, Европа бросает Украину в объятия России? Это никому и в голову не приходит. А как быть с теми 5 тысячами заявлений в Европейский суд от граждан Украины, которые жалуются на нарушение их прав. В Европейском суде от них голова кругом идет. Что это, все шпионы России? Кстати кто-то из нас, из членов Меджлиса и делегатов Курултая подал в этот суд хоть одно заявление. А ведь нас народ избрал в надежде, что мы будем защищать его права и свободы.

Главным критерием для Европы является соблюдение прав человека. Хочет Украинское государство в Европу, пусть по-европейски относится к своим гражданам.

И если говорить честно, именно это и побудило меня поставить вопрос о геноциде и его последствиях на эту сессию Курултая. Мы все должны глубоко понять, как это важно.

Два дня назад я хотел поставить точку в этом месте своего доклада. Но каждый день украинский политикум приносит нам сюрпризы. Прочитав в газете «Полуостров» интервью с бывшим председателем СБУ Александром Турчиновым я удивился его откровенности. Внимательно послушайте, что он говорит: «Пока проблема стояла остро, были востребованы лидеры, с которыми можно было договариваться. А если проблемы нет?

Структуры крымского национального движения, Курултай, Меджлис и разные течения должны каким-то образом социализироваться в украинскую политическую систему. А можно по-другому — всех распустить, разогнать и сказать: Есть Верховная Рада Крыма, вот и работайте на этом уровне».

Что это значит? Значит, пока народ шумел, организовывал многодневный пеший ход на Симферополь, крымскотатарские лидеры были нужны им. С ними можно было договариваться, и они успокаивали народ. Теперь, считает он, проблем с нами нет, народ успокоился, и Курултай с Меджлисом можно разогнать? Отработанный материал. Ну а если хотят пусть решают свои проблемы с Крымской Радой и в Киев не лезут?

Вот итоги нашей работы. Вот лицо Украинских политиков. А мы строили какие-то надежды, что они повернуться к нам лицом.

Александр Турчинов глубоко верующий человек. Он баптист. Это особые люди. Я бы прислушался к его совету. Послушайте еще раз внимательно, что он говорит: «Мне кажется, главное здесь не столько демонстрация своей решительной позиции, сколько нацеленность на результат».

Мне кажется, он точно определил стиль нашей работы. Помашем кулаками, вроде бы большое дело сделали, а дальше к цели не идем.

Именно поэтому я предложил создать специальную комиссию, в которой, наряду с членами Курултая, будут представители общественных и правозащитных организаций, нашей диаспоры и экспертов. Представители этих организаций присутствуют в этом зале.

Я призываю вас забыть прошлые обиды и распри. Все мы озабочены судьбой своего народа. Это должно стать началом возрождения нашего национального движения, которое угасло.<…>

У некоторых товарищей могут возникнуть сомнения, в том что, создавая комиссию, мы как бы создаем параллельный орган Меджлису. Чтобы ни у кого не было сомнений, я предлагаю ввести в комиссию Мустафу Джемилева. Мы знаем, как велик его авторитет в международном плане. <…> Польза от него будет огромная.

Принимая решение о геноциде, мы делаем только первый шаг. Впереди еще 999. Вместе с вами, вместе с народом мы пройдем и этот путь. <…>

ПОСТАНОВЛЕНИЕ КУРУЛТАЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА

«О признании актом геноцида депортации крымскотатарского народа 18 мая 1944 года, десятилетий насильственного удержания крымских татар в местах изгнания и связанных с этими преступлениями последствий»

В последние два столетия, после утраты государственности, в отношении крымскотатарского народа осуществлялась целенаправленная политика произвола и беззакония, ставившая целью физического и духовного уничтожения коренного народа Крыма.

Колониальная политика Российской империи, имевшая разрушительные последствия для естественного развития Крыма и его коренного народа, трансформировалась в годы советского тоталитарного режима в системные репрессивные акции против крымскотатарского народа. Согласно официальным данным, только в результате организованного советским режимом искусственного голода в 1921—1923 годов в Крыму погибло свыше 100 тысяч человек, из них более 75 тысяч — крымские татары, что составило 40% численности крымскотатарского народа. Десятки тысяч крымских татар стали жертвами насильственной коллективизации, массовых арестов, не прекращавшихся вплоть до начала Великой мировой войны.

Трагические события Второй мировой войны жестко прошлись и по крымской земле. Десятки тысяч крымских татар, наряду с жителями Крыма других национальностей воевали против фашистских оккупантов на фронтах войны, в партизанских отрядах и подпольных организациях, действовавших в Крыму. Однако освобождение Крыма советскими войсками обернулось для крымскотатарского народа чудовищным преступлением, совершенным против него коммунистическим режимом.

18 мая 1944 года решением руководства СССР крымскотатарский народ был подвергнут тотальной депортации с исторической Родины и выслан в отдаленные районы Центральной Азии, Сибири и Урала. Беспрецедентное по своей сути и жестокости преступление против целостного народа было осуществлено в тот момент, когда основная часть взрослых мужчин — крымских татар продолжали находиться в рядах Советской армии.

Бесчеловечные условия комендантского режима, голод, болезни и лишения в местах поселений стали причиной гибели крымских татар, основную часть которых составляли старики, женщины и дети. Только в первые годы высылки, крымские татары потеряли 46,2% своей численности.

Насильственное удержание крымскотатарского народа в местах изгнания продолжалось вплоть до ноября 1989 года. На протяжении всего этого времени крымские татары подвергались политическим преследованиям. Любые их попытки возвратиться на родину — в Крым — пресекались арестами, повторными депортациями и лишением свободы. Практически полстолетия крымские татары были лишены права этнической самоидентификации — этноним «крымские татары» был изъят из переписей населения, научного и правового использования, культурного обихода. Запрещение дошкольного и школьного образования на родном языке, невозможность развивать культурные и национальные традиции вне своей исторической Родины, дисперсное расселение по всей территории СССР и запрет на возвращение в Крым привели к катастрофическим последствиям и способствовали ассимиляции новых поколений крымских татар.

Одновременно режимом бывшего СССР, в целях кардинального изменения демографического состава населения Крыма было проведено массовое заселение полуострова переселенцами из разных областей и республик СССР. В этот же период состоялось массовое переименование всех топонимов Крыма, указывавших на их взаимосвязь с языком, историей, культурой и религией крымских татар. В Крыму были снесены почти все мусульманские кладбища и мечети. На протяжении десятилетий трагедия крымскотатарского народа, масштабы жертв и репрессий, последствия преступной депортации и насильственного удержания народа в местах изгнания не только официально отвергались коммунистической партией и руководством страны, но и тщательно скрывались от общественности.

С началом массового возвращения крымскотатарского народа, продолжающегося уже более 15 лет и совпавшего со становлением независимого украинского государства, обществу стала известна правда о многих преступлениях коммунистического режима СССР, в том числе и по отношению к крымскотатарскому народу.

Украинское государство предпринимает определенные меры по обустройству возвратившихся на свою Родину крымских татар. В то же время, беспристрастный анализ подходов высших органов государственной власти Украины в отношении крымских татар свидетельствует об игнорировании важности своевременного принятия политико-правовых актов, направленных на полное восстановление прав крымскотатарского народа. Прежде всего, Верховная Рада Украины так и не дала должной политической и правовой оценки насильственной депортации 18 мая 1944 года и ее последствиям, которые, безусловно, должны быть признаны актом геноцида крымскотатарского народа.

Без признания парламентом Украины чудовищных преступлений, совершенных советским режимом против крымскотатарского народа актом геноцида, невозможно

рассчитывать на восстановление исторической справедливости, на моральное исцеление нескольких поколений крымских татар от страшного социального потрясения, а значит, и на демократизацию украинского общества.

Дискриминация крымскотатарского народа продолжается и в независимой Украине. Курултай крымскотатарского народа призывает Украинское государство пересмотреть свою дискриминационную политику в отношении крымских татар и восстановить права крымскотатарского народа.

В условиях когда:

1. крымскотатарский народ пребывает в состоянии разделенного народа, поскольку значительная его часть, помимо своей воли, все еще пребывает в местах изгнания;

2. украинским государством не принято ни одного законодательного акта, направленного на восстановление политических, экономических, социальных и культурных прав крымскотатарского народа, что является причиной сохранения в рамках Украины физического неравноправия и дискриминации крымских татар;

3. ассимиляционные процессы, приобретшие угрожающий для будущего крымскотатарского народа характер, требуют принятие государством и общественностью срочных и эффективных мер, направленных на сохранение и развитие крымскотатарского языка, прежде всего, через создание государственной системы образования на родном языке, возрождение национальной культуры и народных традиций, а также восстановление исторической топонимики Крыма.

Курултай

Крымскотатарского народа постановляет:

1. Признать актом геноцида крымскотатарского народа депортацию крымскотатарского народа 18 мая 1944 года, десятилетия насильственного удержания крымских татар в местах изгнания и связанные с этими преступлениями разрушительные последствия в естественном развитии Крыма и его коренного народа.

2. Обратиться к Президенту Украины и Верховной раде Украины с призывом официального признания и публичного осуждения Украинским государством преступной депортации крымскотатарского народа 18 мая 1944 года и десятилетий его насильственного удержания в местах изгнания, осуществленных советским режимом, как одного из беспрецедентных в истории человечества фактов геноцида и инициирования от имени Украины такой же правовой оценки со стороны международного сообщества.

3. В целях содействия достижению Украиной общепризнанных стандартов в области прав народов и прав человека, что является обязательным условием дальнейшей интеграции Украины в международные и европейские институты, обратиться в адрес Совета Европы, Европейского Союза и других международных организаций с призывом оказать максимальное содействие в поиске и принятии Украинским государством решений, направленных на восстановление прав крымскотатарского народа. Курултай крымскотатарского народа считает, что вхождение Украины в Европейский Союз, другие международные организации должно быть увязано с преодолением последствий геноцида и восстановлением прав крымскотатарского народа.

Утвердить Специальную комиссию по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствий в следующем составе:

1. Джемилев Мустафа — председатель.

2. Чубаров Эльведин — заместитель председателя

3. Куркчи Юсуф — заместитель председателя

4. Авамилева Эмине

5. Адильсеитов Рефат

6. Бекиров Надир

7. Дагджи Тимур

8. Джеппаров Абдурешит

9. Изединов Изет

10. Кадыров Синавер

11. Кеджаметова Сафуре

12. Кайбуллаев Шевкет

13. Куртиев Рефат

14. Мамутов Бекир

15. Меметов Шевкет

16. Мустафаев Айдер

17. Мустафаев Шевкет

18. Озенбашлы Мерьем

19. Османов Лютфи

20. Сеитбекиров Эльдар

21. Фариков Эльдар

5. Меджлису крымскотатарского народа обратиться к международным организациям о признании актом геноцида депортации крымскотатарского народа 18 мая 1944 года, десятилетий насильственного удержания крымских татар в местах изгнания и связанных с этими преступлениями последствий.

Принято на четвертой сессии IV Курултая Крымскотатарского народа, г. Симферополь, 10 декабря 2005 г.

В 2006 году 51-й конгресс Федерального союза народов Европы в Балтии рассмотрел решение Курултая крымскотатарского народа о том, что депортация крымских татар 18 мая 1944 года была геноцидом по отношению к крымскотатарскому народу.

51-й конгресс Федерального союза народов Европы поддержал это решение Меджлиса и Курултая крымскотатарского народа, их стремление привлечь международное внимание к судьбе своего народа, к факту совершенного геноцида.

Угроза ассимиляции

«ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ РЕШЕНИЯ КРЫМСКОЙ ПРОБЛЕМЫ»

После непродуманной попытки Российской Федерации развязать «чеченский узел» для Украины, как никогда ранее, сложились благоприятные условия для преодоления крымского кризиса. <…> Особенностью этой технологии является ставка на крымских татар, как союзников Украины в борьбе за Крым. <…>

1. Одной из необходимых мер Украины должно стать признание за крымскими татарам права на создание собственного государства. Но это «признание» надо пропагандировать только на уровне средств массовой информации регионального характера и только на неофициальном уровне.

2. Также крайне необходимым для Украины является «приручение» крымских татар путем воспитания в их среде проукраински настроенной крымскотатарской элиты с дальнейшей ее интеграцией в украинский государственный аппарат. <…>

4. Балансируя на интересах пророссийских и протурецких сил, необходимо постоянно укреплять в Крыму проукраинский настрой и с помощью крымских татар перенести вектор конфликта Россия-Украина в плоскость конфликта Россия-Турция.

5. <…> Безусловно, фактор крымских татар является небезопасным для Украины, поэтому в будущем политика сотрудничества с татарами должна будет смениться на политику их ассимиляции, расселения по территории Украины…»

Роман БЕЗСМЕРТНЫЙ Народный депутат Украины Ю.ПОРОХНЯВЫЙ, консультант народного депутата А.Дорошенко, референт народного депутата

Источник: Статья опубликована в газете «Крымское время» 13 ноября 1996 г. №117.


Дагджи Тимур Шахмурадович, Ветеран национального движения крымскотатарского народа, член Союза журналистов с 1958 г.

СУДЕБНЫЙ ИСК ПРОТИВ РОМАНА БЕССМЕРТНОГО

Пресс-релиз

20 марта 2006 г.

<…> Начать судебный процесс против Романа Бессмертного меня заставила нависшая угроза ассимиляции крымскотатарского народа. Еще в 1995 году в газете «Арекет» и позже — в 1996 году под рубрикой «Творчество депутата» в газете «Крымское время» была перепечатана статья «Политическая технология решения крымской проблемы». Ее авторы Роман Бессмертный, народный депутат Украины, Ю. Порохнявый — консультант народного депутата и А. Дорошенко — референт народного депутата.

В разработанной Романом Бессмертным концепции решения крымской проблемы предусматривается сначала сделать ставку «на крымских татар, как союзников в борьбе за Крым», затем «с помощью крымских татар перевести вектор конфликта Россия—Украина в плоскость конфликта Россия-Турция», а потом, как отработанный материал, выбросить на свалку истории. Цитирую Бессмертного: «Безусловно, фактор крымских татар является небезопасным для Украины, поэтому в будущем политика сотрудничества с татарами должна будет смениться на политику их ассимиляции, расселения по территории Украины. Полно масштабная помощь татарам в их возвращении в Крым не должна быть реализована по известным экономическим причинам, поэтому Украина должна принимать переселенцев, расселяя их по всей территории Украины».

Эту концепцию Роман Бессмертный предложил, будучи членом Постоянной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам госстроительства.

Роман Бессмертный не понимает, или не хочет понять, что этническая принадлежность народа ни в коей мере не вступает в противоречие с его уважением и преданностью к государству. Его концепция противоречит Конституции Украины, Всеобщей декларации о правах человека, Конвенции о «Ликвидации Всех Форм Расовой Дискриминации» и другим документам, принятыми Организаций Объединенных Наций.

После оранжевой революции Роману Бессмертному поручено заниматься в правительстве региональной политикой, а это дает ему возможность продолжать и проводить в жизнь его «творческие изыскания», начатые им несколько лет назад. И по всему чувствуется, что он ее проводит.

Об этом говорит тот факт, что Анатолий Бурдюгов, получив благословение от президента на занятие должности председателя Совета Министров Крыма, в эфире местной телекомпании «Черноморка» 24 сентября 2005 года заявил, что задача правительства состоит в том, чтобы ассимилировать крымских татар. Ссылаясь на беседу с Ющенко, он сказал следующее: «Он просил, чтобы мы — и парламент и Совет министров — сделали все возможное, чтобы мы перешли от состояния обсуждения крымскотатарской проблемы, как проблемы, как дестабилизирующего элемента, наоборот, к тому, что крымскотатарский народ однозначно, полноценно и спокойно был ассимилирован…».<…>

В своем исковом заявлении я требую от Романа Бессмертного признать мое право на мою индивидуальность, сохранение идентичности. Я хочу жить так, как жили мои предки, сохранять традиции своего народа. <…>

В исковом заявлении я требую от Романа Бессмертного публичного извинения за попытку ущемления наших прав в политической, экономической, социальной, культурной и других сферах общественной жизни. Как и каждый народ, мы хотим сохранить свою идентичность и вести тот образ жизни, который складывался у нас веками. Мы хотим сохранить язык, веру, национальные традиции, свою самобытную культуру.

Источник: Архив Дагджи Т.


РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ УКРАИНЫ

16 сентября 2006 года Печерский районный суд г. Киева в составе:

председательствующего — судьи Гримич М.К. при секретаре — Ахундовой А.А. с участием адвоката - Кустовой С.М. рассмотрели в открытом заседании в гор. Киеве гражданское дело по иску

Дагджи Тимура Шахмурадовича к Бессмертному Роману Петровичу о защите чести и достоинства.

ПОСТАНОВИЛ

Истец обратился в суд с иском, в котором просит обязать ответчика согласиться с правом истца на индивидуальность и на сохранение национальной и культурной самобытности, признать высказывание ответчика, которые содержаться в статье «Политическая технология решения крымской проблемы», которая была опубликована 15.10.04 в газете «Арекет» № 9 (1521) от 15.10.04, нарушающими права истца на индивидуальность и на сохранение национальной самобытности всего татарского народа…<…>

Исследованная статья не содержит ссылок на совершение ответчиком каких либо действий, которые с точки зрения общественной морали являются недопустимыми и никаких сведений о личности истца не распространено. <…>

Таким образом на судебном заседании истцом не доказано нарушение его законных прав, поэтому в удовлетворении следует отказать.

Источник: Архив Т.Дагджи

КОММЕНТАРИИ

Суд посчитал, что статья Романа Бессмертного с точки зрения общественной морали нормальна и ничем не угрожает истцу. Однако огромный поток публикаций в украинской и зарубежной прессе о предстоящем суде, в котором фигурировал ближайший соратник президента В.Ющенко, член политсовета партии «Народный Союз «Наша Украина» вызвал нешуточный резонанс в обществе. Президентская команда вынуждена была отреагировать на это. «Руководство Украины не будет ассимилировать крымских татар. — сообщили средства массовой информации, в том числе и «Новости Крыма» — Об этом на пресс-конференции в Киеве заявил глава Секретариата президента Украины Олег Рыбачук».

У коренных народов и национальных меньшинств Украины вызвало большую озабоченность заявление президента Украины Виктора Ющенко, сделанное им в ходе предвыборной компании в Верховную Раду в 2007 году. Он сказал, что его целью является, чтобы в Украине был один язык, одна нация, одна вера. Если это действительно станет одним из пунктов внутренней политики молодого государства, то угроза ассимиляции будет грозить не только крымским татарам, но и представителям других народов проживающих в Украине.


Декларация Организации Объединенных Наций о правах коренных народов

Организация объединенных наций Генеральная ассамблея

Шестьдесят первая сессия

Пункт 68 повестки дня

Доклад Совета по правам человека

Генеральная Ассамблея, принимая к сведению рекомендацию Совета по правам человека, содержащуюся в его резолюции 1/2 от 29 июня 2006 года, в которой Совет принял текст Декларации Организации Объединенных Наций о правах коренных народов, ссылаясь на свою резолюцию 61/178 от 20 декабря 2006 года, в которой, чтобы дать время для проведения относительно нее дальнейших консультаций, и постановила также завершить ее рассмотрение до конца 61 сессии Генеральной Ассамблеи, принимает Декларацию Организации Объединенных Наций о правах коренных народов, содержащуюся в приложении к настоящей резолюции, признавая, что уважение знаний, культуры и традиционной практики коренных народов способствует устойчивому и справедливому развитию и надлежащей заботе об окружающей среде, подчеркивая вклад демилитаризации земель и территорий коренных народов в дело достижения мира, экономического и социального прогресса и развития, взаимопонимания и дружественных отношений между нациями и народами мира, признавая, в частности, право семей и общин коренных народов на сохранение совместной ответственности за воспитание, обучение, образование и благополучие их детей, в соответствии с правами ребенка, считая, что права, закрепленные в договорах, соглашениях и других конструктивных договоренностях между государствами и коренными народами, в некоторых ситуациях являются предметом заботы, заинтересованности и объектом ответственности международного сообщества и носят международный характер, считая также, что договоры, соглашения и другие конструктивные договоренности и отношения, которые они отражают, служат основой для более прочного партнерства между коренными народами и государствами, отмечая, что Устав Организации Объединенных Наций, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах, а также Венская декларация и Программа действий подтверждают основополагающее значение права на самоопределение всех народов, в силу которого они свободно устанавливают свой политический статус и свободно осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие, памятуя о том, что ничто в настоящей Декларации не может быть использовано для отказа любому народу в его праве на самоопределение, осуществляемом в соответствии с международным правом, будучи убеждена, что признание прав коренных народов в соответствии с настоящей Декларацией будет способствовать развитию гармоничных и базирующихся на сотрудничестве отношений между государством и коренными народами, основанных на принципах справедливости, демократии, уважения прав человека, недискриминации и добросовестности, побуждая государства соблюдать и эффективно осуществлять все их обязательства в отношении коренных народов по международным договорам, в частности, тем договорам, которые имеют отношение к правам человека, в консультации и сотрудничестве с соответствующими народами, подчеркивая, что Организация Объединенных Наций призвана играть важную и последовательную роль в поощрении и защите прав коренных народов, полагая, что настоящая Декларация является еще одним важным шагом на пути к признанию, поощрению и защите прав и свобод коренных народов и в развитии соответствующей деятельности системы Организации Объединенных Наций в этой области, признавая и подтверждая, что лица, принадлежащие к коренным народам, имеют право без какой-либо дискриминации пользоваться всеми правами человека, признанными в международном праве, и что коренные народы обладают коллективными правами, которые абсолютно необходимы для их существования, благополучия и всестороннего развития как народов, признавая также, что положение коренных народов различно в разных регионах и в разных странах и что необходимо принимать во внимание важность национальных и региональных особенностей и различных исторических и культурных традиций, торжественно провозглашает нижеследующую Декларацию Организации Объединенных Наций о правах коренных народов в качестве эталона, которому надлежит следовать в духе партнерства и взаимного уважения.

Статья 1.

Коренные народы имеют право, коллективно и индивидуально, на полное осуществление всех прав человека и основных свобод, признанных в Уставе Организации Объединенных Наций, Всеобщей декларации прав человека и в нормах международного права, касающихся прав человека.

Статья 2.

Лица, принадлежащие к коренным народам, и коренные народы свободны и равны со всеми другими народами и людьми и имеют право быть свободными от

какой бы то ни было дискриминации при осуществлении своих прав, в особенности дискриминации на основе их коренного происхождения или самобытности.

Статья 3.

Коренные народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие.

Статья 4.

Коренные народы при осуществлении их права на самоопределение имеют право на автономию или самоуправление в вопросах, относящихся к их внутренним и местным делам, а также путям и средствам финансирования их автономных функций.

Статья 5.

Коренные народы имеют право сохранять и укреплять свои собственные политические, правовые, экономические, социальные и культурные институты, сохраняя при этом свое право, если они того желают, на полное участие в политической, экономической, социальной и культурной жизни государства.

Статья 6.

Каждый человек, принадлежащий к коренному народу, имеет право на гражданство.

Статья 7.

Лица, принадлежащие к коренным народам, имеют право на жизнь, физическую и психическую неприкосновенность, свободу и личную безопасность. Коренные народы имеют коллективное право на жизнь в условиях свободы, мира и безопасности в качестве самобытных народов и не должны подвергаться никаким актам геноцида или каким бы то ни было другим актам насилия, включая принудительное перемещение детей, принадлежащих к группе, в другую.

Статья 8.

Коренные народы и принадлежащие к ним лица имеют право не подвергаться принудительной ассимиляции или воздействию в целях уничтожения их культуры. Государства обеспечивают эффективные механизмы предупреждения и правовой защиты в отношении:

а) любого действия, имеющего своей целью или результатом лишение их целостности как самобытных народов или их культурных ценностей, или этнической самобытности;

б) любого действия, имеющего своей целью или результатом лишение их своих земель, территории или ресурсов;

в) принудительного перемещения населения в любой форме, имеющего своей целью или результатом нарушение или подрыв любого их права;

г) принудительной ассимиляции или интеграции в любой форме;

д) пропаганды в любой форме, имеющей целью поощрение или разжигание расовой или этнической дискриминации, направленной против них.

Статья 9.

Коренные народы и принадлежащие к ним лица имеют право принадлежать к коренной общине или народности в соответствии с традициями и обычаями данной общины или народности. Осуществление такого права не может порождать никакой дискриминации в какой бы то ни было форме.

Статья 10.

Коренные народы не подлежат принудительному удалению со своих земель или территорий. Никакое перемещение не осуществляется без свободного, предварительного и осознанного согласия соответствующих коренных народов и производится после заключения соглашения, предусматривающего справедливую и честную компенсацию и, где это возможно, вариант возвращения.

Статья 11.

Коренные народы имеют право на соблюдение и возрождение своих культурных традиций и обычаев. Это включает в себя право на сохранение, защиту и развитие прежних, нынешних и будущих форм проявления их культуры, таких как археологические и исторические объекты, памятники материальной культуры, рисунки, обряды, технологии, изобразительное и исполнительское искусство и литература. Государства обеспечивают средства правовой защиты через эффективные механизмы, которые могут включать в себя реституцию, разработанные совместно с коренными народами, в отношении их культурной, интеллектуальной, религиозной и культовой собственности, отчужденной без их свободного, предварительного и осознанного согласия или в нарушение их законов, традиций и обычаев.

Статья 12.

Коренные народы имеют право соблюдать, отправлять, развивать и передавать свои духовные и религиозные традиции, обычаи и обряды; право сохранять, охранять и посещать без постороннего присутствия свои места религиозного и культурного значения; право пользоваться и распоряжаться своими обрядовыми предметами и право хоронить на родине останки своих умерших. Государства стремятся обеспечить возможность доступа к находящимся у них обрядовым предметам и останкам умерших и/или их возвращения на родину в рамках справедливых, транспарентных и эффективных механизмов, разработанных совместно с соответствующими коренными народами.

Статья 13.

Коренные народы имеют право возрождать, использовать, развивать и передавать будущим поколениям свою историю, языки, традиции устного творчества, философию, письменность и литературу, а также давать свои собственные названия и имена общинам, местам и лицам и сохранять их. Государства принимают действенные меры по обеспечению защиты этого права, а также по обеспечению того, чтобы коренные народы могли понимать происходящее и быть понятыми в ходе политических, судебных и административных процессов путем, если это необходимо, обеспечения перевода или с помощью других надлежащих средств.

Статья 14.

Коренные народы имеют право создавать и контролировать свои системы образования и учебные заведения, обеспечивающие образование на их родных языках, таким образом, чтобы это соответствовало свойственным их культуре методам преподавания и обучения. Лица, принадлежащие к коренным народам, в особенности дети, имеют право на получение государственного образования всех уровней и во всех формах без какой-либо дискриминации.

Государства совместно с коренными народами принимают действенные меры для того, чтобы принадлежащие к коренным народам лица, в особенности дети, в том числе проживающие вне своих общин, имели, когда это возможно, доступ к образованию с учетом их культурных традиций и на их языке.

Статья 15.

Коренные народы имеют право на достоинство и многообразие их культуры, традиций, истории и чаяний, которые должны соответствующим образом отражаться в сфере образования и общественной информации. Государства в консультации и сотрудничестве с соответствующими коренными народами принимают действенные меры по борьбе с предрассудками, искоренению дискриминации и развитию терпимости, взаимопонимания и добрых отношений между коренными народами и всеми другими слоями общества.

Статья 16.

Коренные народы имеют право создавать свои собственные средства массовой информации на своих языках и получать доступ ко всем видам средств массовой информации, не принадлежащих коренным народам, без какой-либо дискриминации. Государства принимают действенные меры для того, чтобы обеспечить надлежащее отражение в государственных средствах массовой информации культурного многообразия коренных народов. Государствам без ущерба для обеспечения полной свободы выражения мнений следует побуждать частные средства массовой информации адекватно отражать культурное многообразие коренных народов.

Статья 17.

Лица, принадлежащие к коренным народам, и коренные народы имеют право в полной мере осуществлять все права, установленные в соответствии с применимым международным и внутригосударственным трудовым правом. Государства в консультации и сотрудничестве с коренными народами принимают конкретные меры для защиты детей коренных народов от экономической эксплуатации и выполнения любой работы, которая может быть опасной или мешать учебе ребенка, или наносить вред здоровью или физическому, умственному, духовному, нравственному или социальному развитию детей, принимая во внимание их особую уязвимость и важность образования для расширения их возможностей. Лица, принадлежащие к коренным народам, имеют право не подвергаться дискриминации в отношении условий их труда и, в частности, занятости или заработной платы.

Статья 18.

Коренные народы имеют право на участие в принятии решений по вопросам, которые затрагивали бы их права, через представителей, избираемых ими самими по своим собственным процедурам, а также на сохранение и развитие своих собственных директивных учреждений.

Статья 19.

Государства добросовестно консультируются и сотрудничают с соответствующими коренными народами через их представительные институты с целью заручиться их свободным, предварительным и осознанным согласием, прежде чем принимать и осуществлять законодательные или административные меры, которые могут их затрагивать.

Статья 20.

Коренные народы имеют право на сохранение и развитие своих политических, экономических и социальных систем или институтов, гарантированное пользование своими средствами, обеспечивающими существование и развитие, и на свободное занятие своей традиционной и другой экономической деятельностью. Коренные народы, лишенные своих средств, обеспечивающих существование и развитие, имеют право на справедливую правовую защиту.

Статья 21.

Коренные народы имеют право без дискриминации на улучшение социально-экономических условий их жизни, в том числе, в частности, в таких областях, как образование, занятость, профессионально-техническая подготовка и переподготовка, обеспечение жильем, санитария, здравоохранение и социальное обеспечение.

Государства принимают действенные меры и, при необходимости, особые меры по обеспечению непрерывного улучшения социально-экономических условий их жизни. Конкретное внимание уделяется правам и особым потребностям престарелых, женщин, молодежи, детей и инвалидов, принадлежащих к коренным народам.

Статья 22.

При осуществлении настоящей Декларации конкретное внимание уделяется правам и особым потребностям престарелых, женщин, молодежи, детей и инвалидов, принадлежащих к коренным народам. Государства совместно с коренными народами принимают меры для обеспечения того, чтобы женщины и дети, принадлежащие к коренным народам, пользовались полной защитой и гарантиями от всех форм насилия и дискриминации.

Статья 23.

Коренные народы имеют право определять приоритеты и разрабатывать стратегии в целях осуществления своего права на развитие. В частности, коренные народы имеют право активно участвовать в разработке и определении здравоохранительных, жилищных и других социально-экономических программ, которые их затрагивают, и, насколько это возможно, реализовывать такие программы через свои собственные институты.

Статья 24.

Коренные народы имеют право на свою традиционную медицину и на сохранение своей практики врачевания, включая сохранение важнейших лекарственных растений, животных и минералов. Лица, принадлежащие к коренным народам, также имеют право на доступ без какой бы то ни было дискриминации ко всем видам социального и медицинского обслуживания.

Лица, принадлежащие к коренным народам, имеют равное право на пользование наивысшим достижимым уровнем физического и психического здоровья.

Государства предпринимают все необходимые шаги для постепенного достижения цели полной реализации этого права.

Статья 25.

Коренные народы имеют право поддерживать и укреплять свою особую духовную связь с традиционно принадлежащими им или иным образом занятыми или используемыми ими землями, территориями, водами и морскими прибрежными водами, а также другими ресурсами, и нести свою ответственность перед будущими поколениями в этом отношении.

Статья 26.

Коренные народы имеют право на земли, территории и ресурсы, которыми они традиционно владели, которые они традиционно занимали или иным образом использовали или приобретали.

Коренные народы имеют право иметь в собственности, использовать, осваивать или контролировать земли, территории и ресурсы, которыми они обладают в силу

традиционного владения или другого традиционного занятия или использования, а также те, которые они приобрели иным образом.

Государства обеспечивают юридическое признание и защиту таких земель, территорий и ресурсов. Такое признание осуществляется с должным уважением к обычаям, традициям и системам землевладения соответствующих коренных народов.

Статья 27.

Государства с должным признанием законов, традиций, обычаев и систем землевладения коренных народов устанавливают и осуществляют совместно с соответствующими коренными народами справедливый, независимый, беспристрастный, открытый и транспарентный процесс признания и юридического подтверждения прав коренных народов в отношении их земель, территорий и ресурсов, включая те, которыми они традиционно владели или которые они иным образом занимали или использовали. Коренные народы имеют право участвовать в этом процессе.

Статья 28.

Коренные народы имеют право на возмещение при помощи средств, которые могут включать в себя реституцию или, когда это не представляется возможным, в виде справедливой и сбалансированной компенсации за земли, территории и ресурсы, которыми они традиционно владели или которые они иным образом занимали или использовали и которые были конфискованы, отчуждены, заняты, использованы или которым был нанесен ущерб без их свободного, предварительного и осознанного согласия. Если с соответствующими народами не имеется добровольно достигнутой договоренности об ином, такая компенсация предоставляется в форме земель, территорий и ресурсов, равноценных по своему качеству, размеру и юридическому статусу, или в виде денежной компенсации или другого соответствующего возмещения.

Статья 29.

Коренные народы имеют право на сохранение и охрану окружающей среды и производительной способности их земель или территорий и ресурсов.

Государства создают и осуществляют программы помощи для коренных народов в целях обеспечения такого сохранения и охраны без какой-либо дискриминации.

Государства принимают действенные меры по недопущению хранения или удаления опасных материалов на землях или территориях коренных народов без их свободного, предварительного и осознанного согласия.

Государства принимают также действенные меры по обеспечению, в случае необходимости, надлежащего осуществления программ мониторинга, сохранения и восстановления здоровья коренных народов, которые разрабатываются и осуществляются народами, затрагиваемыми такими материалами.

Статья 30.

Военная деятельность на землях или территориях коренных народов не проводится, за исключением случаев, когда ее проведение оправдано наличием существенной угрозы для соответствующих государственных интересов, или в его отношении имеются иным образом свободно выраженное согласие или просьба со стороны соответствующих коренных народов.

Перед использованием земель или территорий коренных народов для военной деятельности государства проводят эффективные консультации с заинтересованными коренными народами посредством надлежащих процедур и, в частности, через их представительные институты.

Статья 31.

Коренные народы имеют право на сохранение, контроль, охрану и развитие своего культурного наследия, традиционных знаний и традиционных форм культурного выражения, а также проявления их научных знаний, технологий и культуры, включая людские и генетические ресурсы, семена, лекарства, знания свойств фауны и флоры, традиции устного творчества, литературные произведения, рисунки, спорт и традиционные игры и изобразительное и исполнительское искусство. Они имеют также право на сохранение, контроль, защиту и развитие своей интеллектуальной собственности на такое культурное наследие, традиционные знания и традиционные формы выражения культуры.

Совместно с коренными народами государства принимают действенные меры в целях признания и защиты осуществления этих прав.

Статья 32.

Коренные народы имеют право определять приоритеты и разрабатывать стратегии освоения или использования своих земель или территорий и других ресурсов.

Государства добросовестно консультируются и сотрудничают с соответствующими коренными народами через их представительные институты с целью заручиться их свободным и осознанным согласием до утверждения любого проекта, затрагивающего их земли или территории и другие ресурсы, особенно в связи с освоением, использованием или разработкой полезных ископаемых, водных или других ресурсов.

Государства обеспечивают эффективные механизмы справедливого и честного возмещения в связи с любой такой деятельностью, и принимаются надлежащие меры для смягчения ее неблагоприятных последствий для окружающей среды, экономики, общества, культуры или духовного развития.

Статья 33.

Коренные народы имеют право определять себя или свой состав в соответствии со своими обычаями и традициями. Это не наносит ущерба праву лиц, принадлежащих к коренным народам, на получение гражданства государств, в которых они проживают.

Коренные народы имеют право определять структуру и избирать членов в состав своих институтов в соответствии со своими собственными процедурами.

Статья 34.

Коренные народы имеют право на поощрение, развитие и сохранение своих институциональных структур и своих особых обычаев, духовности, традиций, процедур, практики и, в тех случаях, когда они существуют, правовых систем или обычаев, в соответствии с международными стандартами в области прав человека.

Статья 35.

Коренные народы имеют право определять обязанности отдельных лиц по отношению к их общинам.

Статья 36.

Коренные народы, в частности, те народы, которые разделены международными границами, имеют право поддерживать и развивать контакты, отношения и сотрудничество, в том числе в связи с деятельностью духовной, культурной, политической, экономической и социальной направленности, с теми, кто входит в их состав, а также с другими народами через границы.

Государства, в консультации и сотрудничестве с коренными народами, принимают действенные меры по облегчению использования этого права и обеспечению его осуществления.

Статья 37.

Коренные народы имеют право на признание, соблюдение и обеспечение исполнения договоров, соглашений и других конструктивных договоренностей, заключенных с государствами или их правопреемниками, и на соблюдение и уважение государствами таких договоров, соглашений и других конструктивных договоренностей. Ничто в настоящей Декларации не может быть истолковано как умаляющее или исключающее права коренных народов, содержащиеся в договорах, соглашениях и других конструктивных договоренностях.

Статья 38.

Государства в консультации и в сотрудничестве с коренными народами принимают действенные меры, в том числе законодательные меры, для достижения целей настоящей Декларации.

Статья 39.

Коренные народы имеют право на доступ к финансовой и технической помощи со стороны государств и посредством международного сотрудничества в целях осуществления прав, содержащихся в настоящей Декларации.

Статья 40.

Коренные народы имеют право на доступ и быстрое решение в рамках справедливых процедур урегулирования конфликтов и споров с государствами или другими сторонами, а также на эффективные средства правовой защиты в случае любых нарушений их индивидуальных и коллективных прав. В таких решениях должным образом принимаются во внимание обычаи, традиции, нормы и правовые системы соответствующих коренных народов и международные права человека.

Статья 41.

Органы и специализированные учреждения системы Организации Объединенных Наций и другие межправительственные организации способствуют полной реализации положений настоящей Декларации путем налаживания, в частности, сотрудничества с целью оказания финансовой и технической помощи. Должны быть определены пути и средства обеспечения участия коренных народов в решении затрагивающих их вопросов.

Статья 42.

Организация Объединенных Наций, ее органы, включая Постоянный форум по вопросам коренных народов и специализированные учреждения, в том числе на государственном уровне, и государства содействуют соблюдению и полному применению положений настоящей Декларации и принимают последующие меры по эффективному осуществлению настоящей Декларации.

Статья 43.

Признанные в настоящей Декларации права представляют собой минимальные стандарты для обеспечения выживания, уважения достоинства и благополучия коренных народов мира.

Статья 44.

Все права и свободы, признанные в настоящей Декларации, в равной мере гарантируются мужчинам и женщинам, принадлежащим к коренным народам.

Статья 45.

Ничто в настоящей Декларации не может быть истолковано как умаляющее или прекращающее права, которыми обладают в настоящее время или которые могут приобрести в будущем коренные народы.

Статья 46.

Ничто в настоящей Декларации не может толковаться как подразумевающее какое-либо право любого государства, народа, группы лиц или отдельного лица заниматься любой деятельностью или совершать любые действия в нарушение Устава Организации Объединенных Наций или рассматриваться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности и политического единства суверенных и независимых государств.

При осуществлении прав, провозглашенных в настоящей Декларации, уважаются права человека и основные свободы всех. На осуществление прав, изложенных в настоящей Декларации, распространяются только такие ограничения, которые определяются законом и в соответствии с международными обязательствами в области прав человека. Любые такие ограничения являются не дискриминационными и строго необходимыми исключительно в целях обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых и наиболее насущных требований демократического общества.

Положения, изложенные в настоящей Декларации, толкуются в соответствии с принципами справедливости, демократии, уважения прав человека, равенства, не дискриминации, благого управления и добросовестности.

ОГЛАВЛЕНИЕ

СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ……………………………………………….. 3

КОНВЕНЦИЯ ООН О ПРЕДУПРЕЖДЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГЕНОЦИДА И НАКАЗАНИЯ ЗА НЕГО…………………………… 7

ДЕПОРТАЦИЯ……………………………………………………………………. 14

ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР И НАРОДНОГО КОМИССАРА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОТ 13 АПРЕЛЯ 1944 ГОДА…………… 14

ПИСЬМО Б.КАБУЛОВА И С. СЕРОВА НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР Л.БЕРИИ…………… 16

ПИСЬМО Л. БЕРИИ В ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ И. СТАЛИНУ ……………………………………………. 17

СПРАВКА О ЧИСЛЕННОСТИ ДИЗЕРТИРОВ ИЗ КРАСНОЙ АРМИИ ………………………………………………………………….. 19

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГОКО «О КРЫМСКИХ ТАТАРАХ» ……… 20

ТЕЛЕГРАММА КАБУЛОВА И СЕРОВА НА ИМЯ Л. БЕРИИ

18 МАЯ 1944 ГОДА……………………………………………………. 25

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА Л. БЕРИИ И. СТАЛИНУ И В. МОЛОТОВУ 18 МАЯ 1944 ГОДА……………………………….. 26

ТЕЛЕГРАММА НА ИМЯ Л. БЕРИИ ИЗ КРЫМА

19 МАЯ 1944 ГОДА……………………………………………………. 27

ТЕЛЕГРАММА КАБУЛОВА И СЕРОВА НА ИМЯ Л. БЕРИИ ИЗ КРЫМА 19 МАЯ 1944 ГОДА……………………………………. 27

ТЕЛЕГРАММА КАБУЛОВА И СЕРОВА НА ИМЯ Л. БЕРИИ ИЗ КРЫМА 20 МАЯ 1944 ГОДА……………………………………. 28

СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ДОКТОР НАУК, ПРОФЕССОР

В. Е. ВОЗГРИН…………………………………………………………. 29

ИНСТРУКЦИЯ «О ПОРЯДКЕ ПРИЕМА СКОТА, СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ПРОДУКЦИИ И ДРУГОГО ИМУЩЕСТВА ОТ СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ………………………………………….. 56

АКТ «О ПРИЕМЕ СКОТА, СЕЛЬХОЗПРОДУКТОВ И ДРУГОГО ИМУЩЕСТВА У ФЕБЗИЕВА» ……………………………………… 58

АКТ «О ПРИЕМЕ СКОТА, СЕЛЬХОЗПРОДУКТОВ И ДРУГОГО ИМУЩЕСТВА ПО ХОЗЯЙСТВУ ДЕМЕРДЖИ ЭМИР УСЕИНОВИЧА, ПРОЖИВАЮЩЕГО В АЛУПКЕ …………………………. 59

ПИСЬМО ЗАМ. ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВНАРКОМА КАССР ЯМПОЛЬСКОГО И СЕКРЕТАРЯ ОБКОМА ВКП(б) БЕРЕЗКИНА ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ ГОРРАЙИСПОЛКОМОВ И СЕКРЕТАРЯМ ГОРРАЙКОМОВ ПАРТИИ…………………….. 64

РАСПОРЯЖЕНИЕ М488 ЗАМ. ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВНАРКОМА КАССР ЯМПОЛЬСКОГО И СЕКРЕТАРЯ ОБКОМА ВКП(б) БЕРЕЗКИНА ОТ 24.08.1944 г………………………………………. 65

ТАБЛИЦА УЧЕТА МАТЕРИАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ КРЫМСКИХ ТАТАР, ОСТАВЛЕННЫХ ПОСЛЕ ИХ ВЫСЕЛЕНИЯ, ПО ДАННЫМ КОМИССИИ СНК СССР……………………………. 66

МАТЕРИАЛЬНЫЙ УЩЕРБ, НАНЕСЕННЫЙ ДЕПОРТАЦИЕЙ 18 МАЯ 1944 г. КРЫМСКОТАТАРСКОМУ НАРОДУ, СОСТАВЛЕННЫЙ ДЕПУТАТОМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА КРЫМА X. МУСТАФАЕВЫМ………………………………………………….. 68

МАТЕРИАЛЬНЫЙ И МОРАЛЬНЫЙ УЩЕРБ, НАНЕСЕННЫЙ КРЫМСКОТАТАРСКОМУ НАРОДУ СТАЛИНСКОЙ ДЕПОРТАЦИЕЙ. (Расчеты и выводы сделаны группой ученных в 2005 г.) … 71

В ПЕРВЫЕ ГОДЫ В МЕСТАХ ДЕПОРТАЦИИ……………………. 82

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГКО № 5937 СС ОТ 21 МАЯ 1944 г……… 82

ИЗ ДОКЛАДА КОМИТЕТА ПРИ СНК СССР ПО УЧЕТУ И РАЗМЕЩЕНИЮ РАБОЧЕЙ СИЛЫ………………………………… 83

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ЗАМ. НАРКОМА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ МАРИЙСКОЙ АССР СВИНЦОВА………………………….. 83

О ПРАВОВОМ СТАТУСЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ……………………… 84

СВЕДЕНИЯ О ЧИСЛЕННОСТИ ВОЗВРАТИВШИХСЯ С ФРОНТА СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ 1945-1946 гг…………………. 86

СПЕЦСООБЩЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНИЙ НКВД СССР ПОЛКОВНИКА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ КУЗНЕЦОВА……………………………………………………………. 87

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ЗАМ НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНИЙ НКВД СССР ПОДПОЛКОВНИКА МАЛЬКОВА…………………………………………………………….. 87

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ Л. П БЕРИИ………………………. 89

НАРКОМНЕФТЬ СССР ТОВ. СЕЛИНУ……………………………. 90

СПЕЦСООБШЕНИЕ «О СЛУЧАЯХ ЗАБОЛЕВАНИЯ СРЕДИ СПЕЦПОСЕЛЕНЦЕВ КРЫМСКИХ ТАТАР В УЗБЕКИСТАНЕ… 90

ПИСЬМО НА ИМЯ Л. БЕРИИ ОТ ЧЕРНЫШЕВА……………… 93

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР «ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОБЕГИ ИЗ МЕСТ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО И ПОСТОЯННОГО ПОСЕЛЕНИЯ ЛИЦ, ВЫСЕЛЕННЫХ В ОТДЛЕННЫЕ РАЙОНЫ СССР В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВННОЙ ВОЙНЫ» ………………………….. 94

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ НКВД СССР……………………….. 95

СПРАВКА О РОЖДЕНИИ И СМЕРТИ СПЕЦПОСЕЛЕНЦЕВ, А ТАКЖЕ О КОЛИЧЕСТВЕ ДЕТЕЙ, НЕ ДОСТИГНУВШИХ 16-ЛЕТНЕГО ВОЗРАСТА…………………………………………….. 97

ИЗ СПРАВКИ МВД СССР ПО РАБОТЕ СРЕДИ СПЕЦПОСЕЛЕНЦЕВ………………………………………………….. 98

ДОКЛАДНАЯ НА ИМЯ Л. БЕРИИ ОТ 1 АВГУСТА 1944 г….. 101

ИЗ ПИСЬМА Л. БЕРИИ В. МОЛОТОВУ …………………………. 102

СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ДОКТОР НАУК, ПРОФЕССОР

В.Е. ВОЗГРИН………………………………………………………….. 103

ЦИТАТА ИЗ «ОБРАЩЕНИЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА ХХШ СЪЕЗДУ КПСС……………………………………. 125

ЦИТАТА ИЗ ОБРАЩЕНИЯ УЧАСТНИКОВ НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ М. ГОРБАЧЕВУ, ЧЛЕНАМ И КАНДИДАТАМ В ЧЛЕНЫ ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС.

ЧЛЕНАМ КОМИССИИ ПО ПОДГОТОВКЕ ПЛЕНУМА ЦК КПСС ПО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ………………………………………………………….. 126

О ПЕРЕИМЕНОВАНИИ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ………….. 127

ИЗ ПРОТОКОЛА № 60 ЗАСЕДАНИЯ КРЫМСКОГО ОБКОМА ВКП(б)……………………………………………………………………. 128

ИЗ ДОКЛАДА СЕКРЕТАРЯ КРЫМСКОГО ОБКОМА ВКП (б) ТЮЛЯЕВА………………………………………………………………. 128

ИЗ ДОКЛАДА ОТВЕТСТВЕННОГО РАБОТНИКА ЦК ВКП(б) ИЦКОВА ………………………………………………………………… 129

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР «О ПРЕОБРАЗОВАНИИ КРЫМСКОЙ АССР В КРЫМСКУЮ ОБЛАСТЬ В СОСТАВЕ РСФСР»……………………………………. 131

ЗАКОН ОБ УПРАЗДНЕНИИ ЧЕЧЕНО-ИНГУШСКОЙ АССР И О ПРЕОБРАЗОВАНИИ КРЫМСКОЙ АССР В КРЫМСКУЮ ОБЛАСТЬ……………………………………………………………….. 132

КРЫМ В СОСТАВЕ УКРАИНЫ

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

«О ПЕРЕДАЧЕ КРЫМСКОЙ ОБЛАСТИ ИЗ СОСТАВА РСФСР В СОСТАВ УССР»……………………………………………. 134

ПИСЬМО СЕКРЕТАРЯ КРЫМСКОГО ОБКОМА КПУ

ПОЛЯНСКОГО СЕКРЕТАРЮ ЦК КП УКРАИНЫ

КИРИЧЕНКО А………………………………………………………… 135

ИЗ ЗАПИСКИ ЗАВЕДУЮЩЕГО ОТДЕЛОМ ПИСЕМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР НА ИМЯ К. Е. ВОРОШИЛОВА…………. 136

ЦИТАТА ИЗ КНИГИ «КГБ И ВЛАСТЬ» ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКА КГБ ФИЛИППА БАБКОВА………………………………. 137

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР «О ГРАЖДАНАХ ТАТАРСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ, ПРОЖИВАВШИХ В КРЫМУ» ……………………………………………………… 139

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР «О ПОРЯДКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СТАТЬИ 2 УКАЗА ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

ОТ 28 АПРЕЛЯ 1956 г………………………………………………… 140

ПИСЬМО ПРОКУРОРА УКРАИНСКОЙ ССР Ф.ГЛУХА В ЦК КП УКРАИНЫ………………………………………………….. 141

ПРО ВИСИЛЕНИЯ З КРИМУ ГРОМАДЯН ТАТАРСЬКОЇ ТА ИНШИХ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ…………………………………… 144

ИНФОРМАЦИЯ «О РАССЕЛЕНИИ ГРАЖДАН ТАТАРСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ И АНТИОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧАСТИ ИЗ НИХ НА ТЕРРИТОРИИ КРЫМСКОЙ ОБЛАСТИ» ……………………………………………………………… 148

ПЕРЕСТРОЙКА

СТЕНОГРАММА ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС ОТ 9 ИЮЛЯ 1997 г……………………………………………………. 155

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР «О ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ МЕРАХ В ОТНОШЕНИИ ЖЕРТВ РЕПРЕССИЙ, ИМЕВШИХ МЕСТО В ПЕРИОД 30-40-х И НАЧАЛЕ 50-х ГОДОВ»…………………………………………… 157

ДЕКЛАРАЦИЯ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР «О ПРИЗНАНИИ НЕЗАКОННЫМИ И ПРЕСТУПНЫМИ РЕПРЕССИВНЫХ АКТОВ ПРОТИВ НАРОДОВ, ПОДВЕРПЦИХСЯ НАСИЛЬСТВЕННОМУ ПЕРЕСЕЛЕНИЮ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ИХ ПРАВ» ….. 159

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА УКРАИНСКОЙ ССР «О ПОРЯДКЕ ВВЕДЕНИЯ В ДЕЙСТВИЕ ЗАКОНА УКРАИНСКОЙ ССР «О РЕАБИЛИТАЦИИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ НА УКРАИНЕ»………………. 161

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА УКРАИНЫ «О ПОРЯДКЕ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ЛЬГОТ РЕАБИЛИТИРОВАННЫМ ЛИЦАМ, КОТОРЫЕ БЫЛИ РЕПРЕССИРОВАНЫ ЗА ПРЕДЕЛАМИ РЕСПУБЛИКИ И ПРОЖИВАЮТ НА ТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ» …………………………………………. 163

ГУ СЕССИЯ IV КУРУЛТАЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО

НАРОДА…………………………………………………………………. 164

ПОСТАНОВЛЕНИЕ КУРУЛТАЯ КРЫМСКОТАТАРСОГО НАРОДА «О ПРИЗНАНИИ АКТОМ ГЕНОЦИДА ДЕПОРТАЦИИИ КРЫМСКОТАТАРСОГО НАРОДА 18 МАЯ 1944 г. ДЕСЯТИЛЕТИЙ НАСИЛЬСТВЕННОГО УДЕРЖАНИЯ КРЫМСКИХ ТАТАР В МЕСТАХ ИЗГНАНИЯ И СВЯЗАННЫХ С ЭТИМ ПРЕСТУПНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ»………………………. 174

УГРОЗА АССИМИЛЯЦИИ………………………………………………….. 180

СУДЕБНЫЙ ИСК ПРОТИВ РОМАНА БЕССМЕРТНОГО……… 182

ПРИЛОЖЕНИЕ: ДЕКЛАРАЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ О ПРАВАХ КОРЕННЫХ НАРОДОВ…………………………………………………………………………… 187


Документально-історичне видання Дагджи Тимур Шахмурадович

Сталінський геноцид та етноцид кримськотатарського народу

(російською мовою) Відповідальний за випуск — Ш>. Караманов Технічний редактор — РЛ. Караманов Дизайн обкладинки — К.О. Лємєшко Комп'ютерна верстка — Н.О. Бондякова Підписано до друку 31.01.2008 р. Формат 60×84 1/16. 212 с. Папір офсетний. Друк офсетний ТехІЬоок

Фіз. друк. арк. 13,25. Ум. друк. акр. 12,32 Тираж 1000 прим. Зам. № 121

Видавництво ВАТ «Сімферопольська міська друкарня» (СГТ) 95000, м. Сімферополь, вул. Горького, 8 Голова Правління В.В. Чепурін

Тел.: 8 (0652) 27-53-39, 27-26-88

Свідоцтво Держкомінформу України ДК № 2359 від 02.12.2005 р.

Віддруковано з оригіналу макету у ТОВ «Форма» Генеральний директор В.М. Невзоров 95000, м. Сімферополь, вул. Горького, 8


СТАЛИНСКИЙ ГЕНОЦИД И ЭТНОЦИД КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА

ДОКУМЕНТЫ ФАКТЫ КОММЕНТАРИИ


УДК 94 (477)

ББК 63.3 (2) 622.13: 60.7

Д 14

Дагджи Т.Ш.

Д 14 Сталинский геноцид и этноцид крымскотатарского народа. —

Симферополь: ОАО «Симферопольская городская типография» (СГТ), 2008. — 212 с.

ISBN 978-966-2913-67-5 УДК 94 (477)

ББК 63.3(2) 622.13: 60.7

В сборнике публикуется более 50 секретных материалов ЦК КПСС, ЦК Компартии Украины, КГБ и др., а также комментарии к ним. Вниманию читателей представлены материалы ученых о невосполнимых потерях крымскотатарского народа, которые он понес в результате депортации 1944 года, а также отрывки из книги доктора исторических наук Валерия Возгрина «Крымские татары. Этническая история коренного народа Крыма».

Представленные документы и огромный фактический материал, собранный В. Возгриным, — это лишь капля в океане трагедии, которую перенес крымскотатарский народ в результате сталинской депортации. Но и этого достаточно, чтобы сделать вывод: коренной народ Крыма пережил неимоверно жесткий геноцид и был поставлен в условия полной потери своей национальной идентичности.

Дагджи Т.Ш.

Д 14 Сталінський геноцид та етноцид кримськотатарського народу. —

Сімферополь: ВАТ «Сімферопольська міська друкарня» (СГТ), 2008. — 212 с.

ISBN 978-966-2913-67-5 УДК 94 (477)

ББК 63.3 (2) 622.13: 60.7

У збірнику публікується більш ніж 50 секретних матеріалів ЦК КПРС, ЦК Компартії України, КДБ та ін., а також коментарі до них. До уваги читачів подані матеріали вчених про невідновлені втрати кримськотатарського народу, які він зазнав в результаті депортації 1944 року, а також уривки з книги доктора історичних наук Валерія Возгріна «Крымские татары. Этническая история коренного народа Крыма».

Подані документи та величезний фактичний матеріал, що зібрав В. Возгрін, — це лише крапля в морі трагедії, яку пережив кримськотатарський народ через сталінську депортацію. Але і цього достатньо, щоб зробити висновок: корінний народ Криму зазнав неймовірно жорсткий геноцид і його було поставлено в умови повної втрати своєї національної ідентичності.

І8ВК 978-966-2913-67-5 © Т.Ш. Дагджи, 2008

© ОАО «Симферопольская городская типография» (СГТ), 2008


Free counters!
© Stránky pro studenty oboru Hospodářská a kulturní studia
na Provozně ekonomické fakultě ČZU v Praze (není součástí stránek PEF ČZU)
WWW.HKS.RE

Stránky pracují v systému DOKUWIKI
© HKS 2005-2017




obrzek jako obrzek jako